Исторический сайт

Багира

Воскресенье, 07 15th

Последнее обновлениеСб, 14 Июль 2018 7pm

Эльдорадо

Журнал: Запретная история №7(50), 2018 год
Рубрика: Библиотека приключений
Автор: Андрей Прокофьев

В поисках «золотой страны»

Правда или бред больного человека?

Фото: золото ЭльдорадоНезнакомец оказался испанцем: придя в себя уже на корабле, он заговорил на чистом кастильском наречии, однако отказался сообщить, кто он и что с ним произошло. Галеон доставил неизвестного в Пуэрто-Рико. Тот по-прежнему хранил молчание и не расставался со своим сокровищем. Человек этот был тяжело болен и с нетерпением ждал отплытия на родину, в Испанию. Но смерть настигла его здесь, на богом забытом острове в Карибском море. Единственное, что он успел сделать — это исповедаться местному священнику…
Так стало известно, что звали беднягу Мартинесом и что он был одним из офицеров в отряде конкистадора Диего Ордаса. Этот отряд, насчитывавший 600 искателей приключений, незадолго до того отправился на поиски несметных сокровищ и бесследно исчез где-то в джунглях Амазонки. От отряда Ордаса не осталось никаких следов, кроме ржавого якоря, найденного в устье Ориноко. Мартинес был единственным, кто остался в живых. Его спасло собственное разгильдяйство: он развёл костёр возле порохового запаса экспедиции — и все взлетело на воздух. Дон Диего приговорил офицера к мучительной смерти от голода и жажды: его оставили в лодке без пищи и воды. Больше Мартинес ничего не знал о судьбе своих бывших товарищей — видимо, отряд истребили малярия, жажда и индейские стрелы.
Сам же Мартинес вскоре попал в руки индейцев, которые никогда не видели белого человека. Индейцы повели его с собой. Путешествие заняло две недели. В конце перехода пленнику завязали глаза. Когда повязку сняли, пленнику показалось, что он видит чудный сон. У его ног в долине лежал огромный город, излучавший, казалось, золотое сияние. Дворцы, крыши домов, даже мостовые — всё казалось отлитым из чистого золота. Мартинесу первым из европейцев удалось увидеть Маноа — столицу великой империи инков.
Мартинес не только первым увидел Маноа, он первым из белых людей был допущен во дворец могущественного правителя, носившего титул Верховного инки. Дворец был украшен со сказочной роскошью. Залы дворца украшали золотые изваяния различных животных. Фонтаны — из чистого золота. Мебель, посуда, светильники — ну, разумеется, из золота. В городе устраивались великолепные празднества, на которых инка и его приближённые появлялись полностью обнажёнными. Их тела были покрыты золотым порошком, отчего они сами становились похожи на драгоценные статуи. На таких торжествах инка действительно выглядел как владыка «золотой страны» — Эльдорадо. Это слово впервые сорвалось именно с губ умирающего Мартинеса, офицера из отряда Диего Ордаса, первого европейца, увидевшего волшебный город инков. И «золотая страна» Эльдорадо (исп. El Dorado — «позолоченная») стала мифом, легендой, сказочной мечтой, манившей к себе несколько поколений испанцев и погубившей не одну тысячу жизней.

Конкистадоры

Многие испанские смельчаки пытались найти путь, по которому индейцы вели пленного Мартинеса. Однако все они погибли от болезней, голода и лишений, так и не достигнув своей мечты. Эти люди вошли в историю под громким именем «конкистадоры» (буквально — «завоеватели»). Самое странное в этих экспедициях было то, что это вовсе не были походы, которые организовывались бы правительством испанского короля. «Конкисты», как их тогда называли, были сугубо частным делом. Они предполагали союз между знатным дворянином и купцами. Капитан сам вербовал людей в свою экспедицию и руководил походом. Купцы обеспечивали материальную сторону вопроса: корабли, провиант, боеприпасы. Доля в добыче заранее определялась договором. Воины, нанимавшиеся в экспедицию, подразделялись на «кабальеро» (всадники) и «пеонов» (пехотинцы). Лошадь, неизвестная индейцам Америки и потому внушавшая им панический страх, была особо ценным козырем испанцев. Среди пехотинцев особо ценились те, кто умел владеть огнестрельным оружием. Оно было ещё редкостью в те времена — основная масса пехоты обычно сражалась врукопашную: пиками и тесаками. И каких только людей не выплескивала жажда наживы изо всех городов и деревень Испании! Свои услуги предлагают не только дворяне, желающие позолотить свой родовой герб, не только отчаянные искатели приключений и храбрые солдаты; волна выносит в испанские порты всю грязь и все отбросы Испании. Прожжённые воры, разбойники с большой дороги, рассчитывающие найти более выгодное дельце в стране золота, должники, спасающиеся от кредиторов, и мужья, удирающие от сварливых жён, преступники, отбывшие каторгу, и преступники, разыскиваемые властями, — все они нанимаются на корабли. Это разношёрстная толпа «босяков», решивших одним махом добиться наконец богатства и готовых на любое насилие, любое преступление. Они так рьяно убеждены в существовании «золотой страны», «где сокровища эти так же обычны, как у нас обыкновенный булыжник», что конкистадоры побогаче берут с собою своих слуг и мулов, надеясь сразу отгрузить целые горы драгоценного металла. Бесшабашные авантюристы на свой страх и риск отправляются в неизведанные джунгли, чтобы как можно быстрее захватить в свои руки золото, золото, золото…

Одиночное плавание

Каждый, кто отправлялся из Испании в Новый Свет за сказочными сокровищами, знал, что плавание будет долгим. Два — два с половиной месяца потребуется, чтобы добраться до Америки, если это будет угодно судьбе. Сколько лишений предстоит перенести, сколько штормов встретить на своём пути и в каких невыносимых условиях жить! Представьте себе, что должны были испытывать 600-700 человек, скученных на судне длиной 40 метров и шириной 12-14 метров! Каждому надо было зорко охранять свою пищу от крыс. Эти грызуны кишмя кишели на корабле, как, впрочем, и паразиты — клопы, вши, черви, тараканы. Драки на борту были обычным явлением — что вовсе не удивительно для такой-то публики!
Люди спали на палубе вперемешку, прямо на досках, ничем не защищённые от непогоды. Как правило, они не переодевались в течение всего плавания.
Когда начинало штормить, приходилось укрываться в трюмах, где создавалась невыносимая теснота (кстати, ещё неизвестно, что было опаснее — штормы или штили: безветрие затягивало плавание, а запас питьевой воды был очень ограничен)… Случалось и так, что пассажиры целыми неделями оставались в трюме, дыша ужасным зловонием — ведь никаких иллюминаторов для проветривания в те времена не существовало, а шторм не давал возможности воспользоваться гальюном, так что приходилось нужду справлять прямо там же, в трюме. Кстати, отхожее место на корабле было одно и представляло оно собой сиденье, выступающее за борт в носовой части судна.
Цинга, бороться с которой тогда не умели, косила людей на борту корабля, где, разумеется, не было никаких понятий о гигиене. После отпевания умершего его тело тотчас бросалось за борт, а оставшиеся в живых радовались, что стало чуть больше свободного места.
Чтобы скрасить однообразие столь длительного плавания, конкистадоры изобретали всякого рода развлечения. Устраивались петушиные бои и бега, в которых состязались свиньи, взятые на борт в качестве «живых консервов». Матросы и солдаты разыгрывали бой быков, изображая быков и матадоров.
И вот десятки и сотни такого рода людей с неистребимым упорством рвались к своей мечте, устилая костями путь в «золотую страну» Эльдорадо. И в конце концов одному из них это удалось. Франсиско Писарро, отчаянный пьяница и смутьян, сделал то, к чему безуспешно стремились десятки и сотни его менее удачливых соотечественников. Ему удалось достичь сказочного города инков…

Франсиско Писарро

Франсиско был сыном кастильского дворянина и простой крестьянки. Мальчика никогда не учили читать, он играл со своими сверстникам, иногда присматривая за овцами или свиньями. Но такая жизнь была ему не по нутру: он жаждал приключений. В 19 лет Франсиско покидает родительский дом и отправляется в испанскую армию, воевавшую в Италии. Там Франсиско стал настоящим солдатом. Когда в 1502 году Писарро отправился в Америку на поиски счастья, он был уже подлинным головорезом. Он подтвердил свою репутацию, участвуя в кровавом походе против индейцев на остров Эспаньола (ныне Гаити), где он лихо врезался в гущу аборигенов и прокладывал в толпе просеку с мёртвыми телами по обе стороны.
В 1513 году Писарро уже в звании капитана участвовал в экспедиции Бальбоа в Панаму, которая открыла проход к Тихому океану. Затем он был мэром основанного испанцами городка в Панаме, но материальные дела его в целом шли не блестяще. Под влиянием слухов о загадочной стране Эльдорадо Франсиско решил попытать счастья и вместе со своим помощником Диего Альмагро и капелланом Эрнандо Луке собрал отряд. Однако после неудачных поисков золота в Колумбии и Эквадоре новый губернатор Панамы отказал участникам экспедиции в поддержке.
Узнав об этом, Писарро начертил на земле линию своим мечом, призывая тех, кто ищет богатства и славы, переступить эту черту. Решившихся на это Писарро назвал «славной тридцаткой». Продвигаясь вглубь континента, храбрецы (30 человек!) достигли земель империи инков, названных ими Перу. Пойти на завоевание столь малыми силами Писарро не решился и возвратился в Панаму, где губернатор по-прежнему отказывался поддерживать его предприятие. Писарро отбыл в Испанию, чтобы добиться благосклонности императора. Карл V, постоянно нуждавшийся в деньгах для своих грандиозных планов, благосклонно отнёсся к Писарро, назначил его наместником Перу и произвёл в маркизы.
Из Испании Писарро возвратился с четырьмя своими братьями. Не были забыты и члены «славной тридцатки»: все они получили новые титулы и обещания всевозможных привилегий на новых землях. И вот наконец наступил звёздный час Писарро. В январе 1531 года он начал новый завоевательный поход в Перу. У него был один корабль, 180 человек и 37 лошадей. В дальнейшем к экспедиции присоединились ещё два корабля. Верховный инка Атауальпа собрал для отпора завоевателям армию в 30 тыс. индейцев. Писарро это не смутило: он смело ринулся в бой. Как всегда, индейцы испугались лошадей. Инка был окружён и захвачен в плен (по преданию, самим Писарро лично). В обмен на свою свободу он пообещал испанцам выкуп — комнату, полностью заполненную золотом и серебром. Выкуп испанцы взяли, но тем не менее сочли более разумным всё-таки казнить Атауальпу. При известии о казни Верховного инки вся индейская армия разбежалась, и Писарро беспрепятственно достиг столицы империи инков и завладел её несметными сокровищами.
Храмы и дворцы города были буквально покрыты золотом и серебром снаружи и доверху заполнены ими внутри. В императорском дворце они обнаружили три комнаты, до самого потолка заполненные золотыми украшениями, и пять комнат с серебром, а также запас из 100 тысяч золотых слитков, весивших пять фунтов каждый и ожидавших своей очереди, чтобы превратиться в произведения искусства.
В огромном храме (испанцы назвали его Храмом Солнца) стены были облицованы толстыми золотыми пластинами. Сад храма был искусственным; в нём буквально все: деревья, кусты, цветы, птицы — было сделано из золота. (Мартинес не соврал!). Во дворе было засеяно целое поле маиса (местная разновидность кукурузы), на котором стебель каждого растения был искусно изготовлен из серебра, а початок — из золота; размеры поля составляли 91,44 на 182,88 метра — 16,7 тысячи квадратных метров золотой кукурузы!

Эпилог

Награбленные сокровища не принесли счастья их новым обладателям. Сказочное и запачканное кровью богатство, как это уже не раз случалось в — истории, сыграло с победителями злую шутку. Ненасытный Писарро присвоил львиную долю добычи себе и своим братьям. Его старый друг Альмагро стал протестовать, вытащив на свет старый договор о равных долях трёх партнёров, желавших завоевать Эльдорадо. Писарро отправил бывшего друга на завоевание Чили, убедив его, что чилийское золото может с лихвой возместить ему всю недостачу. Однако никакого золото Альмагро в Чили не обнаружил. Он самовольно возвратился в Перу, где его и арестовал и казнил Эрнандо Писарро, один из братьев Франсиско. Однако расплата за преступления не заставила себя долго ждать. Все обиженные и обделённые жадностью Писарро объединились вокруг сына Альмагро, Диего. Они ворвались во дворец Писарро в Лиме и убили его. По легенде, перед смертью он начертил крест своей кровью, поцеловал его и умер с криком «Иисусе».
А что же стало с мифом об Эльдорадо? Может быть, о нём позабыли? Ничуть не бывало! Всем этим нищим и полунищим искателям приключений, которые сотнями и тысячами выплескивались из Испании в поисках лучшей жизни, им нужна была мечта, ради которой не жалко было и рискнуть жизнью. И эта мечта звалась Эльдорадо. И пускай реальный прототип этой страны — сказочная столица инков — уже захвачен и разграблен. Не важно. Неужели же всё новые и новые конкистадоры, прибывавшие в Новый Свет, должны были признать, что они опоздали и что счастливый билет вытянул Писарро со товарищи? Признать это для них означало крах всех своих надежд и стремлений. Это значило поставить крест на своей жизни. На это они пойти не могли. И поиски мифической «золотой страны» продолжаются. Её ищут по всем уголкам Южной и Центральной Америке. Потерпев неудачу в одной экспедиции, тотчас же снаряжают другую. И так, пока малярия и стрелы индейцев (а то и кинжалы завистливых соотечественников) не успокоят навсегда эти страждущие души.
И лишь спустя сто лет после гибели Писарро, когда с каждым новым исследованным километром Нового Света ослабевала и вера в чудо, искатели лёгкой наживы скрепя сердце вынуждены были признать, что никакой другой страны Эльдорадо, кроме той, что уже давно ограблена солдатами Писарро, увы, не существует…




Вконтакте



Подписка на обновления

Введите ваш адрес:


Твиттер
Google+