Багира

Пятница, 05 25th

Последнее обновлениеПт, 25 Май 2018 8pm

Тайны истории и исторические загадки — Секретные архиви истории
Запретная история — Исторические тайны

Трагическим летом 1941 года большинство жителей нашей страны невольно задавались вопросом: сколько ещё продержится Красная армия, отступавшая под натиском врага? Боевой дух — как в армии, так и в тылу — был сломлен. Чтобы вернуть его, требовалось настоящее чудо или подвиг, который бы показал: для русского солдата невозможного нет! И тогда советские самолёты в августе — сентябре 1941 года полетели бомбить… Берлин.

Небо над Берлином

Журнал: Наша история №1, апрель 2018 года
Рубрика: Великая Отечественная
Автор: Дмитрий Туманов

Дерзкий план

Фото: бомбардировка Берлина в 1941 году советской авиациейВ самом начале войны, после того как был уничтожен ряд советских аэродромов, расположенных непосредственно у границы, немецкое командование решило, что сокрушена вся наша военная авиация. В июле 1941 года Герман Геринг хвастливо заявил: «Ни одна бомба никогда не упадёт на столицу рейха». История показала, что он заблуждался.
Заманчивая идея разбомбить Берлин родилась в умах советских военачальников практически сразу после начала боевых действий гитлеровцев против СССР. Едва первые немецкие бомбы в июле 1941 года упали на Москву, советское командование задумалось о реванше. Но как его реализовать? Нарком ВМФ адмирал Н. Г. Кузнецов тут же предложил осуществить налёт на Берлин, подняв наши самолёты с аэродрома Кагул, который находился на острове Сааремаа Моонзундского архипелага в Балтийском море. Кузнецов честно предупредил командование, что данная операция является рискованной и будет проходить на пределе технических возможностей самолётов и физических сил пилотов. Тем не менее было принято решение попробовать peaлизовать план адмирала.

Стратегический аэродром

Добро на подготовку и проведение налёта на Берлин дал сам Сталин. Вот только как реализовать эту непростую задачу? От линии фронта до Берлина 1000 километров. Лететь, чтобы не оказаться под ударом вражеской системы противовоздушной обороны, необходимо на высоте 7000 метров с температурой за бортом -45…-50°С. Казалось, выдержать подобный многочасовой перелёт способны лишь люди из железа. Но и это ещё не все! Взлётная полоса аэродрома Кагул, рассчитанная на лёгкие истребители, была безнадёжно коротка для тяжёлых бомбардировщиков. Тем не менее приказ Верховного главнокомандующего — произвести бомбовый удар по Берлину—необходимо было выполнить точно в срок. Командующий 1 — м минно-торпедным авиационным полком ВВС Балтийского флота Евгений Преображенский экстренно модернизировал взлётно-посадочные полосы, сформировал список экипажей и начертил карту предполагаемого маршрута.

Разведка боем

Вылет назначили на 7 августа, 21:00. Пятнадцать самолётов ДБ-ЗФ поднялись в воздух и, набрав высоту, тремя звеньями ушли в сторону Германии. На протяжении всего восьмичасового полёта пилоты испытывали сверхчеловеческие нагрузки, находясь на жутком холоде в кислородных масках. Но, несмотря на предельную высоту полёта, советские самолёты всё-таки были обнаружены немцами. Катастрофа? Вовсе нет! Гитлеровцы приняли советские бомбардировщики за свои .собственные самолёты, сбившиеся с пути. Даже предложили — по радиосвязи — приземлиться в ближайшем аэропорту, любезно передав его координаты. Ответа на свой запрос немцы не получили, но открывать огонь всё равно не стали: настолько они были уверены, что в небе над Германией не может быть вражеских самолётов. Вскоре обнаружилась неприятная неожиданность: у 10 из 15 самолетов стало заканчиваться топливо. Его хватало лишь на возвращение домой. Было принято решение совершить бомбардировку портовых сооружений немецкого Штеттина, находящихся внизу, и уходить на свой аэродром. Но оставшиеся пять бомбардировщиков продолжили полёт.

В логове врага

Когда под крыльями самолётов появился Берлин, советские лётчики не поверили своим глазам. Город жил обычной размеренной жизнью. В домах горел свет, по улицам гуляли прохожие, звенели трамваи, а на светофорах гудели автомобили. Светомаскировка в столице Германии отсутствовала полностью. Спустя несколько мгновений покой ночного города нарушили взрывы 250-килограммовых бомб, сброшенных на военно-промышленные объекты Берлина. Жителей охватила паника.
Понимая, что обратно они могут не долететь, радист Василий Кротенко вышел в эфир, чтобы доложить о выполненном задании. Радиоволны мгновенно донесли важное послание, которого так ждали в Москве: «Моё место — Берлин! Задачу выполнили. Возвращаемся на базу».
По небу заскользили лучи мощных зенитных прожекторов, зазвучали злые очереди заградительного огня немецкой ПВО. Но, к счастью для наших лётчиков, били они вслепую. Немцы никак не могли поверить, что вражеские самолёты могут бомбить их с высоты 7000 метров. Лучи их прожекторов тщётно искали и не находили врага на высоте 4500-5000 метров. Благодаря этой ошибке немцев все пять бомбардировщиков развернулись и благополучно легли на обратный курс. Звучит фантастически, но операция прошла без потерь. Лишь один самолёт под командованием Александра Курбана во время возвращения обстреляла советская ПВО. Но и то отделались лёгким испугом: самолёт сел на брюхо…

У страха глаза велики

Когда утром над горящим после ночной бомбардировки Берлином поднялось солнце, перед руководством Германии встал непростой вопрос: как объяснить гражданам, что произошло минувшей ночью. Решили врать. Немецкие радиостанции сообщили о 150 английских самолётах, рвавшихся к Берлину. В свою очередь газеты проинформировали жителей о том, что английская авиация ночью бомбила Берлин, есть убитые и раненые. Газеты гордо подчёркивали, что во время ночной атаки было сбито шесть английских самолётов. Наглую ложь развеяли сами англичане, официально сообщив миру: «Германское сообщение о бомбёжке Берлина интересно и загадочно, так как 7-8 августа английская авиация со своих аэродромов не поднималась ввиду неблагоприятных метеоусловий». Лишь после этого немецкая пропаганда признала, что Берлин бомбили русские. Гитлер был в бешенстве. Он никак не мог понять, каким образом советские самолёты — вопреки техническим возможностям авиации тех лет — оказались в небе над Берлином.
А в это время в Москве Сталин лично благодарил организатора операции главнокомандующего ВМФ Н.Г. Кузнецова: «Ваши морские лётчики достойны самых больших похвал. Они первыми по воздуху проложили путь на Берлин. Этот факт имеет историческое значение».

Только вперёд!

В период с 8 августа по 4 сентября 1941 года группа Евгения Преображенского ещё неоднократно бомбила Берлин. Жители города в панике закрывали окна светомаскировкой, а вездесущие прожектора искали в небе русские самолёты. По признанию самого Н. Г. Кузнецова, после первого раза бомбить Берлин стало значительно тяжелее. Вокруг города работала мощная система противовоздушной обороны. Во время каждого следующего налёта приходилось менять тактику. Тем не менее как огонь зениток, так и немецкие истребители практически не дотягивались до высоты в 7000 метров, поэтому каждый вылет проходил почти без потерь. Всего было совершено 86 боевых вылетов. На город было сброшено 311 фугасных и зажигательных бомб общим весом 36 тонн, не считая снарядов, заполненных листовками.
Осознав, что бороться с советскими бомбардировщиками непосредственно над Берлином и его окрестностями бессмысленно, Гитлер, рассчитав, откуда происходят вылеты, приказал уничтожить аэродром Кагул. К этому моменту уже был сдан Таллин, и оборонять острова Моонзундского архипелага стало практически невозможно.
5 сентября 1941 года огромные, специально собранные для этой операции силы немецкой группы «Север» уничтожили аэродром Кагул. С бомбёжкой Берлина было покончено — пока… Но жители германской столицы, на себе ощутившие все прелести ночных бомбардировок, спокойно спать уже не могли…

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Война Небо над Берлином