Багира

Воскресенье, 07 23rd

Последнее обновлениеВс, 23 Июль 2017 3am

Штурм Берлина, победоносно проведённый советскими войсками в апреле-мае 1945 года, за последние десятилетия оброс множеством домыслов. Одним из самых популярных мифов, сочиненных вокруг Берлинской операции, является утверждение о том, что красные командиры просто «завалили немцев трупами». И что Берлин можно было бы взять с гораздо меньшими потерями — если бы Сталин и Жуков не стремились опередить американцев. Но советские вожди хотели любой ценой войти в Берлин первыми — это и обрекло десятки тысяч наших солдат на «бессмысленную гибель»…

Битва за Берлин

Журнал: Война и Отечество, №3(9) — март 2017 года
Рубрика: Тема номера
Автор: Иван Евтюхин

«Бессмысленная бойня» или гениальный манёвр маршала Жукова?

«Диванные стратеги» против маршала Жукова

Фото: штурм БерлинаНаши войска наступали на Берлин через так называемые Зееловские высоты. Бои там были ожесточённые. По мнению многих современных «обличителей», безжалостный Жуков повёл своих солдат в ненужный лобовой штурм этих высот лишь ради того, чтобы побыстрее войти в Берлин. То ли он хотел опередить американцев, то ли соревновался с Коневым за славу покорителя столицы Третьего рейха. А ведь, рассуждают различные «диванные стратеги», ничего не стоило вести наступление на Берлин по другим направлениям. Это было бы не так быстро, но зато спасло бы множество солдатских жизней.
Миф про бег наперегонки к Берлину настолько прочно укрепился в массовом сознании, что воспринимается как само собой разумеющееся. Между тем достаточно открыть том воспоминаний самого Жукова, чтобы увидеть истинные причины, побудившие принять его такое непростое решение, как удар на Зееловские высоты. Вот что пишет маршал в своих «Воспоминаниях и размышлениях»: «Следует подчеркнуть значительную роль 1-й гвардейской танковой армии, которая, пройдя через Зееловские высоты, отрезала пути отхода немецкой 9-й армии в Берлин. Это облегчило дальнейшую борьбу в самом городе».

Окружить и уничтожить

Итак, вовсе не к Рейхстагу рвалась 1-я гвардейская танковая армия (ударный кулак Жукова), а на отсечение немецкой 9-й армии. Дело в том, что основные немецкие силы (9-я армия) держали оборону на западном берегу реки Одер на некотором расстоянии от Берлина. Впоследствии на Нюрнбергском процессе генерал Йодль говорил: «Для генерального штаба было понятно, что битва за Берлин будет решаться на Одере, поэтому основная масса войск 9-й армии, оборонявшая Берлин, была введена на передний край».
Задача Жукова состояла как раз в том, чтобы не позволить немецким войскам с Одера отойти в столицу. Если удастся это сделать, то город попадёт в руки русских, что называется, «тёпленьким». В Берлине останутся преимущественно подразделения фольксштурма, не представляющие серьёзной опасности для регулярных частей Красной Армии.
Если бы Жуков действительно думал устраивать бег наперегонки к Берлину, то он мог бы выбрать и более «безопасное» (на первый взгляд) направление удара, подальше от Зееловских высот. Только это привело бы к тому, что немецкие регулярные войска на Одере успели бы отойти к Берлину, превратив его в неприступную крепость. И вот тогда советские войска действительно бы «умылись кровью», понеся потери, в десятки раз превышающие утраты на Зееловских высотах.
Все «альтернативные варианты» наступления, о которых любят рассуждать критики Жукова, привели бы не к меньшим потерям, а к многократно большим!

Оборона Берлина была очень слабой?

Жуков не зря считается великим полководцем. Он верно понял, что нужно сделать для успешного захвата немецкой столицы относительно малой кровью. Штурм Зееловских высот был вынужденным «злом». Взяв высоты, советские войска отсекли основные части вермахта от немецкой столицы. Жуков принял обычное для полководца, но по-человечески тяжёлое решение. Он сознательно пошёл на большие потери при штурме собственно высот. Но это позволило сохранить в десятки раз больше жизней при последующем взятии уже самого Берлина.
Завершив окружение основной массы немецких войск на Одере, Жуков 22 апреля даёт директиву по организации штурма немецкой столицы. Начинается она с неожиданных для современного читателя слов: «Оборона Берлина противником организована очень слабо…».
У критиков советского полководца №1 эта фраза вызывает бурю негодования. Вот что пишет один из них: «Слабо организована?! Берлин был напичкан танково-истребительными подразделениями фольксштурма. Каждое такое подразделение было вооружено многочисленными фаустпатронами и огнеметами. «Фаустники» обороняли каждый квартал, каждый дом, этаж, отдельные квартиры…».

3 дивизии лучше, чем 23!

В действительности все эти «любительские» отряды не представляли серьёзной опасности для регулярной Советской армии, имеющей на вооружении множество стволов артиллерии, авиацию, танки, системы связи и снабжения. Основным противником для советских частей в Берлине были кадровые подразделения немецкой армии. Сколько их было? Формально — 5 дивизий. Те, что не попали в «котёл» на Одере. Но они были так изрядно потрёпаны, что, по свидетельству немецких генералов, из них с трудом можно было составить 3 дивизии полного штата.
Итак, три немецкие дивизии на улицах Берлина стали крепким орешком для наступающих советских частей. А теперь представьте, что было бы, если бы их было 23? Страшно подумать, в какую цену обошлось бы тогда нам взятие гитлеровской столицы! А ведь такой вариант был бы неизбежен — если бы маршал Жуков не нанёс ключевой удар через Зееловские высоты. Благодаря полководческому таланту Жукова почти все боеспособные подразделения вермахта на Берлинском направлении сгорели в «котле» на Одере, не успев отойти на улицы города. Благодаря этому Берлин удалось взять с наименьшими возможными для операции такого масштаба потерями…