Багира

Среда, 11 22nd

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Вопрос о надёжной артиллерийской огневой поддержке пехотного полка на батальонном уровне был поднят задолго и до принятия на вооружение пулемётов, и уж тем более до начала Первой мировой войны.

Миниатюрная артиллерия австро-венгерской пехоты

Журнал: Арсенал Коллекция, №1(1) — 2012 года
Автор: Дмитрий Адаменко

Фото: перевозка 3,7-см орудия на собаках

Однако именно 3,7-см пехотной пушке образца 1915 г., разработанной инспектором технической артиллерии Вильгельмом Пухерна вместе с заводом «Skoda» для австро-венгерских вооружённых сил, суждено было стать единственным в своём роде узкоспециализированным траншейным артиллерийским орудием. О правильности выбранной концепции говорит хотя бы то, что французская 37-мм пехотная пушка образца 1916 г. (Canon d'lnfanterie de 37 modele 1916 TRP (37mm mle. 1916)) была по сути её копией.
Сначала митральеза, а позже пулемёт, дали пехоте существенное преимущество в поле. Однако, ещё с античных времён, непрерывно развивалась полевая фортификация, да и наставления по огневому бою для пехоты, разработанные в период внедрения винтовок с унитарным патроном, не забывали советовать использовать как естественные складки местности, так и гражданские сооружения. А против них и залповый огонь стрелкового оружия, и пулемёты были бесполезны. В то же время, артиллерия не всегда поспевала за пехотой, поэтому не удивительно, что военные теоретики постоянно возвращались к идее полковой артиллерии. Для таковой выдвигались следующие главные требования:
— небольшой вес артиллерийской системы, который позволял бы расчёту самостоятельно передвигать артиллерийское орудие на поле боя;
— достаточная мощность фугасного снаряда, который должен был разрушать полевые фортификационные сооружения противника;
— простое устройство как механизмов орудия, так и прицельных приспособлений, что должно было позволить управляться с артсистемой не только подготовленным специалистам, но и простым пехотинцам;
— невысокие требования к тягловым усилиям, что должно было обеспечить постоянное присутствие орудия при своём пехотном подразделении.
На переломе 19-го и 20-го веков пришли к мнению, что для полковых орудий вполне будет достаточен калибр от 37 до 76 мм. В 1911 г. оберет (полковник) Вильгельм Пухерна (Wilhelm Pucherna) обратился в «Военный технический комитет» (к, и. k. Technische Militarkomitee — ТМК) с концепцией пехотного орудия. И хотя ТМК сначала отказался от идеи, но позже обратился в Военное министерство (/с, и. k. Kriegsministenum) с предложением провести испытания с целью выяснить наиболее приемлемые калибры, необходимые характеристики снарядов, оптимальный вес и варианты транспортировки артиллерийских орудий огневой поддержки пехоты. Лидер в разработках и производстве артиллерийского вооружения в двуединой монархии, пльзенський завод «Skoda», к этому времени уже разработал по заказу австро-венгерского военно-морского флота (к, и, к. Kriegsmahne) 3,7-см морскую пушку L/26. Поэтому для испытаний решили использовать именно её, установив на колёсный лафет и снабдив небольшим щитом. В конце концов, она была принята на вооружение как 3,7-см горная пушка образца 1913 г. (3,7-ст Gebirgsgeschutz M.13), но заказ сухопутные силы так и не сделали. Зато этой разработкой заинтересовалось правительство Эквадора, и «Skoda» начала производство для этой южноамериканской республики.
Когда началась Первая мировая война, по общепринятым правилам на всё оружие, производившееся по иностранным заказам, был наложен арест, и оно было реквизировано в пользу воюющей армии. Именно таким образом некоторое количество 37-мм горных орудий попало в войска. В частности известно, что польские патриоты закупили несколько штук и вооружили ими II бригаду Легионов Польских — добровольческое формирование австро-венгерской армии периода войны. В бригаде они получили прозвище «эквадорки» (ekwadorki) и «собачки» (pieski).

Фото: пушка L/20
Прототип 3,7-см горной пушки образца 1913 г. 3,7-см морская пушка L/20, установленная на палубной тумбе. Хорошо видно приклад, помогавший прицеливанию, который «достался в наследство» горной пушке. На тумбе расположено кольцо с гнёздами, в которых размещены заряды — это было призвано ускорить перезаряжание.


3,7-cm Gebirgsgeschutz M.13

Орудийный ствол калибра 37,2 мм и длиной 26 калибров (96 см). Замок клиновый. Спуск револьверный. От своего «морского предка» горному орудию достался и приклад, который позволил отказаться от сложных приборов наведения. Никаких механизмов отката предусмотрено не было — небольшая энергия отдачи при выстреле поглощалась металлическим лафетом и откатом всего орудия. Небольшой бронещит прикрывал заряжающего и наводящего. На хоботе лафета для наводящего монтировалось седло. Ствол можно было наводить от -10° до +15° в вертикальной плоскости и до 6° в горизонтальной. Вес системы без лафета достигал 80 кг.
Дальность выстрела фугасом составляла 2000-3000 м. Фугас весил 0,8 кг и снабжался ударным взрывателем. Снаряд унитарный. Снаряды упаковывались в ящики по 12 или 50 штук. Фугасы изготавливались на заводе «Skoda» (маркировались литерами «SI/V»), а гильзы — в Венгрии на предприятиях «Weiss».
Дальность выстрела шрапнелью достигала 400 м. Заряд унитарный. Шрапнельный снаряд весом 0,75 кг снаряжался 100 пуль из оловянно-сурьмяного сплава. Гильза бронзовая с характерным для шрапнелей округлением верхней части. Шрапнели упаковывались в деревянные ящики по 12 штук.
Скорострельность этой модели горного орудия достигала 10 выстрелов в минуту.
Транспортироваться артсистема могла на вьюках или людьми на расстояние 6-10 км. Расчёт состоял из наводчика, заряжающего и подносящего.


Изменение характера войны с маневренного на окопный вызвало разработку и внедрения ряда новшеств в вооружениях. Одним из них стало принятие на вооружение артиллерийского орудия небольшого калибра, которое могло бы стрелять прямой наводкой по полевым фортификационным сооружениям противника непосредственно из собственного окопа — пехота спряталась за земляными брустверами и мешками с песком, широко использовались стрелковые щиты с противопуль-ным бронированием. Станковый пулемёт стал мощным аргументом оборонительного боя — ДЗОТ превратился в ми-никрепость, которую крайне трудно было уничтожить. Итак, перед атакой пехоты была необходима артиллерийская подготовка по окопам противника, но оборудованные пулемётные гнёзда было очень трудно разрушить навесной стрельбой — по ним ещё надо было попасть, а ведь задача артподготовки была возложена на гаубичную и тяжёлую артиллерию, которая работала с закрытых позиций. В то же время, прицельный огонь из
1 стрелкового оружия был малоэффективен, так как пулемётный расчёт был прикрыт накатами ДЗОТа, а узкая амбразура — бронещитком самого пулемёта. Вытащить же полевую пушку на передовую позицию, чтобы стрелять прямой наводкой, означало или потерять само орудие от контрбатарейной борьбы, или артиллерийский расчёт от ружейной стрельбы противника. Поэтому разработка и принятие на вооружение небольшого артиллерийского орудия, которое можно было спрятать в окопе, было делом предрешённым.

Фото: 3,7-см горная пушка

3,7-см горная пушка образца 1913 г. на колесном лафете, которая хранится в коллекции Музея вооружённых сил (Будапешт). Ствол изготовлен в 1904 г. и значит был изготовлен для 3,7-см морской пушки L/20. Хорошо видно приклад, благодаря чему у пушки отсутствовали сложные оптические приборы прицеливания.

Одним из первых, кто уже после начала войны обратил внимание на необходимость принятий на вооружения артиллерийского орудия, стреляющего прямой наводкой по амбразурам с пулемётами, был гауптман (капитан) 15-го батальона полевых егерей (к, и, к. Feldjagerbataillon Nr. 15) Р. Маршал (Я. Marschall). В своём докладе в Военное министерство в 1915 г. он указывал на положительный опыт применения горных пушек небольшого калибра в первой линии траншей — огонь из них вёлся во время артподготовки, что не позволяло противнику вести контрбатарейную борьбу.

Фото: 3,7-см горная пушка в Легионах Польских

3,7-см горная пушка на вооружении Легионов Польских (весна 1916 г.). У ног заряжающего стоит открытый ящик с шрапнелью

Среди недостатков он указывал слабую защищённость орудий и расчётов во время артиллерийского и ружейного огня противника, сложность доставки орудии на передовую, связанную в первую очередь с весом артиллерийских систем. Р. Маршал так видел область применения пехотных орудий:
1. Обстрел вражеской пехоты в окопах и блиндажах.
2. Уничтожение вражеских пулемётов как во время наступательного, так и оборонительного боя.
3. Уничтожение вражеской артиллерии как в первой, так и второй и третьей линиях обороны, как во время наступательного, так и оборонительного боя.
4. Артиллерия, обладающая большей дальностью стрельбы, чем стрелковое оружие пехоты, и выдвинутая на передовую, может обстреливать позиции противника глубже, чем артиллерия, размещённая в собственном тылу.
5. Артиллерию можно будет использовать и вместо миномётов.
Последние два пункта выводов гауптмана сомнительны и, возможно, он их привёл только для того, чтобы скорее убедить высшее командование в необходимости введения траншейной артиллерии. Хотя и они не лишены здравого смысла. Так как идея «витала в воздухе», то Военное министерство решило инициировать процесс и поручило руководство изысканиями уже знакомому нам фельдмаршал-лейтенанту Вильгельму Пухерна, который к этому времени не только был повышен в звании, но и назначен инспектором технической артиллерии («техническая артиллерия» занималась вопросам разработки, производства и ремонта артиллерийских систем, боеприпасами и порохами). Тут оказалось, что он, пользуясь своим положением, без участия ТМК занимался дальнейшей разработкой 37-мм пехотного орудия, которое могло бы гарантировано на расстоянии 300-500 м (среднее расстояние между окопами противников) пробить гранатой земляную насыпь шириной 1 м. Чтобы обеспечить своей разработке будущее и избежать бюрократических проволочек, Пухерна пошёл на то, что о своей работе в этой области даже не известил 7-й отдел Военного министерства, который руководил артиллерией вообще и артиллерийскими складами, вооружением и боеприпасами в частности. Вместо этого Пухерна докладывал в 5-й отдел, отвечавший за оперативные вопросы, тактическую подготовку войск и перевод армии из мирного на военное положение. А ТМК вообще был информирован о разработке только после того, как фирмой «Skoda» было изготовлено 204 первых орудия!


3,7-см Infanteriegeschutz M.15

Орудийный ствол калибра 37,2 мм, изготовлен из стали. Длина 10 калибров (37 см). Замок клиновый, полуавтоматический, имел собственный гидравлический откатник. Станина-люлька двухчастная, монтировалась на треноге. Угол наведения колебался от — 44° до +45° в вертикальной плоскости и до 28' в горизонтальной. Небольшой бронещит толщиной 4 мм был призван противостоять винтовочным пулям, однако он был настолько неудобным и мешал целиться, что его зачастую снимали. Вес всей артсистемы достигал 118 кг, а только орудия без станка и приборов наведения — 85 кг.
Начальная скорость снаряда достигала 175 м/сек, а дальность — 2200 м. Заряд унитарный. Метательная смесь на основе пикриновой кислоты. Использовались следующие типы зарядов:
— фугас М.1915 со стальной оболочкой и взрывателем М. 1915 (вес 0,65 кг). Взрыватель оказался неудачной конструкции — он не гарантировал подрыва фугаса, поэтому изготовителю была дана команда разработать новую конструкцию;
— фугас М.1916 со стальной оболочкой и взрывателем М.1916 (вес 0,65 кг);
— мино-фугас М. 1915 с укороченным снарядом со стальной оболочкой и донным взрывателем (вес 0,45 кг);
— мино-фугас М. 1916 с укороченным снарядом со стальной оболочкой и донным взрывателем (вес 0,65 кг);
— шрапнель состояла из жестяной оцинкованной канистры, наполненной 100 оловянных пуль. Дальность выстрела достигала 400 м;
— сигнально-осветительный заряд в металлическом цилиндрическом корпусе с конусной головкой, наполненном материалом, горящим ярким белым, красным или зелёным цветом. Время горения около 20 сек — этого хватало, чтобы использовать его как осветительный. Вес заряда 0,35 кг;
— один тип учебного снаряда был цельностальным и весил 0,9 кг;
— второй тип —деревянным с медной псевдогильзой, весил 0,2 кг.
Снаряды изготовлялись на заводах «Gebruder Roth» (маркировались «GB» на дне гильзы) и «Wohlersdorf» (маркировка «W») и упаковывались в ящики по 12 штук.
3,7-см пехотное орудие образца 1915 г. на колесном станке. Колёса прикреплялись к треноге, чтобы облегчить транспортировку орудия в собачей упряжке.


Поскольку у богемского предприятия уже был опыт в разработке 3,7-см морской и горной пушек, а также к ним был разработан ряд обычных и специальных снарядов, то пльзенские инженеры решили остановиться именно на этом калибре. Они использовали собственную разработку полуавтоматического затвора, основавшуюся на принципе длинного хода ствола, которая получила обозначение L/10 — при откате ствол (длина 45,2-см) открывал затвор и выталкивал использованную гильзу.
Первый образец был испытан при штабе Юго-Западного фронта в октябре-ноябре 1915 г. специально для того, чтобы сравнить эффективность пехотной и горной пушки — последние именно здесь широко использовались на открытых позициях стрельбой прямой наводкой по пулемётным гнёздам противника. Однако горную пушку было очень тяжело доставить на позиции на вьюках — мулы вообще не могли пройти в тесных траншеях, а для личного состава переноска на руках элементов тяжёлых артсистем была иногда непосильным заданием. Кроме того, из-за использования на открытой позиции горное орудие после первого же выстрела обнаруживало своё месторасположение, что вело к высоким потерям в расчётах. Поэтому артиллеристы были, мягко говоря, не в восторге от такого использования. Испытания 3,7-см пехотной пушки получили высокую оценку, а 5-й отдел Военного министерства 26 ноября 1915 г. отдал приказ создать специальный курс подготовки расчётов «миниартиллерии» в Брюк-ан-дер-Лейта (Bruck an der Leitha).

Фото: пехотное орудие с разорвавшимся стволом

3,7-см пехотное орудие с разорвавшимся при выстреле стволом. Несовершенство снарядов могло привести к столь печальным последствиям. Хорошо видно нарезы в канале ствола.
Фото: 3,7-см пехотное орудие
3,7-см пехотное орудие. Благодаря конструкции крепления ствола к ложу-люльке, ствол можно было разместить как вперёд, так и назад — это было сделано для того, чтобы облегчить размещение треноги в узком окопе. Хорошо видно перископический прицел
Фото: снаряды к 3,7-см пехотному орудию
Снаряды к 3,7-см пехотному орудию: 1 — фугас М.1915, 2 — фугас М.1916, 3 — мино-фугас М.1915
Фото:  боеприпасы к 3,7-см пехотному орудию

Боеприпасы к 3,7-см пехотному орудию: I — фугас M.I915, 2 — фугас М.1916, 3 — мино-фугас М.1925, 4 — мино-фугас M.1916
Фото: спусковой крючок пехотного орудия
Спусковой крючок в виде кольца был расположен у 3,7-см пехотного орудия на конце салазок, по которым откатывался ствол во время выстрела
Фото: приспособление исчисления дальности полёта
Вспомогательное приспособление для исчисления дальности полёта снаряда 3,7-см пехотного орудия
Фото: Капрал расчёта 3,7-см пехотного орудия
Капрал расчёта 3,7-см пехотного орудия на передовой позиции. Хорошо видны знаки специальности на кепи и петлицах на воротнике и их главное отличие — размер
Фото:  Донца гильз  к пехотному орудию
Донца гильз боеприпасов к 3,7-см пехотному орудию: от фугаса (слева) и мино-фугаса (справа). Хорошо видно штамп завода «Братья Рот» — «GR»

Было решено, что каждому пехотному полку будет придан взвод пехотных орудий из двух расчётов, и первых 60 расчётов были выпущены курсом уже 29 февраля 1916 г., хотя штаты были утверждены только 24 января. На курсы отправляли кандидатов в офицеры резерва — «однолетних добровольцев» (Einjahrig-Freiwillige) — и призывников из батальонов депо. Каждый взвод состоял из 1 офицера, 2 унтер-офицеров, 26 нижних чинов, которым были приданы 1 телега, 4 вьючные лошади и 4 пехотных пушки. Позже, по плану реорганизации вооружённых сил, принятому в сентябре 1917 г., количество взводов должно было быть доведено до двух на полк — итого по 4 орудия в каждой пехотной части; в отдельных батальонах и спешенных кавалерийских полках — по 1 взводу.
Пехотная пушка совершенствовалась уже в ходе боевых действий, её обслуга набиралась опыта также в боях. Выяснили, что противник быстро вычислял месторасположение орудия при стрельбе прямой наводкой из первой линии окопов, и поэтому были высоки потери среди членов расчёта. Поэтому орудийные позиции переносили во вторую линию, и предпочтение всё чаще отдавалось навесной стрельбе. В результате того, что главное предназначение пехотной пушки — стрельба прямой наводкой по пулемётным ДЗОТам — было принесено в жертву в угоду безопасности расчёта, в архиве Военного министерства сохранилось очень мало свидетельств об её эффективности. Среди негативных качеств чаще всего отмечалось то, что фугасный заряд пушки не мог пробить каменные укрепления, которые широко применялись противоборствующими сторонами на горных участках фронта — на Балканах и в Альпах. Но дать взвешенную оценку нововведению могло только время, а пока модернизация продолжалась.

Фото: Солдаты у 3,7-см пехотного орудия

Солдаты позируют на фоне 3,7-см пехотного орудия. Минимум один, который смотрит в перископический прицел, является членом расчёта — у него на поясе висит кожаный футляр от этого оптического прибора. (Итальянский фронт)
Фото: 3,7-см пехотное орудие на позиции
3,7-см пехотное орудие на позиции. Хорошо видно, что приспособления для наведения, располагавшиеся на станине-люльке, были двойными, чтобы обеспечить прицеливание в случае, если ствольная система крепилась наоборот
Фото: Член расчёта 3,7-см пехотного орудия
Член расчёта 3,7-см пехотного орудия. Принадлежность к расчёту видно по «знакам специальности» на петлицах воротника. Хорошо видно металлический ящик для боеприпасов

К первоначальному варианту транспортировки артсистемы на вьючных мулах и членами расчёта добавили перевозку при помощи собачьей упряжки, для чего орудийный лафет снабдили колёсами. Следует отметить, что использование собак как тягловой силы не было ноу-хау австро-венгерских вооружённых сил — собаки широко использовались для этого и в мирной жизни мелкими торговцами задолго до войны и по всей Европе. Хотя из 10-й Армии доложили, что эксперимент с применением собак оказался неудачным, Военное министерство утвердило нововведение — собаки уже широко применялись в санитарных частях и обозе.
Бронещит сделали шире. Сошник на одной из лап треноги, призванный частично поглощать энергию выстрела, сделали вращающимся на 180» — это позволило устанавливать треногу в любом удобном положении. Внесли изменения в подъёмный механизм и предохранитель. Чтобы повысить точность стрельбы, ввели перископ, но этот показатель всё же остался на невысоком уровне из-за короткой длины ствола. Модернизация осуществлялась на ходу, и в войска уже к концу ноября 1916 г. было поставлено около 1000 орудий при том, что высшее командование заказало заводу «Skoda» к ноябрю 1070 шт.

Фото: Перевозка орудия на собаках

Перевозка 3,7-см пехотного орудия и боеприпасов к нему при помощи собак
Фото:  Тренировка по разворачиванию пехотного орудия
Тренировочные занятия по разворачиванию на открытой позиции 3,7-см пехотного орудия
Фото: Учебные занятия расчёта пехотного орудия
Учебные занятия расчёта 3,7-см пехотного орудия. В открытом ящике для боеприпасов хорошо видно придаваемую орудиям номенклатуру: 10 фугасных и 5 шрапнельных снарядов

Действующая армия рапортовала о применении пехотного орудия, что наилучший результат достигается при стрельбе на расстоянии до 1000 м. Одновременно все отмечали, что для лучшей транспортировки необходимо снизить вес каждой из трёх составных частей артсистемы до 25 кг максимум. Пока же, пехотная пушка разбиралась на три части: ствол — 34,6 кг, станина — 25,3 кг и тренога — 24,4 кг.
Военное министерство отреагировало на запрос войск и дало поручение заводу «Skoda» разработать улучшенную конструкцию, которая должна была удовлетворять следующим требованиям: иметь калибр 37 и 45 мм, более высокую точность, щит большего размера, больший вес снаряда. Теперь в процесс был включён и ТМК, видимо для того, чтобы не отдавать всё на откуп инспектору технической артиллерии. Высшее командование вооружёнными силами возложило обязанность на штабы фронтов проверить эффективность существующей арт-системы при стрельбе на расстоянии огня 1500 м и, в первую очередь, возможность облегчить её части до 20 кг максимум. Одновременно в октябре 1916 г. о новых требованиях был проинформирован государственный Артиллерийский завод, чтобы не зависеть только от предприятия «Skoda». ТМК изменил условия Военного министерства и повысил требование к большему калибру — поднял с 45 до 47 мм — по причине того, что арт-системы такого калибра уже были на вооружении ВМФ, и поэтому для них проще будет изготавливать снаряды. Однако Артиллерийский завод уже успел изготовить прототип калибром 45 мм, который, впрочем, не прошёл испытания в ноябре 1916 г., хотя, вполне возможно, что не последнюю роль в провале сыграл и калибр, не отвечающий требованиям ТМК.

Фото: 3,7-см пехотное орудие на позиции

3,7-см пехотное орудие на позиции. Вряд ли орудие стоит на своём месте — тогда нужно было бы снять не только бронещиток, но и абсолютно бесполезный при таком положении перископный прицел

Фото: перенос пехотного орудия

Члены расчёта 3,7-см пехотного орудия переносят: 1 — ствол, 2 — станину со смонтированными на ней колёсами, 3 — треногу
Фото: Универсальный заплечный станок
Универсальный заплечный станок для переноски вооружений и принадлежностей

Фото: Части пехотного орудия навьючены на мула

Части 3,7-см пехотного орудия образца 1915 г. упакованы в ящики и навьючены на мула

В декабре 1916 г. свой вариант модернизированного 3,7-см пехотного орудия был представлен заводом «Skoda» — именно он был потом принят на вооружение под обозначением «М.16». Пльзенские оружейники представили два варианта станка — колёсный и треногу. Однако в заключении ТМК отметил, что дело разработки 47-мм орудия не откладывается, и прототипы должны быть изготовлены в срочном порядке. В общей сложности, «Skoda» заказали четыре 37-мм и четыре 47-мм орудия, которые должны были различаться станком (колёсный и тренога) и конструкцией затвора (горизонтальный клиновый и поршневой винтовой с эксцентриком).
«Skoda» не смогла выполнить заказ на прототипы в срок, поэтому на испытания орудия были предоставлены только весной 1917 г. И 37-мм, и 47-мм орудия показали лучшие результаты, чем система М.15. Испытания сначала проводились на полигоне курсов по подготовке расчётов пехотных орудий, а затем вместе с уже обученной на них обслугой прототипы были отправлены на фронт. Однако там выяснилось, что возлагаемые надежды не были оправданы и, в первую очередь, из-за требований к небольшому весу — возможности его снижения были ограничены. Так как к 1918 г. промышленность Австро-Венгрии уже начала испытывать кризис, то возможность дальнейшего усовершенствования артиллерийских систем мелких калибров исчезла. ТМК решил обратить внимание на калибр 7,5 см. который использовался в горной артиллерии, и пойти по пути создания «артиллерийских батарей непосредственной поддержки пехоты», поэтому все дальнейшие изыскания в области траншейных орудий были приостановлены.

Использованная литература

Адаменко Д.В., Прищепа С.В., Широкорад А.Б. Артиллерия австро-венгерской армии // Сержант. — 2004. — 1 (28). — С. 41-48.
Cappellano F. L'Artiglieria Austro-Ungarica Nella Grande Guerra. — Venezia: Gino Rossato editore, 2001. — 344 p.
Coil S. Uniforms & Equipment of the Austro-Hungarian Army in World War One: A Study in Period Photographs. — Atglen, PA, 2003. — 288 p.
Jaskolowski P. Dziala okopowe с i k. Armii 1914-1918. — Przemysl: Wydawnictwo «FORT» — Tomasz Idsikowski, 2008. — 204 p.
Ortner С Storm Troops: Austro-Hungarian Assault Units and Commandos in the First World War. Tactics, Organization, Uniforms and Equipment. — Wien: Verlag Militaria, 2005. — 320 p.
Ortner С The Austro-Hungarian Artillery from 1867 to 1918: Technology, Organisation and Tactics. — Wien: Verlag Militaria, 2007. — 640 p.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Оружие Миниатюрная артиллерия австро-венгерской пехоты