Багира

Вторник, 11 21st

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Война в Афганистане сыграла не последнюю роль в развале СССР. Но даже сегодня мало кто представляет, какими мотивами руководствовались в Кремле, принимая решение о вводе войск.

Афганский капкан

Журнал: Тайны СССР №6, сентябрь 2017 года
Рубрика: Военная тайна
Автор: Олег Покровский

Фото: война в АфганистанеВ 1973 году, воспользовавшись отсутствием в Афганистане правителя Захир-шаха, его родич Мухаммед Дауд устроил переворот и, объявив страну республикой, установил единоличную диктатуру.

Коммунисты своих не бросают

Заигрывая с Западом, Мухаммед Дауд настроил против себя Кремль, который решил поддержать Народно-демократическую партию Афганистана (НДПА). Эта партия пользовалась популярностью среди интеллигенции и в армии, тем более что многие офицеры учились в Советском Союзе.
НДПА состояла из двух фракций — «Хальк» («народ») и «Парчам» («знамя»), возглавляемых, соответственно, Мохаммадом Тараки и Бабраком Кармалем. Большую роль играл заместитель Тараки Хафизулла Амин. В конце 1950-х годов он учился в Колумбийском университете, и КГБ подозревало его в сотрудничестве с ЦРУ. А вот в советской военной разведке (ГРУ) Амину симпатизировали.
В апреле 1978 года армия свергла Дауда. Было объявлено о создании правительства, возглавляемого Тараки.
Амин стал его первым заместителем и главой МИД, Кармаль — просто заместителем.
Но пасьянс не сложился. Сначала Кармаля отправили послом в Чехословакию. Потом Амин стал подумывать о том, чтобы самому возглавить страну. Ведь Тараки правил неудачно, умудряясь проваливать самые выигрышные реформы — земельную и долговую.
А предоставление женщинам равных прав вызвало в мусульманской стране раздражение. А когда этих женщин стали чуть не силком усаживать за парты, возникли первые очаги вооружённого сопротивления. Локальные стычки постепенно перерастали в сражения между правительственными войсками и повстанцами.
При взятии одного из селений около полутора сотен мужчин хазарейцев были заживо зарыты в землю, ещё столько же облиты бензином и сожжены. В селении Керала на площади расстреляли 1700 мужчин, включая детей, зарыв их бульдозерами в трёх общих могилах.
Тараки чувствовал непрочность своего положения и в декабре Советское руководство сделало ставку на Бабрака Кармаля, который в декабре 1979 года стал генеральным секретарём НДПА и председателем Революционного совета
1978 года подписал Договор о дружбе с Советским Союзом, в котором указывалось, что советские войска могут быть введены в Афганистан по приглашению правительства.
Уже 18 марта 1979 года Тараки обратился с такой просьбой к главе советского правительства Алексею Косыгину. Тот ответил отказом, и Брежнев с ним согласился. В утешение афганцам стали поставлять больше оружия, а количество военных советников к июню выросло с 400 человек до 4,5 тысячи.
В принципе, для Кремля наиболее разумным было бы подыскать нейтральную фигуру или вообще вернуть Захир-шаха. Но, видно, сработало правило: коммунисты своих не бросают.
А в самой НДПА отношения были отнюдь не товарищеские. 16 сентября созванный Амином чрезвычайный пленум партии снял Тараки с должности, а 9 октября охранники задушили его подушками.
Москве такая самодеятельность не понравилась, хотя новый лидер и клялся в верности. Более того, за три месяца пребывания у власти он семь раз обращался в Москву с просьбой ввести войска и помочь разгромить моджахедов. Ему пошли навстречу, но то, что Амин воспринимал как спасение, стало его гибелью. Брежнев характеризовал Амина как «нечестного человека» и не мог ему простить убийства Тараки.

«Ястребы» в Политбюро

В новые лидеры решили продвинуть Кармаля, которого тайно доставили в Афганистан на советскую базу Баграм, где уже разместились бойцы Мусульманского батальона, укомплектованного выходцами из среднеазиатских республик. Им, выдававшим себя за афганцев, предстояло сыграть главную роль в запланированном перевороте.
8 декабря в кабинет Брежнева на заседание так называемого малого Политбюро пришли министр обороны Дмитрий Устинов, шеф КГБ Юрий Андропов, глава МИД Андрей Громыко и главный идеолог Михаил Суслов.
Андропов и Устинов выступали в роли «ястребов», доказывая, что НАТО уже приняло решение о размещении в Западной Европе ракет «Першинг-2», радиус действия которых перекрывал всю Европейскую часть СССР. Появление таких ракет в Афганистане позволяло накрывать Казахстан, Урал, Восточную Сибирь. Получалось, что в случае третьей мировой войны укрыться можно только на Дальнем Востоке. Да и там поджидали китайцы.
В конце концов было решено ввести войска и сместить Амина. Разработку операции поручили вызванному на заседание начальнику Генштаба маршалу Николаю Огаркову, но тот взялся доказывать, что в Афганистан лучше не соваться.
Заседание не закончилось ничем, поскольку супруга Брежнева Виктория Петровна, ссылаясь на плохое здоровье супруга, затребовала его домой. Однако на следующий день позвонила она слишком поздно, за что очень себя корила.
Ещё до обеда в кабинете собрались все, кто участвовал во вчерашнем заседании, плюс Константин Черненко. На попытку Огаркова выдвинуть новые аргументы Андропов отреагировал резко: «Вас пригласили не для того, чтобы заслушивать ваше мнение, а чтобы вы записывали указания Политбюро и организовывали их выполнение». Принятое 9 декабря решение через два дня было оформлено как секретное постановление Политбюро «К положению в «А»«, определявшее, какие именно части и в какой последовательности будут перебрасываться в Афганистан.
Формировалась 40-я общевойсковая армия, большинство соединений которой составляли войска Среднеазиатского округа. Особая роль отводилась 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии генерала. Ивана Рябченко, подразделения, которой с согласия афганцев начали перебрасываться на их территорию.
Но сначала требовалось свергнуть Амина.

Повар Миша

Изначально переворот назначили на 16 декабря. В этот день работавший на КГБ повар Амина по кличке Миша должен был отравить его кока-колой. Попытка не удалась, и сидевшего в Баграме на низком старте Кармаля срочно увезли обратно в Союз, от греха подальше.
Зато в состав бригады, охранявшей резиденцию Амина Таджбек, ввели Мусульманский батальон, который в нужный момент открыл проход через вверенный ему участок.
Повторную попытку переворота назначили на 27 декабря. В этот день вездесущий Миша отравил сразу несколько блюд, подаваемых на официальном приёме. Амину и другим гостям стало плохо, но не посвящённые в тайну советские врачи успешно откачивали пострадавших.
Между тем около 700 бойцов спецгрупп. КГБ «Альфа» и «Зенит», переодевшись в афганскую форму, приступили к штурму Таджбека. Бой длился 43 минуты. Погибли 11 нападавших. Потери защитников были в несколько раз больше. Амина убили.
Менее известна операция по нейтрализации начальника афганского Генштаба Мухаммеда Якуба. Генерал Рябченко пришёл на приём к нему с двумя адъютантами. В разгар беседы громыхнул взрыв, перебивший линию связи, по которой афганским частям могли отдать приказ о сопротивлении. Рябченко с адъютантами скрутили Якуба и заняли оборону в его кабинете. Воспользовавшись стоящей здесь же радиостанцией, они координировали действия прорывавшихся к ним на помощь десантников, которые прибыли с 40-минутным опозданием, но всё же успели выручить командира.
Поздно вечером в Кабул был доставлен Кармаль, выступивший по радио в качестве нового премьера. Войска 40-й армии перешли границу, получив приказ Устинова не останавливаться перед применением оружия в случае сопротивления.
Но, вообще, главная задача должна была заключаться в занятии крупных и стратегически важных пунктов с тем, чтобы освободить афганские войска для наступательных операций против моджахедов. Предполагалось, что через год, успешно выполнив «интернациональный долг», «ограниченный контингент» вернётся обратно. Вернулся он только через 10 лет.

Американцы разбудили джинна

Ещё до ввода советских войск, 3 июля 1979 года, президент США Джимми Картер подписал директиву об оказании помощи противникам кабульского режима. Так был разбужен джинн «священной войны против неверных». Как признавал советник Картера Збигнев Бжезинский: «Мы не толкали русских вмешиваться, но мы намеренно увеличили вероятность, что они это сделают».

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Война Афганский капкан