Исторический сайт

Багира

Воскресенье, 07 22nd

Последнее обновлениеСб, 21 Июль 2018 11pm

Грабёж под шелест облигаций

Журнал: Тайны СССР №4, апрель 2018 года
Рубрика: Как это было
Автор: Алексей Мартов

Фото: облигации займа СССРВ 1918 году правительство большевиков отказалось от всех финансовых обязательств предыдущей власти и стало «доить» население.

Не дали за границей — возьмём у своих!

Когда ВЦИК РСФСР аннулировал дореволюционные долги, иностранные банки отказались иметь дело с большевиками. А потребность в деньгах у них была огромная. Нарком финансов Григорий Сокольников предложил Ленину взять взаймы у населения. Но денег у людей не было, и заём решили произвести в натуральной форме. 20 мая 1922 году были выпущены восьмимесячные бумаги хлебного займа на 10 миллионов пудов ржи. Крестьянам их появление объясняли так: «Если после сдачи продналога у тебя остались излишки хлеба, то за них можно получить облигацию. На следующий год за неё ты получишь такое же количество хлеба и привесок (проценты)».
Дело здесь было не только в выгоде, но и в том, что на следующий год мог случиться неурожай, а хлеб государство обязалось вернуть. И, действительно, голодной зимой 1923 года облигации погашались ранее собранным зерном и сахаром.
В том же 1923 году государство обязало нетрудящихся (частные торговцы, комиссионеры, коммерсанты) приобрести 6%-ные выигрышные облигации. Но во времена НЭПа правительство пошло на либеральные реформы, и уже следующий заём осуществили на добровольной основе.
В годы НЭПа привлекательность облигаций была наивысшей. Ведь доход по ним гарантировался государством. Однако поддержание такого реноме бюджету обходилось недёшево. За пару лет такой вольницы дельцы получили 1,5 миллиона рублей дохода, что было солидной суммой. К концу 1926 года у населения скопились облигации на 50 миллионов рублей, доход которых достигал 12% годовых. Выходило, что вкладываться в облигации было даже выгоднее, чем содержать магазин или артель.
И всё же государство не видело других методов изыскивать средства. Поэтому облигации продолжали выпускаться, а для их рекламы в 1927 году был снят ещё один фильм — «Девушка с коробкой». После его выхода облигации вновь стали раскупать как горячие пирожки.

«По просьбам трудящихся…»

Уже к октябрю 1929 года долг государства по облигациям составил 1,9 миллиона рублей, что составляло треть внутреннего долга страны. И самое главное, он рос. Учитывая опасную тенденцию.
22 февраля 1930 года правительство выпустило постановление, запрещавшее операции с облигациями без разрешения специальных комитетов содействия реализации (комсодов). Также государство решило, что оно «простит» долги юрлицам, и постановило ликвидировать резервные капиталы трестов и запретить государственным учреждениям, акционерным обществам и кооперативным предприятиям иметь облигации займов.
В 1936 году правительство, нисколько не тушуясь, объявило, что по «просьбам трудящихся» облигации 8%-ного займа обмениваются на 3%-ные, а их погашение откладывается на 20 лет. Учитывая, что выходить на площадь, как современные обманутые вкладчики, в СССР в 1930-е годы было чревато, люди избегали приобретения новых бумаг. Но не тут-то было.
Вечером 1 июля 1937 года диктор радио торжественно объявил, что по инициативе железнодорожников Ленинграда, обеспокоенных фашистской агрессией, в стране начинается государственный заём. Оборонный. Для большинства населения СССР это была неприятная новость. Но партсекретари на предприятиях и работники сберкасс уже были готовы к ней. Перед ними стояла задача, чтобы каждый работающий человек купил облигаций минимум на две трети зарплаты. А ещё лучше — на всю. Правительство поставило цель собрать четыре миллиарда рублей, и без хлыста этой цели было не добиться.
Вскоре по радио зазвучали репортажи, где рабочие «спешили купить» гособлигации. В Минском паровозном депо машинист Курилович заявил корреспонденту: «Заём обороны — это лучший ответ на подлые происки мерзких предателей и изменников родины». Потратив всю зарплату на покупку бумаг, он подал пример и остальным рабочим.

Обманутые государством

Правда, случались и казусы, о которых по радио не говорили. Так, на витебской фабрике КИМ 1070 из 7200 работниц за первую неделю не подписались на заём. Избегали. Пришлось парткому лично подходить к каждой и угрожать. План в итоге выполнили. Но были и открытые «саботажники». Чернорабочий строительного треста Нивецкий, отсидевший шесть лет за критику колхозного строя, отрезал парторгу: «Меня назвали врагом страны. А враги не охраняют страну. Поэтому не буду подписываться на заём». Что было с ним дальше — представить нетрудно.
Стоит отметить, что люди хоть и понимали, что государство их обирает, но с началом Великой Отечественной войны стали добровольно приобретать облигации. Патриотизм советских людей тогда был выше личной корысти. В 1941-1945 годы были выпущены четыре 20-летних займа под 4% годовых, которые собрали 72 миллиарда рублей, что на 26% больше, чем рассчитывали власти. В «благодарность» в 1948 году правительство постановило заменить все предыдущие облигации на новые в пропорции 3:1. То есть за три старых высокодоходных
Стоит отметить, что люди хоть и понимали, что государство их обирает, но с началом Великой Отечественной войны стали добровольно приобретать облигации давали одну новую, низкодоходную. Многие даже не пошли менять эти цветные бумажки, предпочтя оклеить ими стены комнат или туалета.
С 1946 по 1957 год было проведено ещё пять выпусков 20-летних облигаций, сборы от которых пошли на восстановление страны. Чтобы как-то поддержать к ним интерес, правительство проводило розыгрыши по их номерам, как в лотерею. Но распространялись они, как и в 1930-е годы, принудительно. В итоге в 1957 году Никита Хрущёв объявил: «Миллионы советских людей добровольно высказались за отсрочку на 20-25 лет выплат по старым государственным займам. Этот факт раскрывает нам такие новые черты характера, такие моральные качества нашего народа, которые немыслимы в условиях эксплуататорского строя». Соответственно, только в середине 1970-х власть стала частично рассчитываться по долгам. Причём владелец бумаги получал за неё тот же номинал, что и был указан, хотя рубль за 20 лет обесценился в пять раз.
Последний советский заём случился в 1982 году. Финансовые бумаги с доходностью 3% в этот раз распространялись добровольно и даже стали дополнительной валютой СССР. Однако последующий развал Союза и гиперинфляция обесценили их, ещё раз подтвердив истину, что играть в финансовые игры с государством не стоит.




Вконтакте



Подписка на обновления

Введите ваш адрес:


Твиттер
Google+
Вы здесь: Главная Тайны истории Финансы Грабёж под шелест облигаций