Исторический сайт

Багира

Суббота, 07 21st

Последнее обновлениеПт, 20 Июль 2018 11pm

Странный бизнес большевиков

Журнал: Секреты и архивы №2, 2018 год
Рубрика: Власть советов
Автор: Константин Ришес

Чудесный контракт

Фото: покупка паровозов в ШвецииВ 1920 году возглавляемый Львом Троцким Народный комиссариат путей сообщения провёл переговоры и подписал со Швецией контракт, уже тогда удививший многих экономистов, а некоторым даже показавшийся абсурдным. Речь идёт о массовой закупке паровозов производства шведской фирмы «Нидквист и Хольм». В заключённом договоре многое казалось необычным: в первую очередь его объём — 1000 паровозов, во-вторых, их цена — 200 млн. золотых рублей. Много это или мало? Чтобы это понять, надо вспомнить, что представлял собой российский золотой рубль.
До революции он был полновесной, всеми признанной валютой. Золотой запас Государственного банка России к концу 1917 года составлял 1,1 млрд. золотых рублей. Часть его — 650 млн. рублей — была эвакуирована в Казань, затем попала к Колчаку. После поражения Колчака в казну вернулось примерно 400 млн. рублей. В итоге к 1921 году весь золотой запас не превышал 860 млн. рублей, да и то при условии, что новые правители страны не потратили из него ни копейки, что, впрочем, весьма сомнительно.
Таким образом, предложенные шведам 200 млн. золотых рублей составляли четверть золотого запаса страны.
Интересны и другие детали заключённого контракта. Швеция никогда не числилась среди флагманов мирового паровозостроения, и в России это прекрасно знали. У фирмы «Нидквист и Хольм» не было достаточных производственных мощностей для выполнения столь масштабного советского заказа. Ранее фирма никогда не выпускала более 40 паровозов в год. Но в 1921 году она вдруг решила напрячь все силы и собрать сразу 50. Дальнейшие поставки (950 паровозов) растягивались ещё на 4 года: в 1922-м — 200 паровозов, а в 1923-1925-х — по 250 ежегодно.
Почему так нуждающаяся в паровозах Россия вздумала закупать их именно у этой шведской компании, было загадкой. Непонятно и то, почему советская сторона была готова растянуть поставки на долгие 5 лет, вместо того чтобы купить паровозы сразу в необходимом количестве, но только у другого производителя. Однако, так или иначе, большевики согласились ждать свой заказ годами, а ведомство товарища Троцкого ещё и выплатило вперёд огромную сумму контракта.

«Паровозное дело»

И это не последние «чудеса» советской экономики. Заплатив деньги вперёд, советская сторона сочла это недостаточным: шведы получили не только аванс в 7 млн. шведских крон, но ещё и беспроцентный заём в 10 млн. крон «для постройки механического цеха и котельной».
Весь порядок исполнения заключенной сделки отличался от общепринятого: сначала Россия платит деньги, потом шведы строят на них себе завод и лишь после этого делают для большевиков паровозы!
В соответствии с контрактом полученная шведами ссуда должна была погашаться одновременно с поставкой последних 500 паровозов. Такое положение не исключало возможности невозврата ссуды вообще, например, если бы российский заказчик по какой-либо причине сократил объём заказа. А в тексте договора не были предусмотрены условия его расторжения.
Кроме того, расчёты показали, что паровозы были заказаны по цене, примерно вдвое превышающей принятую до Первой мировой войны. Складывалась весьма странная ситуация: цены завышены, деньги заплачены, товара пока нет и не совсем понятно, когда будет. Любой налоговый инспектор или контролер, увидев подобное, засел бы за писание актов для прокуратуры. В общем, назревал крупный скандал. Но его не произошло.

Здесь что-то не так!

Однако об очевидных странностях «паровозного дела» в начале 1922 года написал советский журнал «Экономист». В статье выражалось недоумение по поводу столь странного способа хозяйствования и ставился вполне логичный вопрос: почему, собственно, следовало заказывать паровозы за рубежом и именно в Швеции? Не лучше ли было поддержать отечественную индустрию? Ведь выпускал же перед войной по 250 паровозов в год Путиловский завод в Петрограде! Отчего было не отдать ему те деньги, что ушли к шведам? Ведь на них можно было привести в порядок свои заводы, дать работу и средства к существованию своим рабочим. Казалось бы, в интересах прежде всего самой пролетарской власти возродить свою промышленность и дать работу пролетариям, ради которых якобы и был затеян Октябрьский переворот. Тем более что на момент заключения сделки со шведами в стране насчитывалось около миллиона безработных. Однако советское правительство, явно в ущерб себе, подписало непродуманный и кабальный договор. Журнал своей статьёй прозрачно намекал: здесь что-то не так! Если не сказать больше: все с этим договором весьма и весьма подозрительно.
Реакция Ленина на публикацию была весьма оперативна.
Владимир Ильич разобрался в ситуации. Побеседовал с товарищем Троцким и попросил товарища Дзержинского журнальчик «Экономист» прикрыть. А редакторов и авторов журнала назвал «контрреволюционерами, пособниками Антанты и шпионами, которых надо излавливать и высылать за границу». Контракт же остался без изменений.

Версия

Но остались и вопросы: чем руководствовались российские комиссары, пусть даже не слишком экономически грамотные, когда заключали этот по меньшей мере странный, убыточный контракт? Много позже, когда все участники событий уже покинули этот мир, историки, политологи и экономисты предложили ответ. И вот какова их версия. Паровозы как таковые явились лишь прикрытием для возврата советским руководством старых долгов. Но долгов не царской России, а партии большевиков, получавших германские субсидии на нужды российской революции. А когда таковая успешно свершилась, пришло время расплаты. Естественно, она должна была быть тайной.
Действительно, как вернуть деньги западным банкирам? Не отправлять же их на Запад, указав в графе «назначение платежа» сопроводительного документа что-то типа «возврат средств за русскую революцию и победу большевиков в Гражданской войне». Сделать так никак нельзя — пролетарские вожди не могут отдавать народные деньги зарубежным буржуям. Тем более когда на дворе такое непростое время.
Для отправки денег за рубеж нужен предлог. Надо что-то купить на Западе, и тогда никаких проблем с отправкой золота не будет. Например, закупить паровозы. Организует покупку Троцкий, но жёсткая реакция Ленина на журнальную публикацию говорит о том, что эти действия планировались и исполнялись с его ведома. В противном случае такой договор мог бы стоить Троцкому как минимум карьеры. Кстати, согласно сохранившимся документам, именно через шведскую банковскую систему в Россию закачивались деньги на революцию. Теперь через неё же они возвращались обратно. Последние сомнения о причинах покупки «золотых» паровозов снимает сумма заключённого Троцким и одобренного Лениным контракта. Она настолько велика, что перечёркивает версию, будто победившие в 1917-м большевики просто откладывали что-то на чёрный революционный день. Нет, «пламенные революционеры» запросто отдают четверть золотого запаса страны, хотя в период построения социализма деньги большевикам нужны позарез. Именно отсутствием средств будут объяснять нам историки кабальные условия концессий, заключённых с западными фирмами в 1920-е годы.
Но средства, выделенные западными банкирами на устранение Российской империи, должны быть возвращены любой ценой. Таковы были тайные договорённости между представителями западных правительств и большевиками, и, чтобы они остались тайными, надо было вернуть долг. Возврат осуществлялся различными способами. Самым простым из них был вывоз за границу произведений искусств и ценностей.
Чемоданы, набитые конфискованными драгоценностями и валютой, которые курьеры перевозили из России на Запад, были первым этапом возвращения аванса на революцию. Потом деньги отдавали, покупая «золотые» паровозы. И нельзя быть уверенным, что контракт на их приобретение был единственным подобного рода. Тайны Октябрьской революции ещё ждут своих исследователей.




Вконтакте



Подписка на обновления

Введите ваш адрес:


Твиттер
Google+
Вы здесь: Главная Тайны истории Эпоха СССР Странный бизнес большевиков