Багира

Вторник, 08 22nd

Последнее обновлениеПн, 21 Авг 2017 1am

Битву за полуостров Галлиполи можно считать примером того, как не надо проводить крупные десантные операции. Но оплаченное страшной ценой поражение уже во Вторую мировую войну весьма помогло англичанам при планировании высадки в Нормандии.

Галлиполийский конфуз

Журнал: Военная история №6, июнь 2017 года
Рубрика: Уроки битв
Автор: Владислав Фирсов

В Дарданеллах турецкие пушки вынуждены были стрелять холостыми!

Фото: Галлиполийская операцияРастянувшийся на 70 километров полуостров Галлиполи находится на европейском побережье Турции и отделен от азиатского берега проливом Дарданеллы (минимальная ширина 1,3 километра). Пролив этот, в свою очередь, соединяет Средиземное море с Мраморным, на северном берегу которого находится Стамбул — Константинополь. От Азии бывшая столица Византии отделена проливом Босфор, связывающим Мраморное море с Чёрным.

Корабли гибнут первыми

Именно к Босфору, Константинополю и Дарданеллам в своих мечтах устремлялись российские геополитики, и Первая мировая война едва не воплотила мечты в реальность.
Англия и Франция, в прошлом защищавшие «несчастную Турцию», согласились, что Россия имеет здесь «особые интересы».
Но до Константинополя ещё надо было добраться. Получив германский линейный крейсер «Гебен», турки наглухо перекрыли средиземноморский маршрут, связывающий Россию с Европой.
Англичане решили выбить эту «пробку», чтобы усилить позиции при последующем дележе добычи и одновременно продемонстрировать свою готовность идти на жертвы ради союзника (в чем в Петрограде сомневались). К тому же подобный успех мог склонить на сторону Антанты румын и болгар, что ставило Турцию на грань поражения и заставило бы австро-германцев распылить свои силы. В общем, политические соображения превалировали над военными.
Конечно, штурм Дарданелл следовало согласовать с русской атакой против Босфора. Однако Петроград оповестили в такой форме, что царское правительство занервничало — не является ли эта операция попыткой наложить лапу на проливы? Пока союзники убеждали в необоснованности таких подозрений, русским пришлось переключиться на другие проблемы.
Главный идеолог Дарданелльского проекта военно-морской министр Уинстон Черчилль считал, что главная роль будет принадлежать флоту. На первом этапе предполагалось разгромить огнём корабельных орудий форты, расположенные у входа в пролив. На втором — вытралить минные заграждения с одновременной высадкой десанта на полуострове. На третьем — идущий по Дарданеллам флот должен был сметать огнём сухопутные укрепления, а части десанта — производить их зачистку. Финал — захват полуострова и выход союзной эскадры в Мраморное море. Стамбул падает в британские руки, как спелый плод, Черчилль раскланивается перед публикой.
19 февраля 1915 года шесть линкоров и один крейсер произвели обстрел внешних фортов. Толку от него практически не было, но турки, естественно, насторожились.
В проливе выставили девять новых минных заграждений и противолодочные сети. На берегу оборудовали стационарные торпедные станции и пулемётные гнёзда, усилили полевые укрепления, наладили координацию между отдельными подразделениями, насытив штабы германскими офицерами. На мелководье появились заграждения из колючей проволоки.
Эти приготовления проскочили мимо внимания британцев, которые даже не удосужились обзавестись подробными картами. Планируя очистить фарватер, они не учли течение из Мраморного моря в Средиземное, используя которое, турки могли взамен выловленных мин пускать плавучие мины особой конструкции, которые своим ходом неслись прямиком на британские дредноуты. Но, возможно, главной ошибкой была иллюзия, что корабельные орудия справятся с сухопутной артиллерией только потому, что имеют более крупные калибры. Между тем турецкие гаубицы имели возможность вести навесной огонь по заранее пристрелянным точкам, укрывшись в складках местности.

Кровавая жатва турецких Максимов

18 марта 1915 года эскадра адмирала де Робека начала обстрел внешних фортов, но отошла после артиллерийской дуэли. Два броненосца получили тяжёлые повреждения, а три (французский «Бувэ», британские «Иресистибл» и «Океан») подорвались на минных заграждениях. Пришлось возвращаться на остров Лемнос.
И только после этого план операции перекроили, сделав ставку на десантирование 80 тысяч бойцов, включавших личный состав Австралийско-Новозеландского корпуса (АНЗАК), сенегальцев, индийцев, еврейских добровольцев и даже русскую штурмовую команду с крейсера «Аскольд».
Турки, готовясь к большой заварушке, сформировали 5-ю армию под командованием германского генерала Отто фон Сандерса и включавшую 19-ю турецкую дивизию Мустафы Кемаля, будущего Ататюрка.
Десантирование началось 25 апреля под прикрытием флотских орудий, на огонь которых турки ответили не сразу, чтобы не демаскировать раньше времени свои позиции.
Высадка осуществлялась на пять пляжей, причём на трёх из них первая волна атакующих полегла почти целиком. Из-за большой осадки некоторые шаланды не могли подойти к берегу на требуемое расстояние. Солдаты прыгали в воду и повисали на колючей проволоке. Пулемёты косили их рядами. И даже те, кто добрался до берега, оказывались в положении смертников, поскольку атаку приходилось вести, карабкаясь вверх по горным склонам. Как вспоминал фельдмаршал Китченер: «Всюду волны прибоя бились в широкую гряду из тел наших убитых солдат — поистине американец Максим создал инструмент дьявола».
Ценой страшных потерь союзники смогли захватить два плацдарма — Северный у Арибурну и Южный на самом кончике Галлиполи, продвинувшись всего на пару километров. Селением Крития, к которому они рвались, не удалось овладеть ни в первые дни высадки, ни во время наступления, предпринятого 6-8 мая. Неудачей закончилась и попытка захватить ещё один плацдарм в заливе Сувла, где АНЗАК был остановлен войсками Кемаля (6-16 августа).
Плацдармы больше не расширились ни на метр, а политические результаты операции оказались противоположны ожидаемым. Полюбовавшись на фиаско союзников, Болгария объявила Антанте войну и помогла разгромить Сербию. Если к лету 1915 года артиллерийские боеприпасы у защитников Дарданелл почти иссякли (так что стреляли в основном холостыми, для острастки), то теперь снабжение наладилось, и оборона стала несокрушимой. Черчилль подал в отставку и отправился на передовую.
К 9 января 1916года части десантного корпуса были эвакуированы, потеряв убитыми, ранеными и пропавшими без вести около 147 тысяч человек. Потери турок достигли 186 тысяч, но и в стратегическом, и политическом отношении они оказались победителями.

«Оверлорд» — дитя Галлиполи

В годы Второй мировой войны, уже как глава правительства, Черчилль настаивал на высадке в Греции, поскольку не хотел, чтобы русские наложили руку на Балканы. В пользу высадки во Франции (операция «Оверлорд») тоже высказывались политические аргументы, но согласиться на нормандский вариант его убедили именно военные.
Планируя высадку в Нормандии, союзное командование делало все, чтобы отвлечь внимание немцев в сторону Па-де-Кале — как участка, расположенного на минимальном расстоянии от баз союзного флота. Соответствующая дезинформация шла через двойных агентов путём демонстративного усиления разведывательной деятельности и авиационной активности, а на финальном этапе — с помощью отвлекающего десанта. Как результат германское командование не предприняло никаких дополнительных мер к усилению обороны Нормандии и только на 10-й день «Оверлорда» пришло к выводу, что именно здесь, а не в Па-де-Кале, союзники проводят основную операцию.
Собиралась информация о вражеских укреплениях, их личном составе и распорядке боевой службы. Командиры десантных частей и даже рядовой состав были снабжены подробнейшими картами. Суммировались данные о прибрежной зоне (вплоть до песчаных и грунтовых пород на пляжах, что учитывалось при конструировании десантных кораблей) и снаряжении десантников. Изготавливались плавучие пирсы и даже мобильные сборные гавани («Мал-берри»). Благодаря радиосвязи до совершенства отрабатывалась координация между подразделениями. Чтобы максимально осложнить манёвр противника и нарушить вражеские коммуникации, морской высадке предшествовали воздушные десанты, действия коммандос и местных партизан-подпольщиков.
И главное, в условиях, когда военная целесообразность превалировала над политикой, улучшилось взаимодействие с союзниками. Ведь момент для начала «Оверлорда» выбирался с учётом ситуации на русском фронте, где немцы едва успевали отражать «сталинские удары» в Крыму и Прибалтике. Отвлёкшись ещё и на Францию, они пропустили самый мощный из таких ударов — в Белоруссии (23 июня).

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Война Галлиполийский конфуз