Багира

Суббота, 09 23rd

Последнее обновлениеСб, 23 Сен 2017 6am

«Магистраль» стала последней крупной операцией советских войск в Афганистане, а самым ярким её эпизодом считается героический бой 9-й роты на высоте 3234. На каждого десантника в этой схватке приходилось до 10 боевиков из снискавшего зловещую славу отряда «Чёрные аисты».

Девятая рота

Журнал: Тайны СССР №3/С, июнь 2017 года (спецвыпуск)
Рубрика: Военная тайна
Автор: Дмитрий Митюрин

Помочь Хосту

Фото: бой 9-й ротыОсенью 1987 года кризисное положение сложилось в отрезанном моджахедами от остальной части Афганистана городе Хост. Одноимённый округ расположен на юго-востоке страны и примыкает к Пакистану. Граница здесь носила условный характер, что давало возможность пакистанским подразделениям оказывать помощь моджахедам, «заскакивая» на афганскую территорию. Моджахеды даже обсуждали возможность, захватив город, сделать его альтернативной столицей.
Во избежание такого сценария и была проведена операция «Магистраль»: требовалось прорвать вражескую блокаду, взять под контроль трассу Гардез-Хост и наладить полноценное снабжение.
В ноябре 1987 года специально созданная войсковая группа захватила расположенный на высоте три тысячи метров перевал Сатэ-Кандав и заняла господствующие позиции вдоль идущей к городу трассы. 30 декабря в деблокированный город пошли автомобильные колонны.
Противник начал атаковать расположенные вдоль дороги пункты прикрытия. Высота, обозначенная на картах под номером 3234, расположена в 7-8 километрах юго-западнее среднего участка дороги и господствует над местностью, раскинувшейся на десятки километров. Оборонять её было поручено 40 бойцам из 9-й роты 345-го отдельного парашютно-десантного полка под командованием старшего лейтенанта Сергея Ткачёва.

«Москва», которая не сдавалась

Погода была, мягко говоря, не знойная. Младший сержант Олег Федоренко вспоминал: «Через несколько дней тяжкого пути мы вышли на свою горку. Окопались, утеплились. Шёл снег и дул сильный ветер на высоте около трёх тысяч, руки леденели, лицо обжигало. Каждый день кроме ветра над горками пролетало несколько десятков «эрэс» (реактивных снарядов). Начиналась артиллерийская перепалка. Видать, здорово мы им насолили, т.к. снарядов они не жалели».
Понимая, что их ждёт, десантники оборудовали позиции, выставили с южной стороны минное заграждение.
Днём 7 января 1988 года противник обрушил на гору огонь безоткатных орудий, миномётов, гранатомётов, реактивных установок. От взрыва «эрэс» погиб рядовой Андрей Федотов.
Прикрываясь скалами, враг незаметно подобрался на расстояние 200 метров и в 16:10, с наступлением сумерек, ринулся в первую атаку. Удар наносился с тыла, с южной стороны, и оказался внезапным. Ситуацию спас пулемётный расчёт.
Из политдонесения: «Шквальным пулемётным огнём встретил противника гвардии младший сержант Александров, решительные действия которого дали возможность его товарищам выйти из-под обстрела и занять более удобные позиции. Вячеслав приказал двум своим помощникам отойти и вызвал огонь на себя. Стрелял до тех пор, пока его пулемёт, пробитый пулями, не заклинило. Когда противник приблизился к нему на 10-15 метров, Александров бросил в наступающих пять гранат с криком: «За погибших и раненых друзей!». Прикрывая отход товарищей, бесстрашный комсомолец погиб от разрыва гранаты. В его автомате остался магазин с последними пятью патронами…».
Бой занял около 50 минут и стоил атаковавшим не менее 10 убитых. На финальном этапе они двигались в полный рост с криками: «Аллах акбар! Москва, сдавайся!». В отличие от обычных моджахедов, они были облачены в некое подобие униформы — типично афганскую широкую одежду с шароварами, кофтой, чалмой на голове, — но все одинакового чёрного цвета, а на рукавах пестрели черно-жёлто-красные нашивки.
Эти боевики, прозванные «Чёрными аистами», выделялись не только религиозным фанатизмом, но и воинским профессионализмом: каждый из них мог быть стрелком, радистом, минёром. Правда, есть разные версии относительно того, кем формировался отряд. По одной — пакистанскими спецназовцами, по другой — наоборот, своего рода «штрафниками» из числа нарушителей шариатских законов, по третьей — добровольцами из разных стран мира. Предполагается, что в разное время ими командовали лидер афганских моджахедов Хекматиар, ликвидированный российскими спецслужбами во время Чеченской войны иорданец Хаттаб и даже сам Усама бен Ладен.
Защищали высоту парни в среднем 20-летнего возраста. Погибший сержант Александров успел поучаствовать в десятке боевых операций, а из его крупнокалиберного пулемёта «Утёс» в 1985 году при сходных обстоятельствах косил врагов Герой Советского Союза Игорь Чмуров (он, впрочем, в отличие от Александрова, получил свою награду не посмертно).

Штурм за штурмом

Вторая атака последовала через полчаса после первой и велась на тот же участок, ослабленный из-за потери «Утёса». Её отбили сравнительно легко, благодаря старшему лейтенанту Ивану Бабенко, который удачно корректировал огонь советской артиллерии — трёх гаубиц Д-30 и трёх самоходных установок «Акация».
Так же отбили и третью атаку, а вот четвёртая оказалась одной из самых ожесточённых. В политдонесении указывалось: «Используя мёртвые пространства, деревья, под плотным огнём душманы подошли к склонам высоты с трёх направлений. В том числе — со стороны установленного минного поля. Проходы в нём проделывали передовые отряды смертников. По их мёртвым телам мятежникам удалось приблизиться на расстояние 50 метров, а на отдельных участках — на бросок гранаты. Шквальным огнём встретили врага на этом направлении гвардии рядовые Андрей Мельников, Игорь Тихоненко, Нурматжон Мурадов во главе с гвардии старшим сержантом Анатолием Кузнецовым и Владимиром Веригиным. Раненные осколками гранат, гвардии сержант Сергей Борисов и гвардии рядовой Павел Трутнев не оставили боевых позиций».
Один из участников боя вспоминал о подвиге рядового Мельникова: «Когда у Андрея закончился боекомплект, он добрался до соседнего укрытия за новыми боеприпасами, но упал навзничь, успев только сказать: «Боеприпасы, всё…». Когда с мёртвого героя сняли бронежилет, то не поверили, как он оставался живым столько времени. Судя по ранениям, Андрей должен был умереть ещё несколько часов назад. Пластины бронежилета были вдавлены в его тело от взрывных волн».
Врага снова отбили, но с полуночи до трёх часов ночи «Чёрные аисты» снова и снова поднимались в атаки. Во время 12-го по счёту приступа они приблизились к десантникам на 10-15 метров, а у тех оставалось не более чем по одному автоматному рожку на брата.
Из воспоминаний сержанта Сергея Борисова: «К концу боя действовал только один пулемёт Цветкова. Нелегко было Андрею под прицельным огнём и взрывами гранат перебегать от одного рубежа к другому. Но иначе он и поступить не мог. Я стоял рядом с ним, когда разорвалась под нами граната. Андрей был смертельно ранен в голову осколком… В шоковом состоянии, не выпуская из рук пулемёт, он стал падать, каска упала с его головы, стукнулась о камень. Но пулемёт продолжал стрелять и замолчал, только когда Андрей лёг на землю».
В этот критический момент на помощь защитникам высоты пробился взвод старшего лейтенанта Алексея Смирнова, доставивший столь необходимые боеприпасы.
Оценив изменившийся расклад сил, «Чёрные аисты» начали отступление. Поскольку трупы они унесли с собой, точно оценить их потери невозможно. Однако, учитывая, что появление всего одного взвода подкрепления (25-30 человек) поставило крест на дальнейших попытках штурма, можно говорить о 30-80 убитых.
Из десантников шестеро погибли и 28 получили ранения. Высота 3234 осталась непокоренной.

Шесть героев

За операцию «Магистраль» звание Героя Советского Союза получили шесть человек — командующий советским контингентом в Афганистане генерал Валентин Варенников, командующий 40-й армией генерал Борис Громов, будущий министр обороны, а тогда командир 103-й дивизии Павел Грачёв, командир 345-го десантного полка полковник Валерий Востротин и двое солдат из 9-й роты — Вячеслав Александров и Андрей Мельников.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Война Девятая рота