Багира

Суббота, 04 21st

Последнее обновлениеСб, 21 Апр 2018 6pm

Тайны истории и исторические загадки — Секретные архиви истории
Запретная история — Исторические тайны

«Волгоградское дело» сегодня подаётся как одно из самых успешных дел борьбы с коррупцией в СССР. И если посмотреть на фамилии и должности осуждённых по данному делу, то так и может показаться. Однако как бы за кадром остался главный вопрос: каким образом «волгоградская мафия» могла несколько лет безнаказанно воровать продукты первой необходимости, оставляя обычных граждан фактически на полуголодном пайке, и при этом в Кремле ни слухом ни духом?

Волгоградское дело

Журнал: Запретная история №7(50), 2018 год
Рубрика: Тема номера
Автор: Павел Предеин

Первый удар Горбачёва по советской мафии

Из героев в «добытчики»

Фото: Константин Иванов (волгоградское дело)В советские времена существовала шутка, актуальная и сейчас: «Генерал — не звание, генерал—это счастье!» И в какой-то мере так оно и было. Получение генеральского звания в Советском Союзе означало очень много привилегий. И зарплата, которая в разы превышала среднестатистическую, и доступ к спецраспределителю с дефицитом, и личный водитель со служебной машиной, и шикарная квартира, да и много чего ещё. Но некоторым советским генералам даже всего этого было мало и они, пользуясь статусом неприкосновенности, пускались во все тяжкие. Что и доказывает история генерал-майора милиции Константина Иванова.
Иванов в милицию пришёл в 1950 году. Его путь в органы правопорядка был довольно обычен для тех лет. В 1942 году, в возрасте 17 лет, он пришёл на Сталинградский тракторный завод (СТЗ). Даже в условиях обороны Сталинграда завод продолжал выпускать комплектующие для танков Т-34. Рабочие завода частенько брали в руки оружие, чтобы отразить атаки немцев на завод. Иванов не был исключением.
В 1943 году будущий генерал был призван в армию, служить попал в артиллерию. Сначала был наводчиком, а затем командиром орудия. Участвовал в битве на Курской дуге, взятии Берлина и Праги (за что имеет медали «За взятие Берлина» и «За освобождение Праги», кроме этого также был награждён орденами Красного Знамени и Красной Звезды, медалью «За боевые заслуги»).
В 1950 году Иванов был демобилизован и сразу пришёл в милицию. В Волгограде действовала одна из первых высших школ милиции, куда ветеран и недавний гвардии старшина поступил без особых проблем. После смерти Иосифа Сталина и окончательного «воцарения» Никиты Хрущёва в органах МВД начались чистки: новый Генеральный секретарь активно избавлялся от старых («сталинских») кадров. Но их надо было кем-то заменять, а потому Хрущёв сделал ставку на молодёжь.
В 1956 году недавний выпускник школы милиции Иванов становится начальником одного из районных отделов Волгограда. Ещё через четыре года он уже начальник Отдела по борьбе с хищениями социалистической собственности (ОБХСС) областного УВД. И именно с того времени, по мнению многих специалистов, начинается путь Иванова в криминал.
Как уже упоминалось, в Волгограде действовала одна из первых школ милиции. А потому как-то само собой получилось, что в Волгограде постоянно организовывались семинары, принимались делегации из правоохранительных органов других стран и организовывались совещания министерских работников с представителями республиканских и областных УВД.
Все эти делегации необходимо было принять, накормить, напоить. А кому как не начальнику ОБХСС (у которого должны быть на контроле все предприятия и магазины, где можно разжиться дефицитом) доставать продукты и спиртное? Иванов справлялся с этим прекрасно, став штатным «добытчиком» областного УВД.

«Несуны»

Впрочем, добыча дефицита не считалась в советские времена чем-то криминальным. Нет, тех, кто сбывал дефицитные товары по спекулятивной цене, старались ловить и сажать. Но те, кто просто купил палку колбасы по тройной цене, преступниками не считались, скорее потерпевшими. А вот если угодить «большим» людям балычком или коньячком, то на этом можно было хорошо «приподняться». Что и доказала карьера Иванова.
Всего через год после того, как майор Иванов стал начальником ОБХСС, его назначают заместителем начальника областного УВД. В 1961 году он получает звание подполковника. В 1968-м становится полковником, а ещё через год начальником Волгоградского УВД.
Назначение на довольно высокую должность и звание генерал-майора Иванов получил уже во времена Николая Щёлокова. Который тоже полюбил бывать в Волгограде: уж слишком хлебосольно встречал московских гостей глава местного УВД. А Иванову приходилось всё сложнее и сложнее накрывать столы для гостей. К началу 70-х годов в магазинах СССР всё быстрее исчезали продукты даже первой необходимости, не говоря уже о копчёной колбасе, икорочке, хорошем алкоголе и шоколаде. Волгоград не был исключением, хотя в этом городе работал и мясоперерабатывающий завод, и ликёро-водочный, и кондитерская фабрика, и молочный комбинат.
Заводы и фабрики в Волгограде производили широкий ассортимент продукции. Мясоперерабатывающий комбинат выпускал не только сосиски и докторскую колбасу, но и сырокопчёную и твёрдокопченую колбаску, варёно-копчёный бекон и пастрому. Молочный комбинат освоил производство нескольких видов сыра, сгущённого молока, 80-процентного масла, нескольких видов мороженого. Кондитерская фабрика славилась конфетами «Грильяж» и «Белочка», чёрным шоколадом, конфетами с ликёром и коньяком. Ну а ликёро-водочный завод производил не только водку и «бормотуху», но и 5-звездочный коньяк, несколько видов ликеров, бальзамы. Однако всё это было недоступно для простых граждан. Деликатесы шли напрямую в спецраспределители или на экспорт.
Однако начиная с середины 70-х годов в Волгограде из магазинов стали исчезать даже продукты первой необходимости. Мясо (в основном кости) «выбрасывали» раз в две недели, и за ним выстраивались огромные очереди. Из магазинов исчезли даже плавленые сырки. Молоко практически не содержало жирности, а напоминало голубоватую водичку. А потом с полок пропали даже леденцы, не говоря уже о шоколадных конфетах. И причиной этих исчезновений были… «несуны». Которых в Волгограде развелось просто невероятное количество.
«Несуны» были неотъемлемым явлением социалистического строя. Одной из самых популярных поговорок советских времён стала: «Тащи с работы даже гвоздь — ты здесь хозяин, а не гость!». «Несунов» ловили сотрудники милиции, клеймили на партсобраниях и собраниях профсоюзов, стыдили в газетах. Но изжить тотальное воровство с предприятий никак не получалось. Однако именно в Волгограде вынос продукции с предприятий приобрёл массовый характер.
Воровали все: начиная от директоров предприятий и заканчивая уборщицами. И это не могло не заботить многих обычных граждан, у которых совесть ещё не до конца уснула. В центральные партийные органы валом сыпались письма от волгоградцев. Где излагались факты массовых хищений с указанием дат, времени, перечнем сворованной продукции, фамилиями причастных в воровстве и пр.

Показательный процесс

Волгоградцам было невдомёк, что все их письма попадали на стол начальника УВД области Константина Иванова. Откуда либо отправлялись в урну, либо обратно в Москву с резолюцией: «Изложенные факты не подтвердились». А всё потому, что над всей этой «несущей» мафией стоял как раз Иванов.
Ещё будучи начальником ОБХСС, он вник во все детали воровства продуктов прямо с предприятий. Всё-таки из магазина дефицитные продукты, особенно в больших количествах, было получить сложнее, чем прямо от производителя. А Иванову, для организации шикарных застолий для московских гостей и всяческих делегаций, дефицита требовалось много. Вот он и наладил взаимовыгодные отношения с руководителями предприятий пищевой промышленности: милиция не особо мешает им воровать со своих предприятий, а в обмен «несуны» поставляют дефицитную продукцию Иванову по первому требованию. Став начальником УВД, Иванову стало легче «крышевать» «несунов». Но в конце концов до генерала дошло, что на воровстве продуктов питания с производств можно заработать не только неограниченный дефицит, но и конкретные деньги. И он… обложил данью всех «несунов» на волгоградских пищевых предприятиях. За «крышу» обязаны были платить все «несуны», воровавшие с предприятий не пару кг мяса, чтобы порадовать семью котлетами, а, так сказать, в промышленных масштабах. Чтобы затем продать на рынках втридорога.
Как позже выяснит следствие, в цепочку входили начальник вневедомственной охраны (занималась охраной предприятий), начальник хозяйственного отдела УВД, начальник ОБХСС. Ну и, само собой, директора предприятий, начальники цехов, директора автопредприятий. А также представители партийных и контролирующих органов. Они появлялись в кабинете начальника областного УВД каждый четверг. Одни, чтобы передать Иванову пухлые конверты, другие — чтобы получить свою долю.
В годы правления Юрия Андропова у КГБ руки до Волгограда так и не дошли. А после его смерти, как мы уже писали, борьба с коррупцией плавно сошла на нет. Чему способствовал не только преемник Леонида Брежнева Константин Черненко (представитель «старой гвардии»), но и ставленник Андропова Михаил Горбачёв. Однако после того, как в марте 1985 года Горбачёв стал генсеком, ему потребовалось, образно говоря, «показать зубы» и приструнить «брежневскую гвардию», отчаянно сопротивляющуюся новой политике КПСС. Для показательной порки был выбран Константин Иванов.
До тех пор в СССР генералов НИКОГДА не судили публично. Нет, их арестовывали, сажали, расстреливали, но всё это хранилось в глубокой тайне. А тут «под раздачу» попадает ветеран ВОВ, заслуженный работник МВД, кавалер трёх орденов Трудового Красного Знамени и Премии Совета Министров СССР. Причём Горбачёв, уже наметивший курс на гласность, распорядился сделать процесс максимально публичным.
Сначала в сентябре 1985 года сотрудниками КГБ были арестованы руководящие работники мясокомбината и ликёро-водочного завода, которых «взяли» с поличным: прямо при незаконном вывозе продукции с предприятий. Через них вышли на тех, кто напрямую «крышевал» «несунов»: начальника управления вневедомственной охраны полковника милиции Шумилина и начальника хозотдела УВД полковника Кириллова. Этих взяли в оборот по-тихому, но «раскололись» они довольно быстро, рассказав, кто на самом деле стоит на верхушке айсберга под названием «мафия несунов». За Ивановым было установлено негласное наблюдение.
Генерал был уверен в своей неприкасаемости. Во-первых, те, с кем Иванов делился из проверяющих органов, утверждали, что всё тихо. Во-вторых, исчезновение его подчинённых было обставлено таким образом, что даже генерал не догадался. Один «лечил резко пошатнувшееся здоровье» в ведомственном санатории, второй «отправился на курсы повышения квалификации». А потому Иванов вёл себя как обычно.
К маю 1986 года у сотрудников КГБ было накоплено достаточно доказательного материала о преступной деятельности генерала. Его арестовали 27 мая 1986 года прямо у дома. Суд состоялся в ноябре того же года, а 1 декабря был вынесен приговор. Иванов получил 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества, его ближайшие помощники — от 5 до 12 лет. Остальные участники «мафии несунов» (а их по делу проходило более 700 человек) были приговорены в основном к условным срокам, а многие вообще отделались «общественным порицанием». А уже 3 декабря на экраны телевизоров вышел документальный фильм «Трясина», который рассказывал об этом деле. Так в СССР стартовала гласность…


Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Эпоха СССР Волгоградское дело