Исторический сайт

Багира

Воскресенье, 07 22nd

Последнее обновлениеСб, 21 Июль 2018 11pm

В последний путь

Журнал: Тайны 20-го века №6, февраль 2018 года
Рубрика: Народные традиции
Автор: Тамара Троянова

«Не оставляют ни царя, ни другого человека…»

Фото: похороны знатного русаВ языческий период на Руси одним из основных видов погребальных обрядов было сожжение тела, которое мы сегодня именуем кремацией. С чем же это было связано?
Наши предки — древние славяне — верили, что после смерти душа отправляется в загробное путешествие. Живые пытались облегчить ей переход в иной мир, сделать её существование там комфортным, а также помочь установить связь с близкими, ушедшими туда раньше.
Захоронение в землю в языческой древности тоже практиковалось — например, в степных районах, на Дону и Кубани. Если человек умирал в море — тело бросали в воду. Но в большинстве случаев труп сжигали на кроде — погребальном костре. По одной из версий, слово «крода» означало «к роду». Покойный таким образом возвращался к своему роду, к своим предкам.
Вот что писал об этом набатейский арабский писатель Ибн Вахшия, живший в IX-X веках, в своей «Книге о Набатейском земледелии»: «Я удивляюсь славянам, которые, несмотря на крайнее своё невежество и удаление от всякой науки и мудрости, постановили о сожжении всех своих мертвецов, так что не оставляют ни царя, ни другого человека без сожжения после смерти».

Как готовились к похоронам

Сразу после кончины покойника обмывали и переодевали в чистую одежду, затем клали на лавку лицом к кумирам — изображениям языческих божеств (в христианскую эпоху их место заняли иконы). Тело укрывали белым холстом, а руки складывали на груди. Если в доме были зерцала (предшественники зеркал из меди или бронзы), их завешивали тёмной тканью, чтобы мертвец не забрал с собой на тот свет других домочадцев. Пока усопший находился в доме, двери не запирали, чтобы душа свободно входила и выходила, иначе, по поверью, она могла до трёх лет оставаться привязанной к этому месту и беспокоить живых.
Руки и ноги покойному связывали тонкими верёвочками. Снять их полагалось перед сожжением. К среднему пальцу правой руки привязывали медную проволоку, другой конец которой был опущен в сосуд, наполненный землёй. Это делалось для того, чтобы поддержать связь с матерью-землёй, чтобы тело дольше сохранялось. Глаза усопшему закрывали медными или серебряными монетами, чтобы ни на кого не глядел и никого больше не забрал с собой. Кроме того, считалось, что эти монеты потом станут платой за перевоз через реку в царство мёртвых. Возле лица клали зеркальце и лёгкое пёрышко.
Затем все родные и близкие выходили из комнаты и уступали место волхву, который читал над покойником. На третий день родственники прощались с усопшим, и его выносили из жилища ногами вперёд. Перед тем как возложить тело на костёр, близкие целовали усопшего в чело.

Обряд погребения

Кремация происходила всегда на закате дня. К костру умершего доставляли либо на санях, либо в лодке. Кстати, современный гроб, возможно, символизирует именно ладью. Костёр выкладывали в виде прямоугольника, из берёзовых и дубовых дров (берёза и дуб, по славянским верованиям, являлись священными деревьями). Также в костёр клали ветки и солому. По периметру костра выкладывали изгородь из снопов сена. Возможно, это символизировало границу между миром живых — Явью и миром мёртвых — Навью. В костёр часто клали также трупы диких и домашних животных и птиц — они должны были сопровождать человека на тот свет.
Поджигал костёр волхв, после этого читались ритуальные молитвы, исполнялись песнопения. Старались, чтобы огонь был высоким, доставал до неба — тогда душа могла быстро попасть в нужное место. Если умирал знатный человек, разжигали такое пламя, что его было видно на десятки километров.

Знаете ли вы что…

В древности вдова добровольно могла взойти вслед за покойным мужем на погребальный костёр. При этом она наряжалась в лучшие одежды и вела себя как на празднике, радуясь будущему счастью в загробном мире.

После того как останки обращались в прах, его обычно помещали в горшок или кувшин, аналог современной погребальной урны. В центре будущего кургана ставили столб, на вершине которого находилась площадка с четырьмя столбами. Между ними и размещали домовину. Внизу под площадкой складывали различные вещи и утварь, которую умерший «забирал» с собой в загробный мир. Если это был мужчина, то вместе с ним клали оружие, конскую сбрую. Если женщина — серпы, посуду и даже зерно.
Сверху всё накрывали погребальным платом и засыпали землёй, при этом каждый присутствующий должен был кинуть горсть земли. Наверху кургана помещали поминальный камень — то, что сегодня называется надгробием.
Кости, которые не сгорели, и часть пепла принято было развеивать над полями. Видимо, это имело отношение к культу урожая. Черепа, которые, как правило, не сгорали, складывали возле так называемого Кумира Рода — родового идола. Кладбища обычно размещались за рекой. Курганы располагали в шахматном порядке на расстоянии трёх саженей друг от друга, так, чтобы на все падал солнечный свет, а тень от одного кургана на восходе и закате не падала на соседние. Это было связано с культом Ярилы — бога солнца.
Похороны завершались поминальной трапезой — тризной. Если хоронили воина, то устраивали в память о нём ристалище, во время которого друзья умершего разыгрывали бои, в которых он при жизни принимал участие. Интересно, что вместо скорби по покойнику наши предки радовались и веселились. Они верили, что душа покойного тоже будет радоваться и «с лёгким сердцем» отправится на небо.
На следующий день близкие снова шли на кладбище — кормить умершего. Они приносили с собой пищу и клали её на курган. После этого оставляли усопшего в покое до девятого дня.
С приходом христианства обычай сжигать мёртвые тела был искоренён, так как церковь не одобряла такой способ погребения. Согласно христианской традиции, сожжённые останки не подлежат воскрешению после Страшного суда.

Как хоронили самоубийц

Самоубийство считалось тяжким грехом ещё в язычестве. Древние славяне верили, что человек, наложивший на себя руки, не сможет обрести покой после смерти.
В христианскую эпоху самоубийц запрещалось хоронить в освящённой земле, поскольку они прогневили Бога, отказавшись от дара жизни. Бытовало также поверье, что если похоронить такого мертвеца на христианском кладбище, то другие покойники «рассердятся», и может случиться неурожай или эпидемия. Если это происходило, самоубийц выкапывали из могил, чтобы остановить зло.
Сначала самоубийц хоронили далеко от населённых пунктов — в лесу, на краю поля, в оврагах, на перекрёстках дорог… В более поздние времена их тела стали складывать в общие могильники, которые назывались «убогими домами», «божедомками» или «скудельницами». Они представляли собой просто огромные ямы и располагались вдали от православных погостов, обычно за чертой города, за рекой.
По церковным канонам, самоубийцами считались те, кто намеренно свёл счёты с жизнью; люди, убитые на дуэлях; преступники, погибшие во время разбоя; а также люди, сложившие голову при неизвестных обстоятельствах, которые походили на самоубийство (например, утопленники). Иногда к этой категории относили и умерших от злоупотребления алкоголем. Их не только не хоронили на общем кладбище, но и запрещали отпевать.
Однако церковь делала исключение, например, для душевнобольных; для тех, кто перед смертью успел покаяться; для тех, кто совершил суицид по неосторожности — скажем, случайно принял яд, выстрелил в себя во время чистки оружия или ненароком выпал из окна; и для тех, кто пожертвовал собственной жизнью ради спасения чужой. Их разрешалось хоронить по православному обряду.
Но сначала церковные власти проводили тщательное расследование обстоятельств кончины, и для православного захоронения требовалось получить разрешение епископа.
Похоронили по церковному обряду А.С. Пушкина, получившего смертельное ранение на дуэли (дуэль, как мы уже сказали, приравнивалась к самоубийству), поскольку он принёс покаяние перед кончиной.
Также был отпет и похоронен в соответствии с православными традициями на Ваганьковском кладбище Сергей Есенин, поскольку в данном случае самоубийство не было доказано — оно являлось лишь официальной версией. Существовали определённые аргументы в пользу того, что суицид поэта был инсценирован.
В наше время самоубийц хоронят на обычных кладбищах. Но вот не каждый священник возьмётся отпевать того, кто наложил на себя руки. Отказ от жизни — Божьего дара — по-прежнему считается страшным грехом.




Вконтакте



Подписка на обновления

Введите ваш адрес:


Твиттер
Google+
Вы здесь: Главная Тайны истории Славяне В последний путь