Исторический сайт

Багира

Воскресенье, 07 15th

Последнее обновлениеСб, 14 Июль 2018 7pm

Треповы: Полицейское семейство

Журнал: Русская история №1, 2018 год
Рубрика: Династии
Автор: Александр Скабичевский

Сын двух императоров

Фото: генерал ТреповНачнём интригующе: тайна рождения старшего Трепова покрыта мраком. По официальным документам, он родился в 1809 году и происходил из обер-офицерских детей. Но ходили упорные слухи, что Фёдор Фёдорович — незаконный сын Николая I.
Есть, впрочем, неувязка. В 1809 году Николаю было 13 лет. В папаши как-то с трудом годится. Поэтому год рождения Трепова историки иногда переносят на 1812-й. Для большего правдоподобия.
Ходили и другие — не менее упорные — слухи. Будто Трепов — сын не русского, а германского императора — Вильгельма I. Тот, впрочем, ещё моложе Николая.
Откуда взялись такие слухи? Может, из-за треповской прямолинейности, свойственной этим императорам. А может, из-за внезапного взлёта карьеры Фёдора Фёдоровича. А начиналась эта карьера очень скромно. На гражданскую службу он поступил простым копиистом, а на военную — рядовым. Наверное, императорскому сыну подыскали бы более тёплые места.
Трепов участвовал в подавлении двух польских восстаний. И дослужился до генерал-полицмейстера Царства Польского. В Варшаве на него дважды покушались: один раз попали камнем в голову, во второй — набросились с топором. Так что Вера Засулич, о которой ещё пойдёт речь, была не первой.
В 1783 году Трепов стал петербургским градоначальником — главным по полиции. Хотя круг его обязанностей огромен — от охраны государя-императора до заботы о пьяных, болтающихся по улицам в зимнее время.
По словам знаменитого юриста Анатолия Кони, «Трепов нашёл петербургскую полицию в полном упадке». Она «дошла до крайних пределов распущенности и мздоимства. Трепов очистил состав полиции». Если сказать современным языком, боролся с коррущщей в рядах правоохранительных органов.
Кроме того, Трепов создал сыскную полицию.
До этого поиском преступников занималась полиция наружная. Кто следил за порядком на улицах, тот же и раскрывал преступления. Можно представить, как плохо они раскрывались. А тут появилось нечто вроде уголовного розыска.
Треповская сыскная полиция работала не без успеха. К примеру, она обезвредила банду, которая изготовляла фальшивые деньги. Интересно, что во главе банды стояли вполне уважаемые люди — изюмский предводитель дворянства Солнцев и отставной полковник Беклемишев.

Выстрел Засулич

Трепов был простым человеком. И к простым людям относился внимательно. В газетах печаталось объявление, что он «принимает лиц, желающих обратиться к нему с прошениями, по вторникам, четвергам и субботам от 9 до 11 часов утра, а по делам важным и спешным во всякое время». Удивительная открытость для чиновника такого ранга!
При этом Трепов — жёсткий руководитель. Он мог разослать по полицейским участкам телеграмму: «Убрать и сколоть снег и лёд в три дня. Повторять не стану, взыскать сумею. Трепов». И снег убирали, и лёд скалывали. И не в три дня, а быстрее.
Правда, говорили, что градоначальник хоть и боролся за чистоту рядов — сам не вполне чист на руку. Про него вообще много сплетничали. В высшем свете его не любили. А под конец он ещё и нажил себе врагов в лице революционеров.
В 1877 году Трепов приказал высечь арестанта Боголюбова, который не снял перед ним шапку. «Я — солдат, я — человек неученый, юридических тонкостей не понимаю!» — объяснял Трепов юристу Кони. Кстати, неученым он был настолько, что, если верить тому же Кони, делал в слове из трёх букв четыре ошибки — «исчо».
В общем, впечатлительная девушка Вева Засулич решила отомстить за выпоротого арестанта. Пришла к Трепову на приём и стреляла в него. Суд присяжных её оправдал.
После покушения градоначальник думал, что умирает. И написал завещание. По слухам, это завещание крайне смутило Александра II. Имущества оказалось уж слишком много. На госслужбе, если по-честному, столько не заработать. И царь велел Трепову подать в отставку.
Карьера закончилась. Теперь за дело взялись сыновья.

Генерал со страшными глазами

Старший сын Трепова — тоже Фёдор Фёдорович — ничем особенным не отметился. «Человек он очень недурной, порядочный, но весьма ограниченный, — пишет Сергей Витте. — Пожалуй, из всех Треповых он самый ограниченный».
Витте, впрочем, не жаловал всё семейство. Он вспоминал, как по Невскому двигалась похоронная процессия с гробом Александра III.
— Смирно! — скомандовал молодой офицер, когда процессия приблизилась к его эскадрону. А вслед за этим добавил:
— Голову направо, гляди веселей!
Это «веселей» во время похорон так удивило Витте, что он спросил:
— Кто этот дурак?
— Это ротмистр Трепов, — ответили ему.
Дмитрий Фёдорович Трепов дураком не был. Разве что проявлял излишнее служебное рвение. Он пошёл по стопам отца. Был обер-полицмейстером. Только московским.
Обер-полицмейстеру очень понравилась идея его подчинённого Сергея Зубатова — создавать под присмотром полиции рабочие организации.
И в Москве эти организации неплохо работали. В Петербурге решили перенять опыт, но вышла промашка. Вокруг священника Гапона сгруппировались социал-демократы и начали выдвигать радикальные политические требования. Всё закончилось «Кровавым воскресеньем». В это время — в январе 1905 года — Трепов был уже не у дел. Он вышел в отставку вместе со своим начальником — московским генерал-губернатором великим князем Сергеем Александровичем. Их не устраивал излишний либерализм министра внутренних дел Петра Святополк-Мирского.
Трепова определили в действующую армию. Шла война с Японией. Он собирался на Дальний Восток, но заехал в Петербург. Там он разговорился о «Кровавом воскресении» со своим родственником — начальником дворцовой канцелярии Александром Мосоловым.
Дмитрий Фёдорович начал объяснять, что в Петербурге не умеют разгонять демонстрации. А он в Москве — умел. И всегда обходился без кровопролития.
Мосолов изумился: какой талант пропадает! Разве можно отпускать его на войну? Кругом митинги и марши, а правильно разгонять их никто не умеет. О Трепове доложили царю.
Дмитрий Фёдорович «по наружности своей представлял бравого генерала с страшными глазами». Именно такой и был нужен Николаю II в это непростое время. С высочайшей аудиенции Трепов вернулся петербургским генерал-губернатором. Должность ввели специально под него.

Брат на брата

Вскоре Дмитрий Фёдорович стал ещё и товарищем министра внутренних дел. По сути — министром. Поскольку номинального министра Александра Булыгина отрядили заниматься проектами государственных преобразований.
Булыгин готовил положение об одноимённой — Булыгинской — думе, а Трепов боролся с революционным движением. В октябре 1905 года издал приказ по войскам: «Холостых залпов не давать и патронов не жалеть». Правда, на вопрос царя, можно ли «достичь водворения порядка без больших жертв», он ответил отрицательно.
Больших жертв Николай II не хотел. И подписал Манифест 17 октября. «Да, России даруется конституция, — писал царь Трепову. — Немного нас было, которые боролись против неё».
Царь ошибался. Трепов против конституции особо не боролся. А через несколько месяцев, уже покинув посты товарища министра и генерал-губернатора, Трепов и вовсе ударился в либерализм.
В Таврическом дворце заседала Первая Дума. Депутаты хотели не только законодательствовать, но и управлять страной. Николаю И они отводили роль английской королевы — царствует, но не правит.
Правительство считало, что Думу нужно распустить. А Трепов, занимавший в это время скромный пост дворцового коменданта, убеждал царя в обратном: Дума права, и разгонять надо не её, а правительство. И сформировать новое — из думского большинства. То есть из представителей партии кадетов. А если сказать проще, Трепов предлагал ввести в России парламентское правление.
Он вёл переговоры с кадетами. В частности, с их лидером Павлом Милюковым.
Политика расколола семейство Треповых. В один прекрасный день к министру финансов Владимиру Коковцову примчался Александр Трепов. И заявил, что его брат — Дмитрий — сошёл с ума. А проект кадетского правительства — безумный. Но он очень боится, что этот проект «может проскочить под сурдинку», поскольку царь доверяет Дмитрию Фёдоровичу.
Но Николай II всё-таки предпочёл распустить Думу. Дмитрий Трепов так расстроился, что вскоре умер. А правительства, ответственного перед парламентом, у нас нет до сих пор.

Во главе правительства

Пока пропустим третьего брата и скажем несколько слов о младшем — Владимире, поскольку он заявил о себе раньше. И не просто заявил — стал виновником правительственного кризиса.
Владимир Трепов являлся одним из лидеров крайне правых в Государственном совете. И боролся с премьер-министром Петром Столыпиным, считая его слишком радикальным реформатором и ниспровергателем вековых устоев.
В марте 1911 года Государственный совет рассматривал правительственный законопроект о введении земств в западных губерниях. Крайне тіравые во главе с Владимиром Трепо-вым этот законопроект провалили. Надеясь, что Столыпин подаст в отставку. И он действительно подал.
Правда, в итоге премьер-министр победил, но это была Пиррова победа. Столыпину пришлось ставить царю ультиматум, а Николай таких вещей не прощал. «Что-то в нём оборвалось, былая уверенность куда-то ушла», — пишет про Столыпина министр финансов Коковцов.
В сентябре Столыпина не стало. Через семь лет, во время красного террора, погиб и его непримиримый противник — Владимир Трепов. А третьему из братьев — Александру Фёдоровичу — самому пришлось побывать в шкуре Столыпина и насиловать волю царя.
Во время Первой мировой войны Александр Трепов был министром путей сообщения. Зарекомендовал себя жёстким и эффективным руководителем. В ноябре 1916 года Николай II назначил его председателем Совета министров.
Трепов хотел наладить отношения с общественностью и Государственной думой. Но есть препятствие — министр внутренних дел Александр Протопопов. Он получил пост по протекции Распутина, что вызвало неописуемую ярость депутатов. Трепов умолял Николая II выгнать Протопопова.
Но вмешалась императрица. «Я тебя умоляю, не сменяй Протопопова», — писала она мужу. И плевать на Думу: «Будь Петром Великим, Иваном Грозным, императором Павлом — сокруши их всех».
Николай II, разумеется, никого не сокрушил, но Протопопова оставил, а Трепова уволил. Александр Фёдорович пробыл премьер-министром всего 47 дней. Своего рода рекорд.
Несмотря на обидную отставку, Александр Трепов остался верен своим принципам. В 1920-е годы, в Париже, являлся членом Высшего монархического совета. Пытался объединить всех монархистов. Безуспешно. В эмиграции монархисты продолжали грызться между собой так же, как некогда в стенах Таврического дворца.
Два поколения рода Треповых. Отец начинал службу простым копиистом. Сын закончил её в ранге премьер-министра. Может в их жилах действительно текла императорская кровь?




Вконтакте



Подписка на обновления

Введите ваш адрес:


Твиттер
Google+
Вы здесь: Главная Тайны истории Необычные люди Полицейское семейство