Исторический сайт

Багира

Суббота, 07 21st

Последнее обновлениеПт, 20 Июль 2018 11pm

Битва при Маренго: Ошибки первого консула

Журнал: Загадки истории №12, март 2018 года
Рубрика: Военная тайна
Автор: Анатолий Буровцев, Константин Ришес

Генерал Дезе спас Наполеона от разгрома под Маренго

Фото: битва при МаренгоЗа спиной Наполеона Бонапарта было уже не менее полутора десятков сражений (и столько же побед), когда в ноябре 1799 года он, совершив военный переворот, стал первым консулом Франции. Императорского титула ему предстояло ждать ещё пять лет. Но уже тогда он был полон амбициозных планов и ощущал достаточно сил, чтобы покорить всю Европу.

Хочешь мира — готовься к войне

Едва вступив в новую высокую должность, Бонапарт предложил Англии и Австрии мир. Однако оба его противника отказались. Бонапарта это не смутило, к войне он готовился заранее, позаботившись при этом об информационном (точнее, дезинформационном) прикрытии. Повсюду широко оповещалось о Рейнской армии, сосредоточенной для вторжения в Германию. В то же время на границе со Швейцарией готовилась «резервная» армия. Австрийцы презрительно назвали её «армией хромоногих стариков». Фактически же Бонапарт втайне стягивал туда свои основные силы, хотя и состоявшие в том числе из ветеранов его первого итальянского похода. Совершив тяжелейший переход через Сен-Бернарский и Сен-Готардский перевалы, армия, возглавляемая самим Бонапартом, внезапно оказалась в Ломбардии, в тылу австрийцев, где её совсем не ждали.
Заняв 2 июня 1800 года практически без боёв Милан и раскидав по дороге слабые заслоны австрийцев, французы к середине месяца вышли к деревне Маренго. Но первые лёгкие успехи и стремление поскорее покончить с противником оказали Бонапарту плохую услугу. Не в пример прошлым кампаниям, разведка была поставлена небрежно. О расположении войск противника и его намерениях было известно недостаточно. Это была первая ошибка Бонапарта.
Считая, что основные силы противника сосредоточены возле Маренго, он решил именно здесь дать генеральное сражение. За несколько часов до начала боя первый консул отделил от армии дивизию генерала Луи Дезе и направил её в обход, чтобы перекрыть пути отступления австрийцев на Геную и не допустить подход оттуда их резервов. Это было его второй ошибкой — так расценили впоследствии это стратеги.
В распоряжении австрийского командующего барона Михаэля фон Меласа было почти 30 тысяч бойцов, плюс артиллерия, значительно превосходящая батареи французов (92 орудия против 18). Оторвав от основных сил целую дивизию, Бонапарт существенно ослабил их. Хотя в целом его армия насчитывала 28 тысяч солдат, но 5 тысяч, ушедшие с Дезе, создавали сильное преимущество австрийцев. Кроме того, и оставшиеся силы французов были довольно разбросаны.

В нарушение приказа

14 июня 1800 года австрийцы первыми вступили в сражение. Их артиллерия разметала ряды французов, которым ничего не осталось кроме отступления. Брошенная в бой Консульская гвардия Бонапарта не смогла остановить австрийскую пехоту и вскоре сама откатилась на исходные позиции. Бонапарт после многих побед над австрийцами в предыдущих походах впервые оказался в подобной ситуации. Теперь он был бледен и явно растерян.
Известно, что в минуты крайнего напряжения Наполеон иногда впадал в полуобморочное состояние. Такое впервые случилось с ним во время ноябрьского переворота, когда он вошёл в зал заседания Совета пятисот. Он не успел сказать и двух слов, как послышались выкрики: «Долой диктатора!» Его схватили за шиворот и вытолкнули, кто-то выхватил кинжал, и лишь рука гренадёра отвела удар от Бонапарта. Но все видели, как смертельно бледен был тогда Наполеон. Теперь здесь, под Маренго, он сам совершил ошибки, и никто, казалось, уже не мог ему помочь.
Однако Бонапарт всё же оставался Бонапартом. Оценив ситуацию, он вспомнил о Дезе и приказал немедленно вернуть дивизию. Это было последней надеждой французов перед лицом неминуемого поражения. Ординарец поскакал во весь опор.
Тем временем французы продолжали беспорядочно отступать, поле боя было усеяно их трупами. Не сомневающийся в исходе сражения австрийский командующий Мелас уже послал в Вену победную реляцию. Сам же, решив, что может теперь немного расслабиться, приказал своим офицерам преследовать противника и отправился в соседнюю деревню на отдых. Поторопился, однако!
Ординарец Бонапарта успел ускакать не слишком далеко, когда увидел спешащих навстречу солдат ушедшей дивизии. Оказывается, Дезе, услышав грохот австрийской канонады, немедленно развернул своих солдат по собственной инициативе. Этим поступком он нарушал первоначальный приказ командующего! И нетрудно представить, каково было бы генералу, если бы резервы противника смогли беспрепятственно подойти к Маренго и усилить наступающую австрийскую армию. Но недаром Бонапарт всегда оставлял своим военачальникам место для инициативы, учил их творческому подходу. Ибо от их инициативы, умения быстро оценить изменившуюся обстановку и принять новое решение порой зависел исход сражения. Именно так сложилось у Маренго.

Слёзы полководца

Было три часа дня, когда Дезе увидел отступавших соотечественников. Он не растерялся. «Первое сражение проиграно — ещё есть время выиграть второе!» — это его выражение, обращённое к офицерам, стало крылатым. Подошедшая дивизия внезапно обрушилась на не прикрытых с фланга австрийцев. К этому времени и Бонапарт, в свою очередь, овладел ситуацией и сумел повернуть своё бегущее войско лицом к противнику.
Австрийцы оказались зажатыми между двух огней. Теперь уже бежали они. Через два часа все было кончено: австрийцы потеряли более 12 тысяч убитыми и ранеными, около 8 тысяч человек попали в плен. Среди них — и начальник штаба австрийской армии Антон фон Цах, которого Мелас оставил вместо себя «завершить разгром» Наполеона.
На следующий день Мелас запросил перемирия. У французов потери тоже были немалыми — более 5,5 тысячи убитых и раненых. Но особой болью сердце Бонапарта пронзила весть о гибели Дезе. Генерал лично возглавил атаку своего авангарда — 9-й лёгкой бригады. Его сразила пуля одного из первых же австрийских залпов. Умирая, он успел приказать ординарцу: «Скройте от солдат мою смерть, это может помешать успеху».
Наполеон вспоминал, как Дезе вернулся в армию прямо из английского плена. Был, как всегда, энергичен, полон надежд. Бонапарт накануне долго с ним беседовал, собирался предложить ему пост военного министра. Луи Шарль Антуан Дезе был ровесником Бонапарта. В 15 лет окончил военную школу, был сторонником республиканцев, но выступал против же-стокостей революции, за что несколько месяцев провёл в тюрьме. Однако Республика нуждалась в толковых офицерах. Его освободили, и вскоре Дезе, отличившись в боях на Рейнском фронте, стал самым молодым генералом во французской армии, на два года опередив в этом звании Бонапарта. И вот такая потеря!
Солдаты Наполеона впервые увидели своего жёсткого и ироничного командующего плачущим, когда хоронили отважного Дезе. Бонапарт считал его своим самым способным генералом. Небольшого роста, с самой заурядной внешностью, Дезе был замечательной личностью, с характером прямым и твёрдым. Одевался небрежно, в походе запросто мог улечься спать на земле, завернувшись в шинель, невзирая на пушечную пальбу (эту манеру позаимствовал у него Наполеон). Был равнодушен к богатству — ценил только воинскую славу. Много лет спустя, уже будучи изгнанником на острове Святой Елены, Наполеон часто вспоминал свои сражения. Конечно, в основном победы — кто же любит вспоминать о поражениях? Он писал, что в его жизни было три самых прекрасных дня: Маренго, Аустерлиц и Йена. Эти победы отмечены на одном из главных символов столицы Франции — Триумфальной арке. Хоть и редко, но вспоминал бывший император о Ватерлоо. О, если бы ему там на помощь в нужный момент пришёл маршал Груши также, как это сделал Дезе при Маренго, всё было бы иначе! Но история не знает сослагательного наклонения.




Вконтакте



Подписка на обновления

Введите ваш адрес:


Твиттер
Google+
Вы здесь: Главная Тайны истории Война Ошибки первого консула