Исторический сайт

Багира

Понедельник, 07 23rd

Последнее обновлениеПн, 23 Июль 2018 3pm

Мы охотимся на амазонского сома!

Журнал: Тайны 20-го века №21, май 2012 года
Рубрика: Путешествия и приключения
Автор: Александр Евтеев

Охотники без пальцев

Фото: амазонский сом— Сколько у тебя пальцев на руках? — спрашивает Кейт Лэйн, швыряя на пол бревенчатой хижины пустую банку из-под пива.
Моего ответа с саркастическими улыбками ожидают также Рикки, Рэнди, Джеральд и индианка Шерра.
— Да вроде десять… — я озираюсь по сторонам, примечая наличие двух карабинов, помпового ружья и нескольких больших ножей, воткнутых в стол.
— Хорошо, — произносит Кейт. — Утром ты пойдёшь с нами, парень, и если тебе повезёт, сохранишь большинство из них.
Вся компания хохочет, а я замечаю то, что не успел рассмотреть вечером, когда меня на джипе забросили сюда, к одному из диких притоков Амазонки: у Кейта не хватает по пальцу на каждой руке, у Рикки нет двух пальцев на левой руке, а у Джеральда, угрюмого 25-летнего верзилы, вместо кисти правой руки — протез в жёлтой перчатке.
Очень неприятный холодок проникает мне за шиворот. Господи, да я и не собираюсь лезть в воду с этими отчаянными браконьерами! Я хочу со стороны понаблюдать за охотой на амазонского сома, достигающего двух метров в длину и весом до 100 килограммов, агрессивного и необузданного, как бультерьер в стае бродячих собак.

Желтокожий разбойник

Амазонский сом вовсе не похож на своего европейского собрата. Это свирепый и мощный боец. В его огромной пасти более полусотни длинных острых зубов, которыми он в секунды раздирает любую добычу. Если вы возьмёте его на крюк и вступите с ним в единоборство в его родной стихии — везение вам более чем понадобится!
А ловят это чудище местные жители так: крепчайший трос толщиной в мизинец привязывают к дереву на берегу. На крюк размером в ладонь насаживают либо птицу, либо рыбу, а лучше всего — ком внутренностей небольшого животного. Затем трос с наживкой забрасывают туда, где, по наблюдениям, водится этот желтокожий разбойник.
Долго дремать не приходится — обычно хищник набрасывается на наживку в течение 5-10 минут. Вода вспучивается и бурлит, брызги летят к самому небу, бедное дерево сотрясается до корней, амортизируя бешеные рывки и удары. Не пытайтесь в эти моменты тащить сома на берег! Почувствовав противодействие, он тут же уйдёт в камни или коряги, и тогда его не вытащит даже лошадь.
Выход один: как только деревце начинает содрогаться от яростных рывков речного хозяина, нужно, взявшись руками за трос, лезть в воду прямо к сому, попытаться поднять его к бурлящей поверхности воды и, вступив в единоборство с живой торпедой, заколоть длинным острейшим ножом. При этом нужно умудриться удержаться на ногах, не допустить нападения сома на вас и следить, чтобы палец или кисть не попали ему в пасть. Иначе — пиши пропало! Крупный сом откусывает кисть мужчины так же быстро и легко, как это проделывают акулы или циркулярная пила.
Почуяв слабину, рыбина может отхватить кусок мяса от ноги, вцепиться в бок, запутать в тросе и утащить незадачливого охотника на дно, где тот сам станет добычей. Вот почему «жёлтого дьявола» обычно ловят вдвоём-втроём, надевая крепкие брезентовые комбинезоны, высокие резиновые сапоги и перчатки из сыромятной кожи. Впрочем, и это одеяние не всегда спасает…
Сом так бешено бьётся на тросе, что стрелять в него нельзя — того гляди попадёшь в напарника. Да и голову сома, нафаршированную дробью, никто не купит — именно из неё делают в дорогих бразильских ресторанах знаменитый суп «кахье», который подают только постоянным клиентам и за солидные денежки.

Знаете ли вы что…

Для защиты от сомика кандиру, способного попасть внутрь человека через мочеполовые органы или анальное отверстие, туземцы бассейна Амазонки, прежде чем войти в реку, надевают специальные деревянные трусы.

Охота на дьявола

Рассвет. Сполоснув лицо из канистры с водой, слушаю наставления охотников: сом пожирает любое существо, которое не способно сожрать его самого; нередко он вступает в схватку с крупными водяными удавами и обычно побеждает, тогда пищи ему хватает на несколько дней. Больших диких уток глотает целиком. Если сом облюбовал себе место охоты возле индейского посёлка, то все мужчины выходят на войну с ним — рыбы подстерегают купающихся детей и полощущих бельё женщин.
Кейт говорит, что вдвоём с Шеррой они однажды справились с 70-килограммовым агрессором, отхватившим ему палец на левой руке. Теперь он охотится в перчатках из мелких стальных колец, но всё равно опасается за кисти и пальцы. Небольшой, в 40 килограммов, сом, пойманный на днях, превратил в мочалку лопасть алюминиевого весла, сунутого ему в пасть, за десяток секунд. Эти разговоры никак не добавляют смелости.
Мы на месте. Рикки, который вполовину меньше меня и не умеет плавать, готовит снасть, в то время как Кейт и отважная амазонка Шерра надевают комбинезоны из «чёртовой кожи» и сапоги до подмышек. На реке, в десятке метров от нас, раздаются характерные всплески — сом охотится на рыбью мелочь.
— Небольшой, — кивает в его сторону Кейт, надев очки для плавания, — килограммов 30-35.
Крюк с приманкой — опалённой на костре уткой — на десятиметровом тросе летит в воду. Я не успеваю подойти к кромке берега, как здоровенный куст, к которому привязан трос, начинает содрогаться в бешеной пляске.
— Взял! — восклицает Рикки.
— Да свершится воля Господа! — бормочет верзила Кейт, устремляясь в мутную воду и перебирая трос руками в рукавицах. За ним следом шлепает Шерра, вооружённая длинным тесаком. Вид у неё пиратский и бесстрашный.
— Вперёд, писатель! — подбадривает меня Рикки, и я, не успев схватиться за ходящий ходуном трос, шлепаюсь в воду на задницу. — Вставай быстрее, а то сом башку откусит! — гогочет Рикки, швыряя в меня окурком.

Все пальцы целы!

Кейт уже по плечи в воде. Одной рукой он с трудом удерживает трос, перекинув его через плечо, а второй пытается нащупать в бурлящей воде разинутую пасть сома и ухватиться за крюк (теперь понятно, каким образом эти смельчаки лишаются пальцев и кистей). Только так можно подвести жёлтого дьявола к поверхности и пощекотать его брюхо мачете. Мокрая до макушки Шерра сжимает тесак в правой руке, левой помогает Кейту амортизировать бешеные рывки троса.
Внезапно Кейт падает в воду, сбитый с ног хвостом, и скрывается с головой. Шерра держит трос изо всех сил, я вскакиваю на ноги и снова падаю плашмя — оступился на скользком камне. Ничего не вижу, не слышу, рот, нос и уши полны воды, трос потерялся, спина болит, отплевываюсь, матерюсь и хватаюсь за трос, будь он проклят!
Прошло не менее 20 секунд, и вот лысая голова Кейта выныривает из воды. Он подводит голову сома с разинутой пастью размером с домашний сейф к поверхности и, скользя подошвами сапог по голышам, рывком выдергивает чудовище на четверть из воды.
— Шерра, давай! — орёт он прерывающимся от страшного напряжения голосом. Девушка без промедления, двумя руками сжав клинок, ловко всаживает его куда-то ниже разинутой пасти сома и сама падает с ног, сбитая мощным ударом хвоста.
Кейт возвышается над полем битвы, как Геркулес. С рёвом он волочит бьющуюся жёлтую тушу сквозь окровавленную воду, ему помогает Шерра, потрясая привязанным к руке тесаком и что-то возбужденно крича. Я двигаюсь задним ходом, подбирая провисший трос. И уже на суше в третий раз падаю. Бойцы тянут на берег ещё отчаянно брыкающегося сома с распоротым брюхом. Но едва очутившись на песке, он тут же сникает, как автомобильная камера, из которой выпустили воздух.
Я пластом лежу на берегу и очень удивляюсь, что и на этот раз живым и невредимым вышел из очередной передряги.
— Паренёк, да ты приносишь удачу! — хлопает меня по плечу грубиян Кейт.
— На сегодня, девочки, хватит. Можешь в награду сфотографироваться с сомом. Скажешь своим слюнтяям в редакции, что сам поймал, на удочку!… Кстати, могу порекомендовать тебя моим приятелям. Ребята отлавливают анаконд для всяких там питомников и зоопарков. С твоим везением, возможно, останешься на этом свете. Ну как? По рукам?!
— А чего же… Можно. Пальчики-то — вот они! — и я счастливо улыбаюсь.




Вконтакте



Подписка на обновления

Введите ваш адрес:


Твиттер
Google+
Вы здесь: Главная Природа Рыбы Мы охотимся на амазонского сома!