Багира

Суббота, 11 25th

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

1930-е годы вошли в историю нашей страны не только как время «великих чисток», но и как эпоха «великих строек коммунизма». Впрочем, сейчас понятно, что эти общественные процессы тогда были тесно связаны друг с другом. Ведь при возведении материальной базы «светлого будущего» широко применялся принудительный труд тех советских граждан, которым, по мнению руководства страны, требовалось пройти через очистительную систему ГУЛАГа.

Железный Павел

Журнал: Загадки истории №21, май 2017 года
Рубрика: Злодеи
Автор: Валерий Ерофеев

Начальник Самарлага сам стал заключённым за предательство

Фото: Павел ЧистовОдной из крупнейших строек сталинской эпохи должен был стать Куйбышевский гидроузел на Волге, который планировалось построить в третьей пятилетке. В закрытом постановлении Совнаркома говорилось о создании в Средневолжском регионе специализированной строительной организации — Управления строительства Куйбышевского гидроузла (СКГУ), при котором для обеспечения его рабочей силой был образован Самарский исправительно-трудовой лагерь (Самарлаг). В начале 1939 года должность начальника СКГУ и одновременно Самарлага занял майор госбезопасности Павел Васильевич Чистов.

С холодной головой

Чистов пришёл в «органы» в 1923 году. И в течение последующих 15 лет поднялся по служебной лестнице от практиканта ОГПУ до начальника УНКВД ряда областей СССР, в том числе Челябинской и Донецкой. В течение 1937-1938 годов через «тройки», возглавляемые Чистовым, прогнали не менее 20 тысяч человек, из которых свыше 12 тысяч были приговорены к расстрелу. За своё усердие он тогда же был удостоен ордена Ленина, а в чекистских кругах получил негласное прозвище «железный Павел».
Но в 1938 году, как известно, с поста главы НКВД СССР был смещён Николай Ежов. Его место занял Лаврентий Берия. Вскоре по всей стране были оправданы тысячи «врагов народа», а их места в лагерях заняли обвиненные в нарушении социалистической законности «ежовские соколы», оказавшиеся особо рьяными в деле пыток и расстрелов.
Однако Чистова эта кампания не затронула, поскольку ещё осенью 1938 года он заблаговременно ушёл с оперативной должности на тихую хозяйственную работу — в структуру Самарлага НКВД СССР. Здесь он сначала был заместителем начальника СКГУ, а с весны 1939 года стал начальником всего строительства и одновременно Самарлага. На этом посту Чистов получил чин старшего майора госбезопасности, что соответствовало армейскому званию генерал-майора.
Вот что говорил начальник-чекист в своём выступлении на VIII Куйбышевской областной партийной конференции в марте 1940 года: «Под руководством великого продолжателя дела Ленина — товарища Сталина советский народ создал новую мощную базу народного хозяйства. Именно годы сталинских пятилеток сделали возможным разрешение таких гигантских задач, поставленных 18-м историческим съездом нашей партии, как строительство Куйбышевского гидроузла, как разрешение в необычайно крупном масштабе орошения засушливых полей Заволжья и реконструкции всего Волжско-Камского бассейна для целей судоходства».

Промотанный лагерь

Подготовка к строительству гидроузла проходила как раз в те годы, когда в лагеря хлынула «ежовская» волна политзаключённых. С января 1938 года в только что образованный Самарлаг стали прибывать многочисленные этапы. Среди заключённых было достаточно много и «контрреволюционеров», которые неосторожно посмели высказать сомнения о целесообразности сооружения ГЭС у Жигулей. В общей сложности политзаключенные в это время составляли более трети от числа всего лагерного населения.
Но почти сразу же после начала работ на СКГУ правительство столкнулось с множеством трудностей — в первую очередь организационных и финансовых. Из-за ведомственной волокиты смета строительства на 1938 год была утверждена лишь в мае того же года. Тогда она составила 270 миллионов рублей. Но в августе оказалась урезанной на 56 миллионов. И хотя в районе намечаемого гидростроительства к тому моменту уже было развёрнуто более десятка лагерей для заключённых, объект испытывал острую нужду в рабочей силе — в плотниках, каменщиках, штукатурах, шоферах, экскаваторщиках…
При этом в лагерях процветали так называемые промоты (то есть продажи казённого имущества). Так, за 1 квартал 1938 года лишь в одном из лагерей Жигулёвского района было промотано вещдовольствия на 126 тысяч рублей.
«Только отсутствием настоящей борьбы с промотами, — признавался Чистов в одном из своих отчётов, — можно объяснить такое положение… Имеют место случаи выдачи промотчикам повторно обмундирования хорошего качества… Процветает скупка сотрудниками СКГУ вещдовольствия у заключённых…».
Фактически в этом документе признаётся, что скупку казённого имущества у «контрреволюционеров» и «троцкистов» вели честные советские граждане, которые хотя и способствовали хищениям государственного имущества, но в то же время по отношению к зекам находились по другую сторону решётки. Видимо, им это прощалось потому, что все скупщики были «идейно правильными».
В июне 1939 года все руководство СКГУ было вызвано в Москву «на ковёр». Глава НКВД Берия дал резко отрицательную оценку строительных работ в районе гидроузла. По итогам совещания был издан приказ, который, по идее, должен был стимулировать рост производительности труда на строительстве и поощрять передовиков на перевыполнение планов. Однако на деле никакого улучшения ситуации на Волгострое не произошло.
В начале 1940 года при Совнаркоме РСФСР была образована постоянно действующая комиссия по вопросам строительства Куйбышевского гидроузла. Она занималась изучением ситуации, складывающейся на этом важнейшем объекте. Итогом её работы стало постановление правительства от 24 сентября 1940 года о свёртывании всех работ на СКГУ и о ликвидации Самарлага. Тогда же почти все его отделения передали во вновь образованное Управление особого строительства (УОС) НКВД СССР. Система лагерей при этом управлении получила название Безымянского исправительно-трудового лагеря (сокращённо Безымянлаг) по имени железнодорожной станции Безымянка Куйбышевской железной дороги.

Генерал-банщик

Что же касается Чистова, то после ликвидации Самарлага он был назначен заместителем начальника УОС и одновременно Безымянлага. Но в этой должности проработал недолго. Сразу же после начала Великой Отечественной войны он был вынужден оставить своё тёплое место и отправиться в действующую армию.
В конце августа 1941 года генерал-чекист прибыл на Юго-Западный фронт, а уже 3 сентября противник внезапно прорвал линию нашей обороны и перешёл в наступление. Чистов, на свою беду, именно в тот день выехал на служебной машине в район Конотопа (ныне — Сумская область Украины), и по дороге был взят в плен немецкой разведгруппой.
Во время допросов в немецком штабе Чистов безо всякого сопротивления сообщил врагам всё, что ему было известно о советских оборонительных сооружениях и органах НКВД. В связи с его добровольными показаниями немцы чекиста не расстреляли, а отправили в концлагерь, расположенный в Восточной Пруссии. Там Чистов получил весьма привилегированное место — старшего банной команды. На этой «должности» он благополучно сумел дожить до прихода советских войск.
Как известно, всех наших военнопленных прямиком из немецких бараков отправляли в советские фильтрационные лагеря, где сотрудники Смерша тщательно изучали материалы на каждого попавшего к ним человека. Чистова, конечно же, сразу заподозрили в сотрудничестве с немецкой администрацией. Иначе невозможно было объяснить, как это ему, генералу-чекисту, удалось остаться живым после нескольких лет пребывания в плену.
Проверка по его делу длилась полгода, и в результате смершевцы выяснили, что Чистов, занимая в концлагере «блатную» должность, «стукачом» всё же не был. Хотя не принимал и участия в работе подполья. В итоге бывший генерал избежал расстрела, но за сдачу в плен тем не менее был приговорён к 15 годам лишения свободы.
Почти весь этот срок Чистов провёл в лагерях на Колыме. Лишь в июне 1956 года он был реабилитирован и смог позже вернуться в Москву. До середины 1970-х годов работал бухгалтером в одном из небольших учреждений, затем выхлопотал себе небольшую пенсию. О своей «эпопее» в немецких и советских лагерях бывший чекист никогда и никому не рассказывал.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Эпоха СССР Железный Павел