Багира

Пятница, 07 28th

Последнее обновлениеЧт, 27 Июль 2017 11pm

Время от времени в разных частях света люди ополчаются на каких-то представителей фауны и начинают варварски истреблять их. То в Северной Америке уничтожают бизонов или голубей, то в Африке — зебр квагг или голубых антилоп. Притчей во языцех стало истребление в Китае воробьёв, что привело к размножению гусениц и саранчи, гибели урожая и голоду, унесшему жизни нескольких миллионов людей. Но только в Австралии люди объявили представителям фауны полноценную войну — с использованием солдат, техники и тяжёлого вооружения. Впрочем, страусы эму, с которыми сражались вояки, оказались весьма непростым противником.

Великая страусинная война

Журнал: Тайны 20-го века №29, июль 2017 года
Рубрика: Проблемы экологии
Автор: Андрей Лешуконский

Фермеры за забором

Фото: война с эмуЗападная Австралия начала XX века — это огромные практически не освоенные плодородные земли. Лишь отдельные фермеры обрабатывали здесь свои наделы, выращивая в основном пшеницу, которую с охотой приобретало правительство, отправляя её потом на экспорт. В 1907 году западную часть Австралии отгородили 1830-километровым забором, предназначенным для защиты от кроликов. Завезённые в южные районы континента ещё в XIX веке, они плодились в неимоверных количествах и со временем стали настоящим бедствием для земледельцев. «Великая кроличья стена», конечно, не могла полностью решить проблему, но хотя бы частично помогала местным фермерам справляться с этой напастью. За ней наблюдали смотрители, ежедневно проезжавшие вдоль заграждения десятки, а то и сотни километров и закрывающие дыры, которые сумели проделать кролики и другие животные.
После окончания Первой мировой войны правительство стало выделять земли на западе континента ветеранам, возвращавшимся с фронта. Так удавалось совместить «приятное с полезным» — отдать в качестве награды солдатам и офицерам плодородную, но бесхозную землю, а заодно решить вопрос освоения новых территорий. Конечно, не все, но многие ветераны покидали большие города, где царила безработица, и отправлялись в погоню за длинным долларом. Надо сказать, что поначалу вполне успешную погоню. Цены на пшеницу установились на довольно высоком уровне, к тому же правительство выделяло переселенцам субсидии.
Всё изменилось с началом Великой депрессии. США перестали закупать пшеницу, цены на неё стали падать, правительство Австралии было вынуждено сократить помощь переселенцам. А в дополнение ко всем напастям на засеянные бескрайние поля ринулись стада эму. Они без труда преодолевали «великую кроличью стену», оставляя в ней дыры, в которые, конечно, тут же устремлялись и кролики. При этом смотрители не могли оперативно исправлять разрушения: эму беспрерывно мигрировали туда-сюда, сводя на нет труд людей. Страусы облюбовали обработанные поля, посчитав их прекрасным местом обитания. Они вытаптывали посевы и лакомились пшеницей, что ещё больше усугубляло бедственное положение обнищавших фермеров.

Иду на вы

Терпение земледельцев лопнуло в 1932 году. Делегация ветеранов Первой мировой отправилась к министру обороны Джорджу Пирсу, который не мог отказать в аудиенции бывшим товарищам. Фермеры потребовали направить на борьбу с эму армейские подразделения, вооружённые пулемётами. Они прибегли даже к шантажу, заявив, что если не добьются согласия, даже под страхом полного разорения откажутся поставлять пшеницу правительству.
Джордж Пирс, поразмыслив, согласился с доводами ветеранов и решил объявить эму войну. На запад Австралии должна была отправиться группа солдат под руководством майора Мередита. Помимо лёгкого стрелкового оружия, команде выдали два тяжёлых пулемёта «Льюис» и 10 тысяч патронов к ним. Министр обороны здраво рассудил, что солдатам будет полезно попрактиковаться в стрельбе по живым мишеням. К тому же армии были необходимы тысячи перьев эму — ими в те годы украшали шляпы австралийской лёгкой кавалерии. И наконец, министерству обороны эта война ничего не стоила. Джордж Пирс заключил с фермерами соглашение: они брали на себя все расходы команды, поставку провианта. Была даже установлена стоимость потраченного патрона для «Льюиса». После заключения этого взаимовыгодного соглашения солдаты пустились к месту будущих славных побед.

Знаете ли вы что…

В 1950 году австралийские учёные сумели заразить расплодившихся в невероятных количествах кроликов вирусом миксомы. Всего за несколько лет их численность сократилась в шесть раз: с 600 до 100 миллионов особей.

Впрочем, спецоперацию, запланированную на октябрь 1932 года, пришлось отложить на целый месяц. На западе Австралии зарядили проливные дожди. За это время эму, ранее сбившиеся в огромные стада, рассеялись по территории, а дороги стали весьма труднопроходимыми для тяжеловооружённых солдат и военной техники.
Однако в ноябре операция всё же была начата.

Неуязвимые, как танки

Эму — птицы дикие и потому человека к себе близко не подпускающие. Как подобраться к этим пугливым существам на расстояние выстрела из пулемёта? Майор Мередит решил устраивать засады, а местных жителей использовать в качестве загонщиков. Те не возражали, поскольку надеялись, что солдаты быстро избавят их от пернатой напасти. Однако эму оказались весьма хитры. Когда фермеры устроили облаву, загоняя их к месту засады, птицы, словно заправские солдаты, разбились на маленькие группки и бежали в рваном ритме, весьма затрудняя прицеливание пулемётчикам. В первой схватке солдатам не удалось подстрелить ни одного эму (они открыли огонь с излишне большой дистанции), зато ранение шальной пулей получил местный житель. После этого, конечно, число фермеров, желающих стать загонщиками, сильно поубавилось.
Засада, устроенная возле дамбы, куда эму ходили на водопой, оказалась ненамного результативнее. Подвела техника. Когда огромное стадо — около тысячи особей — подошло к месту водопоя, майор Мередит, предвкушая знатную охоту, велел пулеметчику открыть огонь. Прозвучало несколько очередей, и… «Льюис» заело. На месте расстрела солдаты нашли лишь 12 погибших птиц.
Майор Мередит, отправляя в министерство обороны рапорт об итогах первых дней операции, отмечал, что эму проявляют невероятную выносливость: многие из них, даже получив ранение, всё равно убегают. При этом они развивают огромную скорость, но передвигаются в рваном ритме, что крайне затрудняет задачу стрелкам. Эму, отмечал майор, имевший опыт боевых действий в Африке, «неуловимы, как зулусы, и неуязвимы, как танки». В конце рапорта Мередит с гордостью дописал, что его подразделение «потерь не понесло». Фраза эта вызвала смех у штабистов и раздражение у Джорджа Пирса, который никак не ожидал, что пулемётчики не смогут в кратчайшие сроки справиться с какими-то птицами.

Отступление военных

В следующие несколько дней майор Мередит шёл на различные уловки, чтобы уничтожить как можно больше птиц. Его отряд двинулся на юг, где эму, как рассказали местные жители, не так боялись людей и могли подпустить солдат к себе поближе. Однако почему-то и здесь майора ждала неудача. Эму убегали, едва пулемётчики успевали открыть огонь, при этом оставаясь практически неуязвимыми. Попытка стрелять из «Льюиса», стоящего в кузове грузовика, также не привела к желаемым результатам.
Эму передвигались быстрее автомобиля, а пулемётчик из-за тряски не мог даже как следует прицелиться — и все выпущенные пули уходили в «молоко».
После этих неудач местные газеты принялись насмехаться над военными. В сенате Австралии спецоперацию также раскритиковали, но фермеры всё-таки уговорили Мередита продолжить сражение с птицами. Майор и его команда находились на западе страны до 10 декабря 1932 года. За это время, расстреляв весь боезапас, они уничтожили около тысячи птиц. По крайней мере, так Мередит писал в своём рапорте. То есть на каждого убитого эму пулемётчики потратили 10 патронов. Учитывая, как бездарно начиналась операция, верится в это с трудом.
Наконец Джордж Пирс принял решение отозвать воинскую команду — уж больно много насмешек обрушилось на его голову. Какому офицеру понравится прозвище «министр обороны от эму»?. А ведь именно так теперь именовали Пирса газетчики. Кроме того, они упражнялись в остроумии, называя операцию австралийской армии «великой страусиной войной, в которой люди потерпели сокрушительное поражение».
Министерство обороны учло горький опыт. Хотя фермеры Австралии ещё несколько раз обращались за помощью к армии в борьбе против эму, они получили отказ. Куда более действенной оказалась тактика поощрения. А именно — правительственная выплата любому, кто убил эму и принёс голову страуса чиновнику. Так, в 1934 году награду получили, согласно документам, более 57 тысяч человек. Это, конечно, сильно уменьшило популяцию эму, тем более что тактика поощрения использовалась правительством Австралии и в дальнейшем. Так удалось решить страусиную проблему, не прибегая к помощи армии.