Багира

Вторник, 11 21st

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Вера Оболенская, героиня французского Сопротивления, была замужем за Николаем Оболенским всего семь лет: с 1937 по 1944 год. Николай Александрович пережил супругу на 35 лет. Все эти годы он существовал её памятью, любовью к ней и благодарностью к жене, которая, не задумываясь, отвела от него смерть. И героически погибла сама.

Смерти вопреки

Журнал: Загадки истории №24, июнь 2017 года
Рубрика: История одной любви
Автор: Мария Конюкова

Русская парижанка Вера Оболенская стала героиней французского Сопротивления!

Фото: Вера ОболенскаяВера Макарова родилась в 1911 году в Баку. Её отцом был вице-губернатор города Аполлон Макаров. После Октябрьской революции семья эмигрировала во Францию. Вера — близкие звали её Вики, с ударением на второй слог, — была красивым и жизнерадостным ребёнком. Вскоре она стала бойко говорить на французском — как заправская парижанка. С детьми они ладила: была заводилой во всех играх. Кроме весёлого нрава, природа наделила Веру отличной памятью и склонностью систематизировать информацию в уме. Но эти способности пригодились ей позже — гораздо позже…

Ничто не предвещало

А пока Вики радовалась жизни. Она окончила французскую среднюю школу и учиться дальше не стала — не до учёбы было. Слишком весело проводила время девушка. Она нанялась на работу секретарём. И в свободное время развлекалась в компании золотой молодёжи. Вера была красива настолько, что её внешняя прелесть не скрылась от хозяев домов моделей — девушка подрабатывала манекенщицей. И, казалось, празднику жизни не будет конца.
Несмотря на лёгкий и даже легкомысленный характер, к выбору спутника жизни Макарова подошла серьёзно. Её мужем стал князь Николай Александрович Оболенский, сын бывшего петроградского градоначальника и Саломеи Николаевны, дочери светлейшего князя Дадиани (Мингрельского). Ника, как звали Оболенского в семье, родился в 1900-м. Его крёстной матерью стала вдовствующая императрица Мария Фёдоровна. Семья ещё до революции владела недвижимостью во Франции, доходом от которой эти аристократы жили и после Октябрьского переворота. Про супруга Вики эмигранты шутили, что он — один из немногих русских в Париже, который может позволить себе ездить в такси не за рулём.
Постоянной службой Ника себя не нагружал, хотя и имел экономическое образование.
Кроме того, в заграничных банках хранились сокровища семьи Дадиани, которые Оболенский как единственный наследник надеялся рано или поздно получить, несмотря на некоторую юридическую волокиту. Это придавало паре уверенности в будущем. Так что жили они весело и беззаботно. Гораздо более весело и беззаботно, чем практически все эмигранты из России. Собственно, у супругов имелись все возможности для ведения счастливой жизни.
Вера служила секретарём у успешного предпринимателя Жака Артюиса. Она дружила и с хозяином, и с его женой…
Безоблачная жизнь князей Оболенских закончилась в 1940 году, когда гитлеровская Германия оккупировала Францию.

Бесстрашный боец

Тут сыграл роль свободолюбивый характер Вики. В её сознании в принципе не могла уложиться мысль о том, что в страну, которая стала её второй родиной, вторглись некие тёмные силы из другого государства и нагло хозяйничают, прививая во Франции чужой язык и идеологию.
Её хозяин также, мягко говоря, без тепла относился к фашистским оккупантам. Жак Артюис стал во главе организации, которая вступила на путь вооружённой борьбы с гитлеровцами. Назвали её Organisation Civile et Militaire — OCM («Гражданская и военная организация»). Вики была доверенным лицом Артюиса: он знал её не как модель и весёлую красавицу, а как дельного сверхорганизованного работника. Артюис исповедовал несколько утопические идеи: он мечтал возродить западноевропейскую цивилизацию, создать Соединённые Штаты Европы и избавить мир от коммунизма. Фашисты, желавшие оккупировать весь мир, также его категорически не устраивали.
Вера Оболенская, с неожиданным для многих энтузиазмом и редкой организованностью, стала заниматься самыми разными «проектами», которые новая власть карала смертной казнью. Она организовывала побеги из Франции английских военнопленных, помогала копить оружие и вербовала добровольцев, которые должны были включиться в открытую борьбу против гитлеровцев в тот момент, когда в страну войдут войска союзников. У ОСМ были связи с де Голлем, который руководил борьбой с оккупантами Франции из Великобритании.
О том, почему Вики с такой активностью включилась в деятельность Сопротивления, Кирилл Макинский, ещё один русский, которого Оболенская втянула в ОСМ, говорил так: «Вики не могла допустить мысли, что оккупация водворится надолго; для неё это был преходящий эпизод в истории; против оккупации необходимо было бороться и бороться тем более неукоснительно, чем борьба становилась труднее».
Вики занималась сбором информации, составлением сводок, доставанием секретных документов; она также налаживала контакты с советскими военнопленными. Оболенскую избрали генеральным секретарём ОСМ и присвоили ей звание лейтенанта.
А что Ника Оболенский? Он также стал членом организации, но держался, скорее, в тени своей деятельной жены. Князь от природы, несмотря на эмоциональность, обладал покладистым характером. В этом супружестве главной была однозначно Вера. Она берегла мужа и старалась не сообщать ему никакой тревожной информации. Оболенская, к примеру, не особо распространялась о том, что начались аресты членов ОСМ. Вот эпизод из воспоминаний того же Макинского, который в 1943 году ужинал у Оболенских: «Встав из-за стола, я пошёл помогать ей (Вере. — Прим, авт.) мыть посуду. Передавая мне полотенце, Вики шепнула: «Знаешь, дело дрянь, кругом всех арестовывают». Я спросил: «Что ты собираешься делать?». Она посмотрела на меня взглядом, который я никогда не забуду, и пожала плечами».
Уже к 1942-му ОСМ насчитывала тысячи членов. Деятельностью организации стало сложно руководить. Наверное, дирижировать работой такого сложного подпольного организма было бы вообще невозможно, если бы секретарём не была крайне пунктуальная и памятливая Вера. В том же году фашисты схватили Артюиса и бросили его в концлагерь. Там он и погиб.
Во главе ОСМ стал полковник Альфред Туни. Способности Вики от него не скрылись: он сделал её своим главным помощником.

«Ничего не знаю»

Гестаповцам, в конце концов, удалось напасть на след руководства ОСМ. В декабре 1943 арестовали супругов Оболенских.
Вера на допросах рьяно защищала мужа: говорила, что они фактически уже давно живут отдельно. И, в конце концов, она смогла доказать полную невиновность Николая и его неосведомлённость относительно того, чем занимались члены ОСМ. Оболенского отпустили.
После того как её мужа освободили, Вики вообще перестала давать показания. Фашисты прозвали её «княгиня — ничего не знаю». Её пытались провоцировать, говоря о том, что немцы спасут Европу от русского коммунизма, который Вере не нравился. Она молчала. Ей заявили, что она, по всей видимости, еврейка, раз так ненавидит арийскую расу. На это Оболенская отреагировала: «Как христианка, я никоим образом не разделяю идею превосходства арийской расы».
Николая опять арестовали и «на всякий случай» отправили в Бухенвальд, откуда в апреле 1945-го его освободили американские войска…
Веру Оболенскую гильотинировали в августе 1944-го. Палач за работу получил 80 рейхсмарок…
После войны Николай Александрович жил со своей матерью. Стены его комнаты были увешаны фотографиями Вики.
В 1950-е годы Оболенский выпустил за свой счёт книжку «Вики — 1911-1944. Воспоминания и свидетельства». Для книги он собрал воспоминания членов ОСМ о том, какой смелой женщиной была его жена.
В 1960-х Николай Александрович решил стать священником — так, как ему казалось, он будет лучше хранить память о жене и продолжать её дело. По натуре горячий и эмоциональный человек, он теперь целыми днями изучал богословие.
Приняв сан, Оболенский вскоре сделался настоятелем православного собора Святого Александра Невского в Париже. Прихожане любили его за постоянную готовность помочь и сказать тёплое слово.
Он свято хранил память о жене: после кончины Оболенского в 1979 году имя его жены и годы её жизни, согласно завещанию Николая Александровича, были высечены на его могиле на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Война Смерти вопреки