Багира

Вторник, 07 25th

Последнее обновлениеВт, 25 Июль 2017 9pm

Тесно связанная с подсознанием, с глубинами человеческой психики, мистика преподносит порой такие сюрпризы, что волосы на голове встают дыбом. Было это и во время Великой Отечественной войны. Когда люди находились на волосок от гибели, они понимали: потребность в чуде имеет такую же природу, как воздух и вода, как хлеб и сама жизнь.

Курьёзы на войне

Журнал: Война и Отечество, №3(9) — март 2017 года
Рубрика: Рассказывают наши читатели
Автор: Александр Синицын

Фото: партизаны Ленинградской областиМоя бабушка, Анна Фёдоровна Гибайло, до войны работала на стекольном заводе, училась в техникуме физкультуры, преподавала в школе №113 города Горького, в сельскохозяйственном институте.
В сентябре 1941 года Анну Фёдоровну направили в спецшколу, а после её окончания — на фронт. После выполнения задания вернулась в Горький, а в июне 1942 года в составе истребительного батальона под командованием Константина Котельникова перешла линию фронта и стала действовать в тылу врага на территории Ленинградской области. Когда выдавалось время, вела дневник.
«Сильный бой с танками и пехотой противника, — писала она 7 сентября. — Бой начался в 5 утра. Командир распорядился: Аня — на левый фланг, Маша — на правый, со мной были Виктор и Алексеев. Они за пулемётом в блиндаже, а я с автоматом в укрытии. Первую цепь скосили наши пулемёты, выросла вторая цепь немцев. Деревня вся пылала. Виктор ранен в ногу.
Переползла через поле, утащила его в лес, закидала ветками, он сообщил, что ранен Алексеев. Поползла обратно в деревню. Все штаны порвались, коленки в крови, выползла из овсяного поля, а немцы идут по дороге. Страшная картина — они раскачали и бросили человека в горящую баню, предполагаю, что это и был Алексеев
».
Казнённого фашистами бойца схоронили местные жители. Однако немцы, узнав об этом, разрыли могилу и выбросили из неё обгоревший труп. Ночью какая-то добрая душа похоронила Алексеева во второй раз. И тут началось…

Пулемётчица Красной Армии

Спустя несколько дней из деревни Шумиловки шёл отряд фрицев. Только поравнялись с кладбищем, грохнул взрыв, трое солдат остались лежать на земле, ещё один был ранен. По непонятной причине сдетонировала граната. Пока немцы разбирались, что к чему, один из них охнул, схватился за сердце и упал замертво. А был он рослый, молодой и совершенно здоровый.
Что это было — сердечный приступ или что-то иное? Жители маленькой деревушки, что на реке Шелонь, уверены: это была месть фашистам погибшего бойца. И как подтверждение тому — ещё одна история. На кладбище рядом с могилой Алексеева в годы войны повесился полицай. Может, совесть замучила, может, с перепоя. А вот поди ж ты — не нашёл другого места кроме этого.