Исторический сайт

Багира

Воскресенье, 07 15th

Последнее обновлениеСб, 14 Июль 2018 7pm

Заговорённый Павел

Журнал: Бессмертный полк (Тайны 20-го века №17/С, май 2017)
Рубрика: Юные бойцы
Автор: Анастасия Степченкова, п. Ахтырский Краснодарского края

Лучший ученик

Фото: сапёры на войнеДед, будучи круглым отличником, так и не окончил школу. Он был из многодетной семьи (первый ребёнок из пяти). Родители его, уроженцы Мордовии, переехав в Сальск Ростовской области, долго не могли освоить русский язык. Что тут заработаешь — с языковым барьером? Вот и жили бедно.
В школу деду ходить было не в чем, одежда вся износилась. Мальчишки-одноклассники издевались над его обносками. Стыдно стало деду. Решив помочь семье, бросил школу и пошёл подрабатывать: ловил степных хорьков и сдавал их на шкурки. Когда в школе узнали, из-за чего от них ушёл ученик, который учился на одни пятёрки и подавал большие надежды, учителя скинулись и купили ему рубашку. Но дед отказался от подарка. Сказал, что семью надо помогать кормить, поэтому на учёбу времени у него не будет.
Так и жил до войны: где мог, подрабатывал, дома по хозяйству трудился, а вечерами младшим братьям и сестре помогал уроки делать, да и сам учился вместе с ними.
Когда огненный вал войны стал приближаться к Сальску, председатель колхоза вызвал допризывную молодёжь и поставил перед ними задачу: гнать скот через степи в Среднюю Азию. На все сборы дал два часа.
Мать собрала деду харчи, дала драный отцовский кожушок и проводила за околицу.

Первая схватка

Догнал дед с товарищами скот до станции Дивное (там тупик железнодорожный), а немец им прямо на пятки наступает. Вечером приходит к ребятам дивчина — секретарь райкома комсомола — и предлагает записаться в партизанский отряд. Они-то, конечно, были не против, но куда скотину девать?
Выход нашёлся. Рядом на ночлег другие гуртовщики встали. Стада объединили, и самые зелёные мальчишки и деды погнали их дальше. А молодёжь, загрузившись продуктами на станции, двинулась на партизанскую базу. Там-то дед и выучился сапёрному делу.
Занимались по 16 часов в сутки. А через месяц дед попал на задание. Нужно было в районе станции Дивное взорвать железнодорожные пути (там уже немцы хозяйничали). Несколько ночей дед с боевыми товарищами пробирался в заданный район. Как-то расположились на отдых, а двое их товарищей с вьючной лошадью пошли к речушке за водой. Вдруг — выстрелы. Выглянули из балочки, видят — бегут их ребята, а вслед трое немцев на конях скачут и из винтовок на ходу стреляют. Ребят, правда, не зацепили, но лошадь упала. Когда наши хлопцы до балочки добежали, тогда и открыли ответный огонь. Деда и его товарищей ещё тогда удивило, как немцы лихо с лошадьми управляются: положили их в траву, сами залегли и стреляют, а один даже в их сторону пополз.
Партизаны пластуна зарезали по-тихому, глянули — что-то на немца не похож. Форма и оружие их, но лицо скуластое, глаза узкие. Ну, чистый калмык. Так оно и оказалось. Когда в Дивное пришли (а его на тот момент уже наши отбили), там среди пленных действительно видели и калмыков.

Шаг вперёд!

А дальше дед попал в запасной полк, где по-настоящему постигал солдатское ремесло. В феврале 1943 года, после разгрома немцев, из-под Сталинграда вывели две основательно поредевшие бригады. Объединили их в одну 127-ю стрелковую дивизию и доукомплектовали её запасным полком деда. В нём было немало и бывалых вояк, попавших сюда из госпиталей и медсанбатов.
Построили их всех, командир выкрикивает:
— Артиллеристам выйти из строя. Вышли.
— Миномётчики — шаг вперёд!
Тоже вышли. А дед стоял и думал: «Куда же я пойду? Наверное, в матушку пехоту». А тут сапёров вызывают. Дед и вышел. Хоть эта специальность у него нигде и не была записана, но, считай, целый месяц подрывному делу учился. И, как в дальнейшем выяснилось, очень даже неплохо. Вскорости дед стал сержантом и командиром отделения.
Первое задание как сапёр он получил на реке Миус. Деду надо было переправиться на другую сторону, сделать проходы в проволочном заграждении, проверить берег на наличие мин. Он всё, как надо, сделал.

Награда за языка

Первую свою награду дед получил, когда за языком ходили. Было это на Украине осенью 1943 года у села Жеребцы. Намечалась разведка боем. Накануне наши разведчики ходили к немецкой передовой линии за языком, но были обнаружены и потеряли половину взвода. К тому же один убитый боец остался на нейтральной полосе. А это большой позор. В этот раз в ночной рейд готовилась вся дивизионная разведка, которой для усиления дали роту автоматчиков. В общем, крови в ту ночь должно было пролиться немало.
Для обеспечения безопасных проходов разведчикам дали и четвёрку минёров (одним из них был мой дед). Они ползли первыми. Сделали проходы в проволочных заграждениях, пометили их бинтами, чтоб лучше видно было, и поползли дальше, отмечая безопасную трассу. Вдруг слышат приглушённый разговор немцев. А брать языка были не обучены, поэтому задом-задом поползли до своих.
Доложили командиру обстановку. Тот взял с собой человек 10 разведчиков, а деда опять пустили вперёд. Вывел он их точно к немецкому дозору. Они под кустом сидели, от дождя укрывшись. Двое спали, двое разговор вели шёпотом. Деду велели под ногами не путаться и отползти в сторону. Сработали ребята чисто. Немцев повязали и волоком дотащили до заграждения. А там подхватили на руки и бегом до своих траншей.
От этого топота, видать, и все немцы проснулись. Такая канонада началась — жуть. Все, кто участвовал в той операции, были награждены. Деду вручили первую боевую награду — медаль «За отвагу». Позже дед штурмовал Берлин, освобождал Прагу…
Порой дед вспоминал, как мамка ему во сне говорила: «Вернись домой живым!»

Спасала мать

Домой он вернулся весной 1947 года. Женился, у него родилось шесть детей (среди них и моя мамочка). Проработал дед без малого 40 лет плотником. Многократно награждался трудовыми медалями.
Помню, как мы большой и дружной семьёй собирались на праздники у дедушки и бабушки дома. Столы ломились от всевозможных угощений, были песни, пляски. А потом дедушка начинал рассказывать военные истории.
Порой он вспоминал, как мамка во снах к нему приходила, говорила: «Вернись домой живым!». На фронте деду приходилось бывать в таких передрягах, что он и сам удивлялся, как жив остался. Дырок на одежде позашивал — и не счесть, а у самого ни одной царапины. Раз снаряд угодил в воронку, где они пережидали обстрел, все отделение разорвало в клочья, а он лишь оглох на время. Друзья его говорили:
— Заговорённый ты, Пашка. Пули и осколки тебя стороной обходят.
Хоть дед и не шибко в это верил, возразить было нечего. Факт, как говорится, налицо: из всего сапёрного батальона один только дед за два года войны ни разу не был ранен.




Вконтакте



Подписка на обновления

Введите ваш адрес:


Твиттер
Google+
Вы здесь: Главная Тайны истории Война Заговорённый Павел