Багира

Четверг, 06 29th

Последнее обновлениеВт, 27 Июнь 2017 11pm

После того, как российский император Николай II отказался отменить приказ о проведении в России всеобщей мобилизации, германский посол фон Пурталес вручил российскому министру иностранных дел Сазонову ноту. В ней Германская империя объявляла войну Российской империи. Так началась Первая мировая война.

Последняя осень «старой» Европы

Журнал: Загадки истории №11, 2012 год
Рубрика: Роковые даты
Автор: Георгий Петров

1 сентября 1914 года: Первая мировая война началась из-за испорченного телефона?

Фото: Россия и Первая мировая войнаЛетом 1914 года в Сараево произошло событие, о котором лет за тридцать до этого говорил «железный канцлер» Бисмарк: «Какая-нибудь проклятая глупость на Балканах станет причиной новой войны…».
28 июня сербский террорист Гаврила Принцип застрелил наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Франца Фердинанда. Это и стало формальным поводом для начала Первой мировой войны.
Но это убийство было лишь одним из череды таинственных смертей, в конечном итоге приведших мир к четырёхлетней бойне, жертвами которой стали десятки миллионов людей.

«Сегодня мне удалось спасти Россию от гибели»

За три года до выстрелов в Сараево, 1 сентября 1911 года, в Киеве был застрелен премьер-министр Российской империи Пётр Столыпин. Убил его агент охранки Богров. Богрова на удивление быстро осудили и повесили. Похоже было, что власти постарались списать убийство Столыпина на террориста-одиночку и с его смертью надёжно спрятать концы в воду.
Среди многих поводов для убийства премьера был один, который обычно редко вспоминают. А именно — Столыпин был ярым противником участия России в вооружённых конфликтах. А это вызывало ненависть к нему со стороны «ястребов» из царского окружения.
Столыпину в своё время удалось уговорить царя не делать резких движений во время так называемого Боснийского кризиса. Напомним, что в 1909 году Австро-Венгрия аннексировала Боснию и Герцеговину, что вызвало неудовольствие Сербии и России. «Ястребы» уломали безвольного Николая II согласиться объявить мобилизацию в трёх пограничных с Австрией округах. Это было фактически объявлением войны. За Австрию вступилась бы Германия … В общем, Первая мировая война началась бы на пять лет раньше, если бы не Столыпин. Жандармский генерал Герасимов вспоминал: «После одной из очередных поездок в Царское Село для доклада Столыпин на обратном пути сказал мне: «Сегодня мне удалось спасти Россию от гибели». Он рассказал, что во время доклада царь сообщил ему о своём решении провести мобилизацию… «С большим трудом, — говорил Столыпин, — мне удалось убедить Его величество, что этот шаг неизбежно повлечёт за собой войну с Германией, и что эта война грозит самому существованию династии и империи».
В 1909 году Столыпину удалось удержать царя от рокового решения. Второй раз сделать это же помешал выстрел Богрова.

Охота на «голубей мира»

Помог отговорить царя от решения провести мобилизацию во время Боснийского кризиса и тот, кого Столыпин ненавидел — Григорий Распутин. Несмотря на личную неприязнь, Распутин в данном вопросе поддержал премьера. Распутин позднее рассказывал иеромонаху Илиодору, что отговорил царя «воевать с Австрией из-за каких-то там земель, нужно дома всё в порядок приводить».

Лицо войны

Уже после смерти Столыпина, во время 1-й Балканской войны 1912 года, когда напряжение между Россией и Австрией вновь достигло крайней степени, Распутин опять выступил миротворцем. В своих мемуарах бывший премьер Витте писал: «Пришёл Распутин, в пламенной речи… проникнутой глубокой искренностью, доказал все гибельные результаты военного пожара, и стрелки истории передвинулись по другому направлению. Война была предотвращена».
Летом 1914 года Распутин был у себя на родине в Сибири в селе Покровском. И надо же такому случиться — 29 июня 1914 года, на следующий день после сараевского убийства, на него было совершено покушение. Полусумасшедшая кликуша Хиония Гусева ударила Распутина ножом в живот. Удивительно, но после смертельного (при тогдашнем уровне медицины) ранения «старец» выжил. Но он провалялся на больничной койке те роковые несколько недель, когда надвигавшуюся войну ещё можно было бы остановить.
И ещё одно покушение, которое было отнюдь не случайным. В июле 1914 года в парижском кафе студент Рауль Виллен застрелил лидера французских социалистов Жана Жореса. Жорес выступал против надвигающейся войны, угрожая правительству Пуанкаре (имевшему характерное прозвище Пуанкаре-война) всеобщей забастовкой в случае начала боевых действий. Угроза Жореса была вполне реальной, он пользовался огромным влиянием среди французских рабочих, и очередной убийца совершил очередное покушение на очередного противника мировой бойни.

Три «ястреба», начавшие войну

Когда рядом с царём не осталось никого, кто бы смог остановить надвигающуюся катастрофу, в дело включились «ястребы». Главными из них были трое: дядя царя великий князь Николай Николаевич, министр иностранных дел Сазонов и начальник Генерального штаба генерал Янушкевич.
Николай Николаевич мечтал стать во главе русской армии и с триумфом войти в поверженные Вену и Берлин. Сазонов был ярым англофилом и делал все, чтобы втянуть Россию в войну, такую нужную для Великобритании. Ну а Янушкевич был креатурой Николая Николаевича и всеми силами старался выполнить все указания своего патрона.
Сазонов, к примеру, в июле 1914 года отправил в отпуск российских послов в Берлине и Вене. И это в тот момент, когда отношения между Россией и Германией с Австро-Венгрией после сараевского убийства были хуже некуда!
Впрочем, кайзер всячески старался убедить царя в том, что война между Россией и Германией абсолютно не нужна этим государствам. Он писал в личном письме Николаю II: «Я считаю вполне возможным для России остаться зрителем австро-сербского конфликта, не вовлекая Европу в самую ужасную войну, какую ей когда-либо приходилось видеть…».
Но Сазонов и Янушкевич давили на царя, сообщая о том, что Германия якобы уже начала всеобщую мобилизацию (что было неправдой). При этом стараниями Николая Николаевича от решения вопроса войны и мира был отстранён военный министр России Сухомлинов.
Дважды (!) царь приказывал отменить своё решение о начале всеобщей мобилизации. Первый раз это было 28 июля, второй — 29 июля 1914 года. В конце концов Сазонов и Янушкевич заставили Николая II отдать приказ о начале мобилизации, что равноценно было объявлению войны Германии и Австрии. Рассказывают, что, получив 30 июля этот долгожданный приказ, Янушкевич, находившийся в здании Главпочтамта в Санкт-Петербурге, схватил стоявший на столе телефон и разбил его о батарею парового отопления, чтобы царь, вновь решивший остановить катастрофу, не мог до него дозвониться.
Некоторые считают, что царь действительно пытался позвонить, но не смог дозвониться. И решил, что всё в руках Господа и его генералов. Последние его предадут в феврале 1917 года.

Хитрая лиса и провал немецкой разведки

Справедливости ради стоит упомянуть и подлую позицию Англии, которая до последнего отказывалась дать, чёткий ответ — вступит ли Британия в войну на стороне России и Франции или останется нейтральной. И лишь тогда, когда война уже фактически началась, министр иностранных дел Англии Эдуард Грей (имевший прозвище Хитрая лиса) заявил, что его страна будет воевать с Германией. Рассказывают, что кайзер ругался, как прусский капрал, узнав об этом. Он заявил, что если бы знал о том, что Англия не останется нейтральной, то никогда бы не принял решение объявить войну России. Действительно, сумей немецкая разведка узнать про то, что Англия вступит в войну, Первой мировой не было бы.
Ошибка разведки стала причиной гибели трёх империй: Российской, Германской и Австро-Венгерской.
А Россия к этой войне оказалась не просто не готова. Недоставало снарядов, мобилизация шла из рук вон плохо, к тому же для спасения союзной Франции две русские армии начали наступление в Восточной Пруссии, закончившееся их окружением и полным разгромом.
Кадровая русская армия была выбита в сражениях 1914-1915 годов. Солдаты русской армии дезертировали ежегодно сотнями тысяч (к февралю 1917 года в бегах числилось без малого миллион человек).
Погибли более одного миллиона шестисот тысяч наших воинов.
Первая мировая война стала причиной свержения российского самодержавия, а потом и Октябрьской революции, перешедшей в Гражданскую войну.

Всё могло быть иначе

В 1905 году император Николай II и кайзер Вильгельм заключили так называемый Бьёркский договор, который стал своего рода договором о ненападении. Фактически он был направлен против Англии. Если бы это соглашение между Россией и Германией вступило бы в силу, Первая мировая война не началась. Австро-Венгрия без поддержки Германии не рискнула бы начать боевые действия против России, а Франция, в свою очередь, не пошла бы на конфликт с Германией. Но подписанный двумя монархами договор так и остался на бумаге. Окружение слабовольного царя надавило на него и заставило предложить кайзеру принять дополнение к договору, в котором третьей стороной в этом соглашении должна была бы стать Франция. А это превращало бы Бьёркский договор в фикцию.