Исторический сайт

Багира

Вторник, 07 17th

Последнее обновлениеПн, 16 Июль 2018 10pm

Последний пират золотого века

Журнал: Мир криминала №5, март 2018 года
Рубрика: Легендарные преступники
Автор: Олег Логинов

Фото: Эдвард ЛауБританец Эдвард Лау является одним из последних легендарных пиратов, действовавших в начале XVIII столетия, на закате золотого века этого преступного промысла.

Лондонский воришка

Эдвард Лау родился около 1690 года в лондонских трущобах в семье воров, жившей в нищете. Во младенчестве родители боялись оставлять малыша одного дома, опасаясь, что его загрызут крысы, а потому таскали с собой в плетёной корзине на спине. Когда Нэд (сокращённый вариант имени Эдвард) подрос, кто-то в его семье сообразил, как его можно использовать в воровском промысле. Щуплого Эдварда снова начали усаживать в корзину, надетую на спину старшему брату. Тот бродил по оживленным улицам, где Эдвард, высунув из корзины руку, сдергивал парик с головы зажиточного горожанина и прятался. А пока пострадавший растерянно озирался по сторонам, братья Лау удалялись прочь.
Позже, когда Эдвард уже перестал помещаться в корзину, он заделался карманником. Но воровство так и не принесло семейству Лау столько денег, чтобы вырваться из нищеты, зато доставило немало несчастий. После того как старшего брата Эдварда поймали с поличным на краже и казнили, Нэд понял, что надо искать другой способ заработка. И подался в Америку, в Новую Англию, где устроился работать на верфи в Бостоне. Казалось, его жизнь начала входить в нормальное русло, и в 1714 году он даже женился. Но, видимо, стать добропорядочным членом общества Эдварду было не суждено. Его первенец умер вскоре после рождения, второй ребёнок выжил, но зато умерла жена.
Лау фактически бросил малютку-дочь на произвол судьбы, а сам заделался моряком. Правда, быстро осознал, что работа на корабле трудная, а зарплата низкая. Тогда он решил стать пиратом и нашёл 11 единомышленников. Вместе с ними Эдвард ночью захватил шлюп у побережья Род-Айленда и поднял на нём чёрный пиратский флаг.

Беспощадный капитан

Поначалу дела на пиратском поприще у Лау не шли. И он счёл за лучшее войти со своими людьми в команду известного пирата Джорджа Лоутера. Плавание под началом этого морского волка стало для Лау отличной школой. Лоутеру тоже понравилась бесшабашная отвага Эдварда в абордажных схватках, поэтому он поощрил своего ученика, передав в 1722 году под его начало захваченную шестипушечную бригантину «Ребекка».
Вскоре после этого Лау на своём новом судне вышел в самостоятельное плавание. Понимая, что опыта у него ещё маловато, он из тёплых вод отправился на север, к берегам Новой Шотландии (Канада). Пиратов этот район практически не интересовал из-за отсутствия стоящей добычи, но Эдварда на первых порах устраивал любой приз. И он быстро стал грозой «непуганых» канадских берегов. Его первым успехом стал захват 13 рыболовецких судов, беспечно стоявших на якоре в бухте. Лау опустошил их каюты и трюмы, один корабль взял себе, а остальные сжёг. Часть их экипажей он насильно присоединил к своей команде. А тех, кто не хотел становиться пиратом, держал в цепях и ежедневно подвергал порке плетьми, пока они не соглашались.
Попрактиковавшись в Канаде, Лау занялся морским грабежом в районе Азорского архипелага, Мадейры и Канарских островов. Но вскоре почувствовал, что оба его корабля теряют ход из-за водорослей и ракушек, облепивших их днища. Он побоялся производить кренгование на берегу, где его команду легко было захватить, и решил выполнить его в море. Пираты искусственно наклоняли свои суда и очищали поднявшиеся из воды участки днищ. Но на одном из кораблей плохо задраили люки, и через них хлынула вода. Когда судно начало тонуть, Лау находился в каюте с корабельным врачом. Он моментально сориентировался и через окно выскочил наружу. А когда вынырнул, то понял, что доктора рядом нет. И совершил, может быть, единственный благородный поступок в своей жизни. Снова погрузился в воду и вытащил утопающего доктора.
За свою пиратскую карьеру Эдвард Лау захватил более сотни кораблей. Правда, ни на одном из них не оказалось добычи, которая сделала бы его богатым. А потому он снова и снова выходил в море на охоту. И чем дальше, тем всё более жестоко вёл себя по отношению к пленникам, особенно если они были испанцами и португальцами.
В районе Наветренных островов пираты Нэда Лау 25 января 1723 года взяли на абордаж португальский корабль «Ностра Синьора да Витория». Но главная добыча ускользнула из их рук. Португальский капитан, когда понял, что поражения не избежать, швырнул за борт кожаную сумку, в которой находилась судовая казна с золотыми монетами на большую сумму. Когда Лау узнал о его поступке, он пришёл в ярость. Эдвард отрезал португальскому капитану губы, нанизал их на свою саблю, поджарил, а потом предложил пленнику их съесть в обмен на помилование. Но помилования капитан так и не дождался. Лау самолично зарубил его саблей, а потом по его приказу пираты казнили 32 пленных португальцев.
В марте 1723 года в Гондурасском заливе Лау в подзорную трубу приметил испанский шлюп. Он приказал тоже поднять на своём судне испанский флаг и с помощью этой хитрости приблизился к шлюпу на расстояние пушечного выстрела. А потом неожиданно дал по нему бортовой залп. Пока у испанцев на палубе царила паника, пираты захватили их судно, в трюмах которого обнаружили шестерых пленных английских капитанов и шкиперов. Оказалось, что испанцы на этом корабле занимались каперством и незадолго до встречи с пиратами захватили и ограбили несколько английских судов. Нэд Лау перед командой всегда позиционировал себя как патриот. И хотя он сам не раз нападал на английские корабли, но при этом демонстрировал всем, что поступает против совести, и просил у Господа прощения. На сей раз свой патриотизм он выразил тем, что сначала сам принялся крошить саблей пленных, оказавшихся поблизости, а потом приказал своей команде перебить всех испанцев, оставшихся на борту. Из 70 пленников пираты пощадили только двух юнг, остальных столкнули в море и принялись их сверху расстреливать в воде из мушкетов.

Конец головореза

Слава о кровожадности Лау достигла ушей британской администрации в Новой Англии, и на его поимку отрядили военный корабль «Грейхаунд». Зверства Лау не нашли полного понимания даже у пиратов. Его ближайший помощник Сприггз собрал всех недовольных и под покровом ночи сбежал с ними от своего капитана. Лишившись значительной части команды и второго корабля, Лау стал действовать совместно с другим пиратским капитаном Чарлзом Харрисом. Заметив в районе Род-Айленда одинокое судно, Лау и Харрис решили его атаковать. Но этим кораблём оказался «Грейхаунд», который дал бой пиратам. Нэд Лау позорно бежал, бросив своего соратника на произвол судьбы. Военные захватили судно Харриса, его самого отправили в Англию, а 25 человек из его команды 19 июля 1723 года повесили.
После этого фиаско Нэд Лау совсем озверел. По поводу и без оного начал применять к пленникам свою излюбленную пытку: пальцы на руках жертвы обматывали промасленной бечёвкой, а потом поджигали её. Пламя прожигало пальцы до костей, вызывая адскую боль. Он снова стал охотиться на беззащитных рыбаков. В районе Нантакета Эдвард захватил скромное китобойное судно. Капитану он в упор выстрелил в голову, а у команды китобоя отобрал всю еду, обрекая их на голодную смерть в море. К счастью, морякам удалось выжить и добраться до берега, где они рассказали про нападение пиратов. А Лау продолжил охоту на китобойные суда, жестоко расправляясь с их капитанами. Одному он отрубил голову, другому отсек уши и предложил их съесть, третьему разрубил грудь и вырвал сердце.
О кончине Лау есть несколько версий. Одна из них гласит, что его постигло заслуженное возмездие. Команда не простила ему предательства Харриса, а когда пиратам надоела жестокость капитана, они взбунтовались. Эдвард и трое его ближайших помощников были высажены в шлюпку и оставлены в море без припасов. Там их, измождённых и почти утративших человеческий облик, обнаружил французский военный корабль. Нэда Лау и его спутников доставили на Мартинику, где в 1724 году вздёрнули на виселице без лишних проволочек.
Так что карьера Эдварда Лау в качестве пиратского капитана продолжалась всего два года, но за это время он успел пролить немало крови и оставить о себе дурную память. Хотя нечто доброе в его душе все же присутствовало. Он часто вспоминал свою безвременно ушедшую из жизни жену и брошенную дочь. А потому никогда не издевался над женщинами на захваченных кораблях. Всех их Лау благополучно отпускал на свободу.




Вконтакте



Подписка на обновления

Введите ваш адрес:


Твиттер
Google+
Вы здесь: Главная Тайны истории Пиратство Последний пират золотого века