Багира

Понедельник, 11 20th

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Gloria victis (Слава побеждённым) — этим латинским изречением по праву можно предварить рассказ об одном из героических и трагичных событий Второй мировой войны — Варшавском восстании 1944 года. До наших дней остаются не до конца ясными и противоречивыми некоторые аспекты этой трагедии.

Варшавская трагедия

Журнал: Архивы 20 века №3, август 2017 года
Рубрика: Военная история
Автор: Роман Константинов

Фото: восстание в ВаршавеВосстание началось по сигналу ровно в 17 часов 1 августа. Его инициатором стала управляемая польским правительством в изгнании из Лондона Армия крайова (АК). Под своими знамёнами она собрала немалые силы — в восстании непосредственно участвовали до 40000 бойцов. Командовал ими генерал Тадеуш Коморовский (подпольная кличка — Бур). Подготавливая восстание в Варшаве, он полагал, что при приближении стремительно наступавшей Красной армии немцы без боя оставят польскую столицу. АК надеялась до вступления советских войск овладеть городом и обеспечить прибытие из Лондона правительства, поставив таким образом Советский Союз перед свершившимся фактом.
Эффекта внезапности достичь не удалось — немцы через свою агентуру были прекрасно осведомлены о планах АК и основательно подготовились к уличным боям, укрепив ключевые пункты города. Слабым местом восставших был острый дефицит оружия — далеко не каждый боец имел личное стрелковое оружие, не хватало боеприпасов, тяжёлого вооружения не было вовсе. Поначалу восставшим ещё сопутствовала удача: они смогли захватить несколько важных объектов, в том числе самое высокое 17-этажное здание города, центральную почту, телефонную станцию.
Но создать единую свободную от оккупантов территорию они не смогли—в каждом из четырёх захваченных районов оставались немецкие опорные пункты. Генерал Коморовский сравнил восставший город с шахматной доской, на которой хаотично перемешались белые и чёрные фигуры. Единое руководство восстанием было затруднено — связь между руководителями отрядов осуществлялась только посыльными через городскую канализацию (вспомните знаменитый «Канал» Анджея Вайды).
Повстанцам не удалось захватить вокзалы и аэропорт, мосты через Вислу тоже остались в руках немцев, что упрощало им маневрирование и подтягивание резервов.

Контратака

5 августа немцы начали широкомасштабную контратаку с использованием танков, тяжёлой артиллерии, авиации и бронепоезда, которая продолжалась до 17 августа. Восставшие находились под непрерывным артобстрелом и бомбардировками. Немецкие самолёты совершили более 1400 вылетов, потеряв при этом лишь один «юнкере». В подавлении восстания принимали активное участие военные подразделения коллаборационистов, в том числе: сводный полк 29-й гренадёрской дивизии СС под командованием майора И.Д. Фролова (1700 человек, на вооружении танки Т-34 и артиллерия); 2 батальона Восточно-мусульманского полка СС; 2 батальона 111-го азербайджанского полка вермахта; 5-й Кубанский казачий полк (командир — полковник Бондаренко); 4 отдельных казачьих батальона; украинский и белорусский полицейские батальоны, а также отряды СС, сформированные из украинцев Галиции.
Наиболее отличились казаки. За проявленное усердие немецкое командование наградило многих из них Железными крестами.
Наступавшие немецкие колонны разделили Варшаву на «повстанческие острова». В захваченных карателями районах немцы и коллаборационисты совершали массовые казни мирного населения Варшавы, изнасилования, грабежи, осуществляли целенаправленное разрушение городских строений. 18 августа командующий немецкими войсками генерал СС Бах-Зелевски предложил Армии крайовой сложить оружие, обещая статус военнопленных и гуманное отношение. Но неоднократные предложения о капитуляции остались без ответа.
Ещё 31 июля в Праге (предместье Варшавы, находящемся на восточном берегу Вислы) были замечены советские танки. Позже выяснилось, что это было ошибкой — Красная армия под командованием К. Рокоссовского (этнического поляка) вышла к Висле лишь через несколько дней. Но это известие послужило тогда дополнительным толчком к началу восстания. Помимо прочего, повстанцы рассчитывали на помощь русских, которые не только оттянут на себя основные силы противника, но и поделятся оружием. Помощь действительно была оказана, но совсем не в том объёме, на который рассчитывали поляки. Выбросы вооружения и военных грузов в район Варшавы проводились с 13 до 30 сентября. За это же время советская авиация произвела более 5000 самолёто-вылетов, из них более половины со сбросом грузов, а часть с нанесением штурмовых ударов по противнику. Восставшим было сброшено 45-мм противотанковое орудие с боекомплектом, более 150 миномётов, 500 противотанковых ружей, множество автоматов, винтовок и гранат, а также продовольствие и медикаменты. Но в бой с немцами Красная армия не вступила, руки у немцев были развязаны.
К концу сентября сопротивление повстанцев было сломлено, отдельные бои продолжались лишь в центре Варшавы. 23 сентября генерал Коморовский принял решение капитулировать. Сам он тоже оказался в плену, но дожил до конца войны и вернулся в Лондон. Польские потери были велики: 16000 погибших, 17000 оказались в плену. Самая страшная участь выпала населению Варшавы: погибло более 150000 горожан, ещё больше оказалось в немецком плену и концлагерях. Потери немецкой стороны составили около 2000 убитыми.

Политическая авантюра или предательство?

Не утихают споры по одной из самых болезненных тем в контексте современных российско-польских отношений — почему Красная армия, стоявшая на подступах к Варшаве, не предотвратила разгром Варшавского восстания?
Ряд исследователей, прежде всего российских, утверждают, что наступление советских войск, лишь недавно закончивших операцию «Багратион», в ходе которой они разгромили немецкую группу армий «Центр», освободили Белоруссию и Восточную Польшу, к концу июля, т.е. к началу Варшавского восстания, просто выдохлось. Тылы отстали, чувствовалась нехватка боеприпасов и горючего, не были восполнены потери техники и личного состава, не было надёжного воздушного прикрытия.
Положение Красной армии осложнилось ещё и тем, что генерал-фельдмаршал Модель, назначенный командовать силами, обороняющими Варшаву, сумел быстро подтянуть резервы. В этих условиях пробиться к Варшаве (это можно было сделать, только форсировав широкую Вислу с её крутым и прекрасно укреплённым западным берегом) было чрезвычайно сложно.
К тому же восстание, организованное Армией крайовой, не было согласовано со Сталиным, который назвал его «безрассудной авантюрой, чреватой огромными жертвами населения».
Командующий фронтом Константин Рокоссовский, тяжело переживавший трагедию варшавян (его родная сестра Хелена провела все годы нацистской оккупации в Варшаве), в беседе с английским журналистом Александром Вертом в августе 1944 года сказал: «Командование Армии крайовой совершило страшную ошибку, пойдя на политическую авантюру, которая будет стоить Польше сотни тысяч жизней».
Иную точку зрения имеют многие зарубежные, особенно польские авторы. Сформулировать её можно так: главной целью восстания — и Сталин, конечно, это понимал — было установление контроля лондонского правительства над Варшавой, чтобы воспрепятствовать советизации Польши. Сталин, желая обратного, решил «притормозить» перед Варшавой свои войска, с тем чтобы немцы без помех свернули шею повстанцам.
Спор продолжается. Однако в архивах не обнаружено никаких документов, подтверждающих принятие Сталиным такого решения.
Варшавяне помнят своих героев. В городе множество посвящённых им памятников и мемориальных досок. Ныне 1 августа, день начала восстания, отмечается в Польше как государственный праздник. Торжества эти проходят в традиционно антироссийском духе, от России требуют признать ответственность за поражение Варшавского восстания и принести извинения. Но требующим этого не следует забывать, что при освобождении Польши полегло более 600000 советских солдат, а также то, что именно Красная армия освободила польскую столицу в январе 1945 года.
Говоря же о тех, кто вооружённым до зубов оккупантам противопоставил своё свободолюбие, отвагу и готовность к самопожертвованию, стоит вспомнить горьковские строки: «Безумству храбрых поем мы песню!».

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Война Варшавская трагедия