Исторический сайт

Багира

Понедельник, 07 16th

Последнее обновлениеПн, 16 Июль 2018 10pm

Анатолий Филатов: Жертва «медовой ловушки»

Журнал: Война и Отечество №4(22), 2018 года
Рубрика: Холодная война
Автор: Илья Фаизуллин

Разведчик Анатолий Филатов

Стремительная карьера в разведке

Фото: Анатолий ФилатовАнатолий Николаевич Филатов родился в 1940 году в Саратовской области. Его родители вышли из крестьян, но отец до войны сумел окончить школу и выбиться в мастеровые. С войны он вернулся героем-орденоносцем (одним из 32 саратовцев, полных кавалеров ордена Славы). А потому для семьи Филатовых имелись весьма значительные льготы. Анатолий окончил школу, поступил в сельскохозяйственный техникум, получив отсрочку от призыва в армию. После окончания техникума некоторое время работал в совхозе зоотехником.
В 1960 году Филатова призывают в армию. В военкомате сразу отбирали из перспективных призывников тех, кто может оказаться способным сделать военную карьеру. Таких направляли в военные училища и институты. Филатову, как сыну героя войны и имеющему среднеспециальное образование, предложили пойти в училище. Анатолий согласился и не прогадал: он попал в Военный институт иностранных языков.
Этот вуз готовил военных переводчиков для работы за границей. В основном в тех странах, кого было принято считать «развивающимися». Стоит напомнить, что в середине 60-х годов холодная война, едва не повлёкшая «горячую» во время Карибского кризиса 1962 года, видоизменилась. Теперь вместо наращивания ядерного потенциала США и СССР (основные противники в холодной войне) стремились к контролю за странами, пытающимися обрести независимость от колониальных держав.
Примечательно, что после окончания Второй мировой войны Советский Союз и Соединённые Штаты выступали в данной ситуации как союзники. И американцам, и русским требовалось выдавить Великобританию, Францию, Испанию и Португалию из их колоний. Вот только США и СССР смотрели на дальнейшее развитие получивших независимость стран по-разному. Первой площадкой для «разборок» стали страны Индокитая. Сперва откололась от Британии Индия, получившая независимость в 1947 году, затем полыхнула война в Корее. Затем была Вьетнамская война.
На фоне всех этих событий осталась за кадром гражданская война в Лаосе, который в конце 40-х ещё считался колонией Франции, затем обрёл независимость, но во время Вьетнамской войны там разразилась собственная война, поддержанная с одной стороны американцами, а с другой — Северным Вьетнамом. В котором, само собой, находилось много, советников из числа военнослужащих Красной Армии.
Именно в Лаос и был направлен Анатолий Филатов после окончания Военного института иностранных языков, в качестве переводчика с французского языка (до обретения независимости Лаос был колонией Франции). Там американские спецслужбы и обратили внимание на молодого переводчика, числившегося на хорошем счету в местной резидентуре Главного разведывательного управления Генштаба СССР (все военные переводчики так или иначе имели притяжение к военной разведке). Американцы зафиксировали, что Филатов неразборчив в сексуальных связях.
Когда эта информация попала в ЦРУ, там стали думать, как можно использовать эту тягу к противоположному полу в собственных целях. Филатов хоть и не был серьёзной фигурой, но представлял интерес для вербовки. Но в Лаосе завербовать его не успели: Филатов был рекомендован для обучения в Военно-дипломатической академии. На тот момент именно там проходили обучение военные разведчики. По окончании академии Филатов, дослужившийся к тому времени до майора (все звания он получал досрочно, а потому и сумел вырасти до майора всего за шесть лет), был направлен в Алжир. Это произошло в начале 1973 года. На этот раз Филатов ехал за границу не просто переводчиком, а штатным сотрудником ГРУ.

Противостояние

В мировой истории тот период получил название «разрядка». В какой-то мере гонка вооружений действительно была приостановлена. Однако холодная война перешла в сферу Противостояний спецслужб. И именно в то время это противостояние достигло наивысшего накала. И основной точкой соприкосновения стал Чёрный континент (Африка). Алжир одна из самых больших стран Африки. Да к тому же обладает весьма развитой инфрастуктурой (наследие Франции, которая в 1962 году признала независимость своей бывшей колонии, а к 1967 году вывела оттуда все свои войска), имеет богатые запасы нефти и газа, а ко всему прочему ещё и огромное морское побережье в южной части Средиземного моря.
После обретения независимости правительство Алжира, возглавляемое лидером Фронта национального освобождения Ахмед Бен Белла, двинулось по пути социалистического развития. Начались национализации крупных предприятий (в первую очередь в нефтяной и газовой сфере), что привело к экономическому кризису. В 1965 году состоялся военный переворот, который привёл к власти Хуари Бумедьена, бывшего военного министра. Новый президент республики умудрился найти компромиссный вариант: с одной стороны, он не отказался от социалистического пути развития (чем заслужил поддержку СССР); а с другой стороны, заявил, что Алжир будет строить собственный социализм, и отменил национализацию предприятий (чем вызвал одобрение теперь уже среди западных стран).
В середине 70-х годов прошлого века Алжир стал своеобразным пятачком благоденствия для разведок. Там хорошо чувствовали себя как представители разведок социалистического лагеря, прибывая в страну в качестве дипломатов, так и сотрудники западных спецслужб, которые действовали в Алжире под видом сотрудников коммерческих фирм. Ведь все крупнейшие нефтяные и газовые компании принадлежали западным фирмам, а именно от торговли сырьём Алжир в то время и выживал. Вот западных коммерсантов и не трогали. А то объявят ещё блокаду, как Кубе, и на что тогда жить? У Советского Союза и своих нефти и газа хватает, так что на них тут рассчитывать не приходится. Покупатели на сырьё имелись лишь в капиталистическом лагере, вот и приходилось Бумедьену, с одной стороны, социализм строить, а с другой — активно дружить с капиталистами.
И вот в Алжир попадает молодой майор ГРУ Анатолий Филатов. Он ещё не успел толком осмотреться, а его прибытие уже было отмечено в сообщении резидента ЦРУ в Ленгли. А там подняли старые шифровки и нашли сообщения из Лаоса, касающиеся как раз Филатова. Американским разведчикам было дано указание начинать подготовку к вербовке. На основе «медовой ловушки», как называют в разведках вербовку на основе сексуальных отношений.

«…Разговор окончился постелью…»

Во всех крупных разведках мира существуют подразделения из «жриц любви». Которые соблазняют нужных людей и оказываются у них в постели. В КГБ напрочь отрицали существование подобных подразделений. Да им это не было особо нужно: на них работали валютные проститутки и большинство переводчиц Интуриста и других внешнеэкономических организаций. А вот в ГРУ дело обстояло немного по-другому. По некоторым данным, там существовали специальные курсы для «жриц любви», которым впоследствии приходилось становиться «остриём атаки» на того или иного нужного человека.
Осознавать опасность знакомств с симпатичными женщинами, особенно если это происходит по инициативе последних, разведчиков учат ещё во время обучения. Но то ли Филатов пропускал эти наставления мимо ушей, то ли американцам удалось «подсунуть» ему женщину его мечты, но молодой разведчик в «медовую ловушку» попал почти сразу по приезде в Алжир. Вот как он сам вспоминал на следствии то, что с ним произошло: «В конце января — начале февраля 1974 года я находился в городе Алжире, где искал в книжных магазинах литературу о стране по вопросам этнографии, быта и обычаев алжирцев. Когда я возвращался из магазина, то на одной из улиц города около меня остановилась машина. Приоткрылась дверца, и я увидел незнакомую молодую женщину, которая предложила подвезти меня до места моего жительства. Я согласился. Мы разговорились, и она пригласила к себе домой, заявив, что у неё есть интересующая меня литература. Подъехали к её дому, зашли в квартиру. Я выбрал интересующие меня две книги. Выпили по чашке кофе, и я ушёл.
Через три дня я пошёл в магазин за продуктами и вновь встретил за рулём машины ту же молодую женщину. Мы поприветствовали друг друга, и она предложила заехать к ней ещё за одной книгой. Женщину звали Нади. Ей 22-23 года. Она бойко говорила по-французски, но с небольшим акцентом. Зайдя в квартиру, Нади поставила на стол кофе и бутылку коньяка. Включила музыку. Мы стали выпивать и разговаривать. Разговор окончился постелью».

Остался без денег…

Через несколько дней после романтической встречи Филатова встретил на улице приятный молодой человек. Который показал фотографии русского с Нади в весьма пикантном виде. А потом этот человек, представившийся как Эдвард Кейн, первый секретарь специальной американской миссии службы защиты интересов США при посольстве Швейцарии в Алжире, заявил, что эти фото окажутся на столе резидента военной разведки СССР в Алжире, если Филатов не согласится на сотрудничество. По словам Филатова, он, опасаясь отзыва из командировки, поддался шантажу и согласился встречаться с Кейном.
Филатов, получивший псевдоним Этьен, провёл с Кейном более 20 встреч. Он передал ему информацию о работе посольства, о проводимых ГРУ операциях на территории Алжира и Франции, данные о военной технике и участии СССР в подготовке и обучении представителей ряда стран третьего мира методам ведения партизанской войны и диверсионной деятельности. В апреле 1976 года, когда стало известно, что Филатов должен возвратиться в Москву, его оператором стал другой сотрудник ЦРУ, вместе с которым он отработал безопасные способы связи на территории СССР. Для передачи сообщений Филатову два раза в неделю велись зашифрованные радиопередачи из Франкфурта на немецком языке. В целях маскировки передавать радиопередачи начали заранее, до возвращения Филатова в Москву. Для обратной связи предполагалось использование писем-прикрытий, якобы написанных иностранцами. На крайний случай была предусмотрена личная встреча с оперативником ЦРУ в Москве в районе стадиона «Динамо».
В июле 1976 года, перед отъездом в Москву, Филатову передали шесть писем-прикрытий, копирку для тайнописи, блокнот с инструкциями, шифр-блокнот, прибор для настройки приемника и запасные элементы питания для него, шариковый карандаш для тайнописи, фотоаппарат «Минокс» и несколько запасных кассет для него, вставленных в прокладку стереофонических наушников. Кроме того, Филатову вручили 10000 алжирских динаров за работу в Алжире, 40 тысяч рублей и 24 золотые монеты царской чеканки достоинством 5 рублей каждая. Помимо этого заранее оговоренная сумма в долларах ежемесячно перечислялась на счёт Филатова в американском банке.
По приезде в Москву Филатов поступил в распоряжение центрального аппарата ГРУ. Его ценность как агента сильно повысилась. Теперь Этьен имел доступ не только к локальным секретам, но и был допущен к тайнам более масштабного характера. Между тем сотрудниками наружного наблюдения КГБ в результате слежки за работником московской резидентуры ЦРУ Крокетом, числившимся секретарём-архивистом, было установлено, что он использует тайники для связи с Филатовым. В результате было принято решение задержать его в момент закладки контейнера в тайник. Поздно вечером 2 сентября 1977 года во время проведения тайниковой операции на Костомаровской набережной были задержаны с поличным Крокет и его жена Бекки. Спустя несколько дней они были объявлены персонами нон грата и высланы из страны. Арест самого Филатова произошёл несколько ранее. Сотрудники ЦРУ недооценили работу советской контрразведки. Впрочем, они недооценивали её не в первый раз. То же самое произошло с другими предателями, в частности с Петром Поповым и Олегом Пеньковским. Внимание КГБ привлекло то, что Филатов живёт явно не по средствам. Полученные от американцев 40 тысяч рублей он тратил в основном на рестораны и женщин. Это вызвало подозрения, за Филатовым установили наблюдение и зафиксировали появления в одних и тех же местах сотрудников ЦРУ и Филатова. Ну а затем выяснили, что в этих местах происходит передача информации путём тайниковых закладок.
Доказательств вины Филатова в предательстве имелось с избытком. 14 июля 1978 года Военная коллегия Верховного Суда СССР приговорила Филатова к расстрелу. Однако приговор не был приведён в исполнение. После подачи Филатовым прошения о помиловании смертная казнь была заменена на 15 лет лишения свободы. Свой срок Филатов отбывал в исправительно-трудовом учреждении 389/35, более известном как лагерь «Пермь-35».
В интервью французским журналистам, посетившим лагерь в июле 1989 года, он сказал: «Я сделал в жизни крупные ставки и проиграл. А теперь расплачиваюсь. Это вполне естественно». Выйдя на свободу, Филатов обратился в посольство США в России с просьбой компенсировать ему материальный ущерб и выплатить ту сумму в валюте, которая должна была якобы находиться на его счёте в американском банке. Однако американцы сначала долго уклонялись от ответа, а потом сообщили Филатову, что право на компенсацию имеют только граждане США.




Вконтакте



Подписка на обновления

Введите ваш адрес:


Твиттер
Google+
Вы здесь: Главная Тайны истории Разведка и шпионаж Жертва «медовой ловушки»