Исторический сайт

Багира

Четверг, 07 19th

Последнее обновлениеСр, 18 Июль 2018 1am

Сталина предали генералы?

Журнал: Великая Победа (Загадки истории, спецвыпуск 16/С)
Рубрика: Военная тайна
Автор: Алексей Быстров

В начале войны некоторые советские военачальники предпочли сразу перейти к врагу

Предупреждён — значит вооружён

Фото: первый день войныОдна из общепринятых легенд — Сталин легкомысленно отмахнулся от предупреждений советских разведчиков, докладывавших о грядущем нападении Германии на СССР, и категорически запретил готовиться к отражению агрессии, дабы «не поддаться на провокации». На самом деле всё было иначе. Точной даты нападения на СССР не сообщил ни один из разведчиков (даже легендарный Зорге, донесения которого были весьма расплывчаты и неконкретны).
Впрочем, в том, что вторжение нацистов должно произойти летом 1941 года, Сталин не сомневался.
Ещё в середине мая 1941 года он санкционировал выдвижение некоторых армий из внутренних округов в приграничные. Далее, по мере поступления тревожных сообщений от зарубежных резидентур в Генштаб и НКВД, началось планирование отражения немецкого наступления. Уже 12-13 июня Сталин знал, что нападение планируется на 22 июня в 4 утра. Эти данные были получены из расшифрованного британского радиоперехвата.
А 18 июня Сталин отдал приказ о приведении войск первого стратегического эшелона в полную боевую готовность. До начала войны оставалось ещё четыре дня! Конечно, этого времени было очень мало для того, чтобы успеть отмобилизовать и развернуть те части, которые находились в приграничье. Но всё же этих четырёх дней хватило бы для того, чтобы успеть вывести войска из казарм, перебазировать в поле штабы, рассредоточить и замаскировать боевую технику. Кое-где это было сделано. Но вот на самом главном стратегическом направлении — в Белоруссии этот приказ просто проигнорировали. И результатом такой преступной халатности очень скоро стал страшный разгром всего Западного фронта, которым тогда командовал Герой Советского Союза генерал армии Дмитрий Павлов.

«Следствием установлено…»

Директиву от 18 июня 1941 года о приведении войск первого стратегического эшелона в полную боевую готовность Павлов получил одновременно с другими командующими округами. Это подтвердил позднее и начальник связи Западного особого округа (фронтом он стал в день начала войны). Но Павлов так ничего и не сделал для того, чтобы её выполнить в полном объёме. Скорее, наоборот.
Несмотря на тревожную директиву, был отдан приказ отвести танки в парк, сдать снаряды на склад. Другие данные свидетельствуют о том, что тяжёлую артиллерию оставили без тягачей, в некоторых местах сливали горючее из баков танков и самолётов. Сохранилась записка и бывшего командующего 3-й армией Западного фронта генерал-лейтенанта Кузнецова (впоследствии — командарма 3-й ударной армии, чьи бойцы взяли Рейхстаг в 1945-м). В ней говорилось: «Все командующие армиями, в том числе и я, докладывали Павлову о совершенно открытой подготовке немцев к войне. Так, например, нами было точно установлено сосредоточение крупных сил немцев в Августовских лесах юго-восточнее Сувалки. В наших руках также были подметные письма, в которых указывалось примерное время перехода немцев в наступление — 21, 22, 23 июня. Тем не менее Павлов за несколько дней до начала войны приказал всю артиллерию отправить на артиллерийские стрельбы за несколько сот километров от линии фронта…». И таких докладов было немало.
Командующий округом Павлов отдал странный приказ о разоружении самолётов передового базирования, снятии с них боезапаса. Катастрофически обстояло дело и с нашими аэродромами. В материалах инспекторской проверки аэродромов Западного особого округа в апреле 1941 года было сказано: «На летний период будет временно выведен из строя 61 аэродром, на которых намечено строительство взлётно-посадочных полос, в том числе 16 основных аэродромов, на которых сосредоточены запасы частей округа. В Западной Белоруссии (западнее меридиана Минск) из 68 аэродромов под строительство полос занимается 47 аэродромов, из них 37 полос строится на существующих аэродромах, 13 аэродромов занимаются для работы на летний период (лагеря) и остаются свободными 18 аэродромов». В итоге уже на 15-й минуте агрессии наши лётчики вынуждены были идти на тараны, потому как нечем и не из чего было стрелять по вражеским самолётам. Удивительным (мягко говоря) было и то, что в штабах отсутствовали «красные пакеты», которые вскрывались в случае объявления войны, и коды связи. Все они были изъяты по приказу Павлова и находились больше трёх месяцев в штабе Западного особого округа.
За подобное «руководство» войсками вверенного ему округа Павлов ответил по всей строгости закона: 30 июня 1941 года его отстранили от командования фронтом и 4 июля арестовали. Вместе со своим начальником штаба генералом Климовских он был приговорён к расстрелу. Приговор гласил: «…судебным следствием установлено, что подсудимые Павлов и Климовских… проявили трусость, бездействие власти, нераспорядительность, допустили развал управления войсками, сдачу оружия противнику без боя и самовольное оставление боевых позиций частями Красной армии, тем самым дезорганизовали оборону страны и дали возможность противнику прорвать фронт Красной армии…».
Об измене родине и предательстве разговор не шёл. А может быть, зря?

Кандидаты в Бонапарты

О заговоре генералов Красной армии против Сталина говорили давно, но информация эта была на уровне слухов. Но вот в последнее время появились данные о том, что заговор — не выдумка, а реальный факт.
Незадолго до начала войны лондонская резидентура НКГБ СССР направила в Центр выдержки из очередного обзора материалов английской разведки за период с 4 по 11 мая 1941 года. И в отношении планов нацистского руководства при нападении на СССР там первым пунктом стояло: «Быстрый захват Москвы и создание там нового правительства».
Но быстрый захват столицы был возможен только ударом по прямой, то есть прямым ударом в направлении Минск-Смоленск-Москва. То есть в полосе Западного фронта. А этим фронтом командовал Павлов, который, по сути, сделал всё для того, чтобы облегчить немцам прорыв к Москве!
И почему ряд высших командиров предпочли плен смерти за Родину? Кроме генералов, несколько десятков лиц из числа старшего комсостава РККА, попав в плен на Западном фронте, стали активно сотрудничать с нацистами. Впоследствии за все они были осуждены к высшей мере наказания.

Генералы Западного фронта, сотрудничавшие с врагом

Малышкин Василий Фёдорович — генерал-майор, начальник штаба 19-й армии (Западный фронт). Пленён в 1941 году, дал согласие сотрудничать с противником. Ведал в РОА всеми организационными вопросами,разведкой, контрразведкой, безопасностью. Повешен по приговору суда в 1946 году.
Потатурчев Андрей Герасимович — генерал-майор, командир 4-й танковой дивизии. В плену активно сотрудничал с оккупантами.Сообщил им сведения, представляющие военную тайну. После войны арестован и умер в тюрьме в 1947 году.
Закутный Дмитрий Фёдорович — генерал-майор, командир 21-го стрелкового корпуса. В плену он заявил о желании бороться с большевиками. С августа 1944 года принимал активное участие в работе по созданию власовского Комитета освобождения народов России. Повешен в 1946 году.
Зыбин Ефим Сергеевич — генерал-майор, командир 36-й кавалерийской дивизии. В 1946 году приговорён к смертной казни за «потерю управления дивизией, что привело к тяжёлым потерям, и антисоветскую агитацию в плену».
Трухин Фёдор Иванович — генерал-майор, заместитель начальника штаба Северо-Западного фронта. В июне 1941 года почему-то поехал сдаваться в плен на Западный фронт, прихватив портфель штабных документов. С конца 1942 года перешёл на службу к Власову. Фактически стал начальником штаба РОА. Повешен в 1946 году.



Вконтакте



Подписка на обновления

Введите ваш адрес:


Твиттер
Google+
Вы здесь: Главная Тайны истории Война Сталина предали генералы?