Исторический сайт

Багира

Понедельник, 07 23rd

Последнее обновлениеПн, 23 Июль 2018 3pm

Мой личный домовой

Журнал: Ступени Оракула №5, май 2018 года
Рубрика: Невероятно, но факт
Автор: Тамара Дорошина

Размен

Фото: лохматый домовой в избеМоя сестра Светлана была старше меня на 10 лет, но это нисколько не мешало нам поверять друг другу всё самое сокровенное. А потому я знаю все жизненные перипетии сестры, в том числе и такие истории, которые иначе как волшебными не назовёшь.
Замуж Света вышла рано — в 19 лет. Но уже через полтора года вернулась домой с грудным ребёнком на руках: не сложились отношения с мужем, его раздражал малыш и то, что Светлана уделяла ему слишком много внимания. Родители долго думали, как всем разместиться в трёхкомнатной квартире, пока не приняли единственно верное решение — разъехаться. Папа, мама и я перебрались в однокомнатную квартиру, а старший брат с семьёй и Светлана с Сашенькой расселились по крошечным однокомнатным квартирам в малосемейке. Сестре досталась чудесная комнатка с балконом, правда, квартира находилась далековато от нас. Это, пожалуй, был единственный минус её нового жилья.
Однажды Светлана стала свидетельницей разговора мамы с подругой.
— Представляешь, Надя, — рассказывала знакомая, — каждую ночь мне кто-то является, думаю, мой покойный муж. То на диване шуршит газетой, то из комнаты в комнату ходит, то на кухне чашками гремит. Правда, его самого ни разу не видела, но чувствует моё сердце: это он! Как ещё не поседела от страха.
Тогда Светлана и предложила:
— А давайте, тётя Валя, поменяемся. Мне к маме ближе будет, дома-то рядом, а привидений и призраков я не боюсь.
И переехала моя сестра из своей чудной комнатки в коммуналку с тремя соседями. Тогда же она встретила свою настоящую любовь — военного инженера, большого умницу и невероятного красавца по имени Павел. Светлану он разве что на руках не носил. Года два они всё откладывали свадьбу: то ей нужно было закончить педагогический институт, то ему перевестись с одного места службы на другое. Наконец назначили свадьбу. Светлана была необыкновенно хороша в голубом платье, сшитом к празднику, она вся так и светилась от счастья. Павел не отходил от неё ни на шаг. А мы, глядя на молодожёнов, не могли нарадоваться.

«К худу…»

Как-то под вечер Светлана, дожидаясь мужа с работы, прилегла отдохнуть с книгой в руке. Вдруг строчки поплыли у неё перед глазами, рука медленно опустилась на диван, и сестра, как она потом мне рассказывала, впала в какое-то странное оцепенение. И тут у себя в ногах она увидела огромную морду, поросшую шерстью: не то медведь, не то человек — не разберёшь. С минуту она смотрела на него не в силах пошевелиться. Хотев крикнуть, но страх парализовал всё её тело. Тут Света вспомнила, как бабушка рассказывала ей историю о том, что однажды то ли во сне, то ли наяву она увидела домового. Всё было в точности так, как сейчас происходило со Светланой. Бабушка тогда сказала: «Нужно спросить у него, к худу или к добру?». Светлана спекшимися губами еле вымолвила нужные слова и услышала в ответ что-то похожее на шёпот или шипение: «К ху… ду…». А спустя несколько дней Светлана получила страшное известие: погиб Павел. Из восьми человек, находившихся в машине, слетевшей с десятиметрового обрыва, не выжил никто.
После смерти мужа сестра оставила нам сынишку, а сама устроилась проводницей — хотела пореже бывать дома. Мы стали видеться очень редко. В одну из своих коротких побывок Светлана поведала мне, что привидение, которое пугало когда-то тетю Валю, не имеет никакого отношения к её мужу. «Это был домовой, — рассказывала сестра. — Наверное, я ему понравилась. Он теперь за мной повсюду следует». Сестра уверяла: неправда, мол, что домовой имеет постоянную прописку и его надо приглашать сменить место жительства. Её домовой сопровождал Светлану везде, даже в поезде.

Незваный гость

Через несколько лет наши родители переехали жить в Краснодарский край, поближе к морю. И Светлана с сыном, чтобы не разлучаться со стариками, переехала к ним. Там она вышла замуж за вдовца с двумя маленькими детьми. Они жили в любви и согласии долгие годы. Вырастили детей, обзавелись внуками.
Как-то раз сестра проснулась посреди ночи. Комнату заливал лунный свет, всё было видно, как днём. В ногах кровати, скрючившись, опять сидел её домой. Не шевелясь и почти не дыша, он смотрел на Светлану, будто о чем-то раздумывал. Так прошло минут пять. Потом незваный гость исчез, словно растворился в воздухе.
С тех пор Светлана всегда ощущала рядом с собой незримое присутствие загадочного существа. Надо отдать ему должное: оно никогда никому не причиняло вреда. Бывало, сами по себе открывались и закрывались двери и окна, падали книжки со стола, скрипели половицы. Светлана за много лет так привыкла к его проделкам, что почти не обращала на них внимания.
Только однажды, когда он спрятал её сумочку, рассердилась. «Отдай, заноза, — закричала Светлана, — я же на работу опаздываю». Обернулась — сумочка лежит на тумбочке, хотя ещё минуту назад её там не было.
Я тоже пыталась общаться с домовым. Бывало, постучу легонько в стену — в ответ раздаётся точно такой же стук. Как-то у меня с пальца соскользнул напёрсток. Казалось бы, круглая вещица должна покатиться по полу, но никто не слышал ни звука. Искали напёрсток всей семьёй — без толку. «Всё понятно, — сказала сестра. — Такое у меня уже не раз было. Наиграется — отдаст». Так и получилось. Я обнаружила свой напёрсток на столе рядом со швейной машинкой на следующий день.
Если Светлане предстояло надолго отлучаться из дома, домовой протестовал — не давал ей спать перед отъездом. Топтался по ней, стучал по стеклу, стягивал одеяло.

Все стучит и стучит…

Однажды, когда сестра приехала ко мне в гости, мы заболтались и не заметили, как наступила ночь. Светлана лежала на диване, а я сидела в кресле рядом. Посмотрев на часы и обнаружив, что уже давно наступил новый день, я поднялась и, пожелав спокойной ночи, пошла в свою комнату. Но не успела отойти от двери, как услышала странный звук: будто в кресло, которое я только что освободила, кто-то уселся. Я обернулась, на мой немой вопрос сестра спокойно ответила:
— Улёгся, ждал, когда ты место освободишь.
Домовой всегда предупреждал сестру и о беде — стуком в стену, в спинку кровати. Света уже знала, что значат эти звуки. Один раз он стукнул в стену — парализовало отца. Ещё один стук — умерла наша мама. Третий стук — дотла сгорела дача сестры.
Последний раз я виделась со Светланой 3 месяца назад. Уже тяжелобольная, после двух инсультов, она была совсем беспомощной. Прощаясь со мной, заплакала.
— Держись, сестрёнка, скоро увидимся, — старалась я подбодрить её.
— Нет, больше не увидимся, умру я скоро.
— С чего это ты взяла, дуреха? — прикрикнула я.
— Домовой мой сказал. Всё стучит и стучит, да так печально…
Через месяц Светланы не стало.

От проказ домового

От проказ домового в России оберегались по-разному: устанавливали в конюшне медвежью голову, убитых ястреба или сороку, зарывали под жильём череп козла, окуривали дом и двор горящей медвежьей шерстью. Смиряя домового, махали по всему двору липовой палкой, втыкали нож над дверью, чертили мелом кресты на притолоке, служили молебны, окуривали скотину ладаном, кропили святой водой. Другие предпочитали домового задабривать. Самые распространённые подарки: хлеб, каша, молоко, цветные лоскутки, монетки с изображением святого Егория, овечья шерсть, мишура, блестки.
Дары обычно относят в сени или на перекрёсток, где кланялись на все четыре стороны и читали молитвы. В некоторых районах Русского Севера хозяину, как называли здесь домового, отдавали корочку хлеба, а на праздник ему предназначался целый горшок круто посолённой каши.



Вконтакте



Подписка на обновления

Введите ваш адрес:


Твиттер
Google+
Вы здесь: Главная Непознанное Нечистая сила Мой личный домовой