Багира

Пятница, 07 21st

Последнее обновлениеСр, 19 Июль 2017 6pm

История Великой Отечественной войны знает немало примеров, когда советские солдаты, сумевшие бежать из немецкого плена, вливались в ряды Сопротивления и становились героями западных стран. В их числе — азербайджанец Ахмедия Джебраилов, легендарный партизан, награждённый высшими воинскими орденами Франции. Но на родине подвиги этого человека долгое время замалчивались.

Ахмедия Джебраилов: Друг генерала де Голля

Журнал: Тайны 20-го века №25, июнь 2017 года
Рубрика: Забытые имена
Автор: Николай Валентинов

Кремлёвский переполох

Фото: Ахмедия ДжебраиловОдним прекрасным весенним утром 1966 года генеральному секретарю ЦК КПСС Леониду Брежневу позвонил министр иностранных дел СССР Андрей Громыко. Этот звонок поставил на уши всю партийно-чиновничью рать. Министр доложил, что накануне своего визита в нашу страну президент Франции Шарль де Голль поставил непременное условие, чтобы в числе встречающих был его друг и соратник Армед Мишель, проживающий в Советском Союзе. Но вся загвоздка была в том, что человека с таким именем среди граждан СССР не значилось. Его тщётно искали во всех республиках, краях и областях огромной страны. Назревал скандал.
Наконец, одна из машинисток, работавших в сером здании ЦК КПСС на Старой площади, припомнила, что года три назад она вроде бы печатала это имя в документе, предназначавшемся Никите Хрущёву.
Чиновники бросились к бывшему главе государства, который безвыездно жил на отведённой ему даче, копаясь в огороде и напрочь утратив интерес к делам государственным. Но на память 72-летний старик не жаловался.
— Ну, был такой чудак. Из Азербайджана, — припомнил Хрущёв. — Во время войны у французов служил, в партизанах. Так вот, эти ветераны французские возьми и пошли ему 100 тысяч долларов. А этот чудак возьми и откажись. Ну, я и велел его доставить прямо ко мне. И прямо так, по-партийному ему сказал: нравится, мол, мне, что ты подачки заморские не принимаешь. Но, с другой стороны, возвращать этим капиталистам деньги обидно как-то. А не хочешь ли ты, брат, эту сумму в наш Фонд мира внести? Вот это будет по-нашему, по-советски! И он внёс. Расцеловал я его. Потому как хоть и чудак, но сознательный…
А дальше — дело техники. Подняли финансовую отчётность Фонда мира — и узнали и адрес, и подлинное имя Армеда Мишеля.

В нарушение протокола

Вскоре жители маленького села Охуд Шекинского района Азербайджанской ССР с удивлением увидели на своих улицах кортеж из чёрных правительственных «Волг». Он подкатил к скромному домику на окраине села. На крыльцо вышел агроном Ахмедия Джебраилов, невысокий человек, русоволосый и голубоглазый, что весьма необычно для этих мест. Сообщение о том, что его срочно требует сам Брежнев, он встретил с олимпийским спокойствием. Более того, заявил, что никуда не поедет — куча дел, некогда. И лишь когда услышал, что его хочет видеть генерал де Голль, стал собираться в дорогу.
В Москве Джебраилова сразу повезли в ГУМ, в двухсотую секцию, которая обслуживала только высшее руководство страны, и там подобрали ему несколько костюмов, сорочек, галстуков, а также обувь, носки, запонки, нижнее бельё, плащ, демисезонное пальто и даже зонтик. Одетый с иголочки, на следующий день Ахмедия встречал де Голля во Внуково-2. Но задвинули его куда-то на самый дальний край шеренги встречающих.
Французский президент не по возрасту легко сбежал по трапу, обменялся тёплым рукопожатием с Брежневым, а затем наклонился к генсеку и о чем-то спросил его. В ответ Брежнев махнул рукой куда-то в сторону. Де Голль в нарушение протокола бросился к шеренге «второстепенных» встречающих — и через несколько мгновений уже крепко обнимал своего друга Армеда Мишеля.

Знаете ли вы что…

Героем французского Сопротивления был командор партизанского отряда Василий Порик. За его голову немцы назначили награду в миллион франков. Порик погиб в 1944 году. В 1964 году он стал Героем Советского Союза.

Прямо из аэропорта Ахмедию увезли в отведённую де Голлю резиденцию. Проведя все протокольные мероприятия и отказавшись от вечерней программы, президент вернулся к своему другу ещё засветло. Они поужинали, а затем прохаживались по аллеям резиденции, накинув на плечи два одинаковых пледа, беседовали, вспоминали свою боевую молодость.

На всякий случай без медали

Ахмедия Джебраилов пошёл на войну добровольцем. Сразу же попросился в разведку. Когда спросили, почему, ответил:
— Потому что я ничего не боюсь.
Над ним посмеялись, но из первого же боя Ахмедия приволок языка — солдата на голову выше и в полтора раза тяжелее себя. Вместо награды был наказан за самодеятельность, тем более что немецкий рядовой никаких военных тайн не знал.
Но разведчиком парень очень хотел быть и для этого усердно изучал немецкий язык. Успехами в этом деле он сильно удивил полкового переводчика, к которому обратился с просьбой объяснить некоторые тонкости немецкой грамматики. Переводчик поразился произношению Ахмедии, засомневался, нет ли у этого бойца немецких корней, и стуканул в штаб. Проверка ничего не дала, но на всякий случай из списка представленных к медали Джебраилова вычеркнули.

Благодарность от Шарля де Голля

В мае 1942 года батальон, в котором служил Ахмедия, почти полностью полег на поле боя. Джебраилов в бессознательном состоянии был взят в плен. Он оказался во Франции, в концлагере Монгобан. Попал в помощники к уборщице Жанетт, сумел ей понравиться, упросил научить французскому языку и, проявив незаурядные лингвистические способности, уже через пару месяцев свободно изъяснялся по-французски.
Жанетт помогла Джебраилову бежать из лагеря и попасть к партизанам. Тут-то парень и осуществил свою мечту — стал разведчиком, а затем и командиром разведгруппы. Взял себе псевдоним Ар-мёд Мишель.
Вскоре за подрыв товарняка с немецким оружием он был представлен к первой французской награде — Кресту за добровольную службу — и получил благодарность от Шарля де Голля. Джебраилов продолжал совершенствоваться в немецком языке, заставляя делать это и своих разведчиков, что весьма способствовало успеху рейдов, которые они совершали, переодеваясь во вражескую форму.

«Хайнцу от любящей Марики»

Однажды группа Армеда Мишеля получила задание остановить эшелон с 500 французскими детьми, отправляемыми в Германию. Дети были спасены, но самого командира при этом тяжело ранило. Через сутки немцы обнаружили неподалёку от железнодорожного полотна капитана вермахта, лежавшего без сознания. Когда стали его обыскивать, нашли безупречно выполненные немецкие документы, а также фото женщины с двумя русоволосыми детьми, на обороте которого была надпись: «Моему дорогому Хайнцу от любящей Марики и детей». И тут умирающий открыл глаза и произнёс:
— Дорогая Марика, ухожу из этой жизни с мыслью о тебе, детях, дяде Карле и великой Германии.
Естественно, такого патриота немедленно отправили в госпиталь, излечили от ран, а потом капитан Хайнц-Макс Ляйтгеб был назначен комендантом оккупированного французского города Альби. Результатом его трудов «во славу рейха» стали регулярные крушения немецких поездов, массовые побеги военнопленных и другие диверсионные акты. В этой должности Армед Мишель пробыл восемь месяцев, а потом по приказу де Голля снова вернулся к партизанам, прихватив с собой высокопоставленного языка и всю наличность комендатуры.

Блестящая карьера

В победном марше по улицам Парижа Армед Мишель шёл в одном ряду с генералом де Голлем. Войну он закончил в ранге национального героя Франции, кавалера Креста за добровольную службу, обладателя Военной медали Франции, ордена Почётного легиона. Венчал всё это великолепие Военный крест — высшая из воинских наград Французской Республики.
К 1951 году Армед Мишель был гражданином Франции, занимал ответственную должность в канцелярии Шарля де Голля. У него были жена-француженка и двое сыновей. Власти подарили Ахмедии автохозяйство, приносившее приличный доход. И вдруг ему захотелось побывать на родине, в Азербайджане.

«Награда» Родины

Родная страна встретила Джебраилова неласково. После допросов в МГБ у Героя Франции отняли все ордена, а сам он получил в награду 10 лет лагерей «за измену Родине». Отбыв срок, Ахмедия был сослан в село Охуд с запретом покидать это место. Работал пастухом, потом агрономом.
Впрочем, боевые награды Джебраилову вернули в 1963 году по распоряжению Хрущёва, когда Ахмедия передал 100 тысяч в Фонд мира. Все, кроме самой главной — Военного креста, который давно был музейным экспонатом. Ибо в СССР лишь два человека имели подобную награду — маршал Жуков и сельский пастух Ахмедия Джебраилов. Справедливость восторжествовала в 1966 году, когда Военный крест герою французского Сопротивления вернул министр обороны Франции. Вот только от советской власти Ахмедия не получил ни одной военной награды. Джебраилов был по сути «персоной нон грата» вплоть до своей нелепой гибели в 1994 году, когда телефонную будку, где он находился, сбил грузовик с пьяным водителем. Случайной ли была эта авария? И вообще, почему герой-партизан встретил такое отношение к себе на родной земле? Когда-нибудь, возможно, мы это узнаем.