Багира

Воскресенье, 12 17th

Последнее обновлениеВс, 17 Дек 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

В последние годы появилось множество публикаций и слухов о золотом запасе Российской империи, оставшемся внутри страны, а также заграничных вкладах Романовых, которые безуспешно разыскиваются и по сей день. Благодаря усилиям исследователей судьба золотого запаса России более-менее известна, коронных сокровищ — тоже, а вот факт нахождения за рубежом капиталов Николая II ещё не доказан. В то же время, после рассекречивания некоторых материалов из архивов Лубянки, появилась возможность проследить судьбу личных драгоценностей императорской семьи. Эта тема не менее интересна и занимательна, чем предыдущие.

Тайна драгоценностей царской семьи

Журнал: Запретная история №13(30), 2017 год
Рубрика: Тайны династии Романовых
Автор: Павел Ткачёв

Тобольская ссылка

Фото: драгоценности Николая 2Николай II обладал двумя видами сокровищ: коронными — теми, что были накоплены за всю историю существования монархии в России, и личными — теми, что приобретались или получались в дар им и членами его семьи на протяжении всей жизни. Судьба коронных ценностей — скипетра, державы, короны, бесчисленных драгоценностей, картин, фарфора и бронзы — в основном известна — они попали в руки большевиков и были ими частью проданы за границу, а частью оставлены в Гохране. Личные же драгоценности царской семьи некоторое время оставались при ней. После своего отречения от престола в марте 1917 года Николай II со своей семьёй — женой Александрой Федоровной и пятью детьми — содержался под арестом в Царском Селе. Поскольку Александровский дворец в Царском Селе являлся летней резиденцией царя, то здесь издавна хранились и все ценности его семьи. Их качество и стоимость были очень велики.
По решению Временного правительства в августе 1917 года царская семья была отправлена в ссылку в Тобольск. С собой они забрали все свои ценности, а также множество вещей домашнего обихода и одежды, поместившиеся в нескольких вагонах. Их сопровождало 45 человек. У Николая II с Александрой Федоровной было некоторое количество денежных знаков, кое-что из еды им передавали монашки, деньгами помогали и монархисты, так что удовлетворять каждодневные нужды семьи они могли и не прибегая к продаже драгоценностей.
Тобольская ссылка Романовых закончилась в апреле 1918 года, когда двумя группами их перевезли в Екатеринбург. Здесь режим содержания заключённых был очень жёстким, так что каким-то образом воспользоваться своими ценностями они не могли. До рокового 17 июля 1918 года все оставалось при них.

Палачи грабят трупы

После расстрела палачи сразу же принялись грабить своих жертв, однако их действия пресёк комиссар Юровский, отобрав награбленное (золотые часы, портсигар с бриллиантами и пр.). Потом, при сожжении и уничтожении тел погибших, выяснилось, что Александра Фёдоровна с дочерьми зашили часть драгоценностей в лифчики. «Когда стали раздевать одну из девиц, увидели корсет, местами разорванный пулями, — в отверстия были видны бриллианты… На Александре Фёдоровне оказался целый жемчужный пояс, зашитый в полотно… Бриллианты тут же стали выпарывать. Их набралось около 1/2 пуда», — свидетельствовал Юровский. Ввиду наступления белых войск на Екатеринбург, содранные с трупов сокровища большевики зарыли в Алапаевске и лишь в 1919 году доставили в Москву.
Драгоценности, найденные после расстрела царской семьи в Ипатьевском доме, комиссар Юровский немедленно отвёз в Москву, где сдал коменданту Кремля Малькову. Их набралось три тяжёлых огромных ящика. Часть малоценных вещей, ранее принадлежавших Романовым, по распоряжению Уральской коллегии финансов в августе 1918 года была переплавлена в слитки: серебра — 1 пуд 6 фунтов и золота — 1 фунт 21 золотник.
После занятия Екатеринбурга колчаковцами 25 июля 1918 года началось расследование обстоятельств гибели царской семьи, во время которого небольшая часть ценностей была найдена у бывших охранников Ипатьевского дома (золотые медальоны, кольца, образки, крестики и запонки).
Таким образом часть личных ценностей семейства Николая II после их расстрела была конфискована большевиками, а ничтожное количество, найденное при обысках у охранников, — колчаковцами. Никакой большой финансовой ценности они собой не представляли и стали своего рода реликвиями. Позже они были переправлены за границу сестре Николая II Ксении. Некоторые вещи, переданные ей же, были подобраны белогвардейцами на месте сожжения останков царской семьи под Екатеринбургом.
Тем не менее, несмотря на внушительное количество личных драгоценностей семьи Николая II, попавших к большевикам после их смерти, это было далеко не все, что привезли с собой царственные пленники в Сибирь. Как оказалось, основную, большую часть своего состояния они оставили у верных людей в Тобольске. Поиском этих драгоценностей чекисты занимались без малого 20 лет — с 1922 по 1941 год!

«Романовские ценности»

Материалы дела по поиску царских драгоценностей в настоящее время хранятся в архиве ФСБ под названием «Романовские ценности». Из них следует, что долгое время власти не подозревали о спрятанных императорских драгоценностях. В 1922 году в стране началось изъятие церковных ценностей, в связи с чем чекисты обратили своё внимание на Иоанновский женский монастырь в городе Тобольске. Во время конфискации церковных ценностей и допросов монашек по поводу спрятанных ими предметов культа неожиданно выяснилось, что в монастыре находились и царские драгоценности, переданные игуменье на хранение в 1918 году императрицей Александрой Федоровной! Это открытие положило начало широкомасштабному поиску личных вещей царя и его семьи.
Игуменья Дружинина, которая прятала эти ценности, умерла во время ареста, не дав никаких показаний, однако чекистам стало известно, что тайну царского клада хранила ещё и монашка Марфа Ужинцева. Органы нашли её только в 1933 году. На допросах она, памятуя наказ игуменьи, умереть, но не выдать тайну сокровищ, сначала молчала, потом давала ложные сведения, но в конце концов рассказала, как было дело. Оказалось, что камердинер царя Чемодуров тайком вынес из охраняемого губернаторского дома, где проживали пленники, свёрток с драгоценностями и передал его на хранение игуменье Дружининой. После смерти последней в 1923 году Марфа Ужинцева в течение 7-8 лет хранила их, постоянно перепрятывая, то в заброшенной могиле на кладбище, то в колодце, то в здании монастыря. После того как монастырь закрыли, там хранить ценности стало небезопасно, и Марфа обратилась за помощью к бывшему рыбопромышленнику Василию Корнилову. Тот согласился спрятать их в подполе своего дома, примерно в 1926-1927 годах. Однако проведённые чекистами в октябре 1933 года поиски в доме Корнилова ничего не дали. Тогда они принялись разыскивать самого рыбопромышленника. Нашли его уже в ноябре 1933 года в Казани и немедленно взяли в оборот. Корнилов благоразумно отпираться не стал и показал на допросе, что принесённые Ужинцевой ценности находились в двух стеклянных банках и были завернуты в вату и бумагу. Что именно в них находилось, Корнилов не знал. С помощью Ужинцевой он поставил эти банки в дубовые бочонки и зарыл их на глубине 1,5 аршина под фундаментом своего дома. Из Тобольска он выехал в 1928 году и судьбой оставленных там царских драгоценностей больше не интересовался. Чекисты отвезли Корнилова в Тобольск, и он указал точное место, где был зарыт клад. В результате в руки ОГПУ попала самая богатая и самая ценная часть сокровищ царской семьи. Список найденных ценностей насчитывал 154 пункта, среди которых находились бриллиантовые броши, диадемы царских дочерей, булавки, панагии, кулоны, цепи, часы, колье, ожерелья, браслеты, кресты, подвески, брелоки и тому подобные изделия из драгоценных металлов, украшенные эмалью и усыпанные драгоценными камнями. Чекисты оценили эту находку тогда всего в 3 270 693 рубля 50 копеек, хотя лишь одна бриллиантовая брошь из этой коллекции весила больше 100 карат!

Показания монашек

Однако это были ещё не все ценности, переданные Николаем II на хранение доверенным лицам. Из показаний монашек Иоанновского монастыря, данным чекистам в том же 1922 году, было известно, что царские ценности также укрывал священник Благовещенской церкви отец Алексей Васильев. Он был допущен в дом к заключённым, где в 1917-1918 годах отправлял для них церковные обряды и вошёл в доверие к царю. Показания монашек дополнила арестованная в 1933 году бывшая прислуга Романовых Паулина Межанс. Она рассказала, что при содействии начальника охраны полковника Кобылинекого, назначенного ещё Временным правительством, писарь Николая II А. Кирпичников вынес кожаный чемодан с драгоценностями и передал его на хранение отцу Алексею Васильеву. Позже он вынес оттуда же ещё и какую-то золотую шпагу.
Начались поиски лиц, указанных Паулиной. Вскоре выяснилось, что отец Васильев умер ещё в 1930 году, однако у него остался сын Александр и жена Лидия, переехавшие на жительство в Омск. На допросах в 1934 году сын священника Александр рассказал о том, что знал — отцом на хранение была получена одна лишь золотая шпага наследника Алексея Николаевича. Отец хранил её под каменными плитами крыльца Благовещенской церкви в Тобольске. О кожаном чемодане с царскими ценностями он слышал от «религиозной фанатички», своей матери, в 1929 году, но где он спрятан, Александр не знал. Допрошенная по этому поводу мать сына-доносчика Лидия Васильева показала, что её муж действительно в 1918 году получил, помимо шпаги, от Романовых ещё и чемодан с золотом и бриллиантами весом не менее пуда. С установлением в 1919 году в Сибири Советской власти отец Алексей, опасаясь обысков и арестов, передал этот чемодан на хранение своему знакомому крестьянину Егору Егорову. Спустя некоторое время тот возвратил чемодан священнику в связи с переездом последнего в Омск. Из слов Лидии Васильевой следовало, что в этот раз муж спрятал этот чемодан в Тобольске и даже перед своей смертью не сообщил ей где.

Последний фигурант

Параллельно шли поиски самого Кирпичникова, которого нашли в том же 1933 году. Его допрашивали целый год. Из характеристики на Кирпичникова, написанной следователем ОГПУ: «категорически запирается», «цель Кирпичникова — не сдавать царских ценностей большевикам, как ненавистной власти». Сломался Кирпичников только в 1934 году и рассказал лишь то, что знали чекисты из показаний других лиц. Тайну кожаного чемодана он унёс собой в могилу, но признался, что вынес от Романовых золотую шпагу наследника и передал её на хранение отцу Васильеву, а также жемчужное ожерелье дочери царя Ольги, которое отдал комнатной девушке последней Анне Романовой. Эту девушку чекисты никогда не нашли. Для чекистов это был тупик — в связи со смертью священника Васильева и умением хранить тайну его женой Лидией и писарем Кирпичниковым — им так и не удалось найти золотую шпагу цесаревича и чемодан с пудом алмазов.
Сотрудникам органов оставалось найти последнего фигуранта этого дела — полковника Кобылинекого, но он был расстрелян ими же ещё в 1927 году за контрреволюционную деятельность. Тогда чекисты в 1934 году принялись допрашивать его жену Клавдию. Из её показаний неожиданно выяснилось, что полковник Кобылинский, оказывается, тоже выносил из охраняемого им дома по просьбе царя драгоценности! Речь шла о шкатулке, наполненной золотом и драгоценными камнями, которую полковник в 1918 году отдал на хранение тобольскому пароходовладельцу Константину Печекосу. Больше жена Кобылинекого ничего не знала. По её предположению, эта шкатулка была спрятана в доме Печекоса.
После того как Клавдия назвала фамилию Печекоса, чекисты принялись наводить справки о нем. Оказалось, что было четыре брата Печекоса — Иван (умер ещё в 1907 году), Александр (в 1924 году эмигрировал в Польшу), Пётр, работавший в Москве архитектором, и названный Клавдией Константин из Омска. Последнего тут же арестовали и начали допрашивать. Константин Печекос оказался крепким орешком. Сначала он вообще отрицал даже факт знакомства с Кобылинским и лишь на очной ставке с женой полковника сознался, что взял у него на хранение пакет с двумя кинжалами и двумя шашками, принадлежавшими Николаю II и цесаревичу Алексею. Эти вещи он якобы спрятал в доме своего брата Александра в Омске по Надеждин-ской улице, в доме №14, в тайнике. Ни о какой шкатулке с царскими ценностями он знать не знает. В этом же тайнике, по его словам, хранились ценности его брата, так как при эмиграции он не смог взять их с собой в Польшу.

Шкатулка с драгоценностями

Чекисты быстро выяснили, что дом Александра Печекоса цел и в нём помещается рабфак Сибирской академии. В апреле 1934 года они привезли Константина Печекоса туда, чтобы тот на месте показал, где спрятаны драгоценности. Сначала он привёл их на 6-й этаж и указал на одну из стен, заявив, что ценности замурованы там. Чекисты принялись крушить стену, но ничего не нашли. После этого они снова стали допрашивать Константина и, надо думать, с пристрастием. Через несколько дней он рассказал, что тайник на самом деле находится в дымоходе. По его словам, там хранились две шкатулки и свёрток с драгоценностями брата Александра, а также два царских кинжала и две шашки, поставленные стоймя. Когда же К. Печекоса снова привезли на место и стали разбирать дымоход, он, улучив момент, выбросился с 6-го этажа. К своему несчастью, он остался жив, чем обрёк себя на новые пытки в ОГПУ.
Пока Константин Печекос выздоравливал, следователи допрашивали его жену Аниль Викентьевну. Женщина показала, что кроме кинжалов и шашек, муж действительно получил от полковника Кобылинского на хранение шкатулку с царскими драгоценностями. В основном это были мелкие вещи — кольца, броши и браслеты с бриллиантами на сумму примерно в полмиллиона рублей. (Чекисты заочно оценили их в 1 миллион рублей.) По мнению Аниль Викентьевны, муж спрятал их в доме своего брата Александра. Больше ничего Аниль Викентьевна сказать не успела, так как умерла в тюрьме в 1934 году от «гнойного плеврита, образовавшегося вследствие повреждения пищевода проглоченным инородным телом». Это была алюминиевая ложка, разломанная на несколько частей и застрявшая в её гортани.

Тайна кожаного чемоданчика

Аниль Печекос покончила жизнь самоубийством. Её муж Константин выжил и, в конце концов, сознался, что действительно получил от полковника Кобылинского шкатулку с царскими ценностями в 1918 году, долго перепрятывал её в разных местах, после чего заложил в тайник дома брата Александра. При этом он настаивал, что все ценности до сих пор находятся там. 29 сентября 1934 года начальник экономического отдела управления НКВД по Свердловской области Шумнов констатировал, что «в бывшем доме его брата… произведенными розысками… ценности найдены не были».
Поскольку царские драгоценности в доме Александра Печекоса не нашли, то чекисты предположили, что тот мог их вывезти за границу. Однако из наведенных справок выяснилось, что Александр в Польше проживал бедно и умер в 1930 году. В том же году жена Александра Печекоса из Польши приехала в Омск, где прожила около полугода, а затем отбыла в Харбин. Там она и скончалась в 1932 году. Вывезла она с собой туда ценности, спрятанные в доме мужа, или нет, осталось неизвестным. Учитывая бдительность пограничников 30-х годов—вряд ли.
Поиски исчезнувших царских драгоценностей продолжались ещё некоторое время, пока 1 февраля 1941 года старший оперуполномоченный НКВД по Свердловской области сержант ГБ Березин в связи с бесперспективностью дальнейших поисков не сдал дело в архив.
В 1967 году была предпринята ещё одна попытка разыскать пропавшие ценности, однако на запрос начальника 10-го отдела УКГБ по Свердловской области Мазурина своему коллеге в Тюмень получил ответ, что в их архивах никаких документов, имеющих отношение к розыску ценностей бывшей царской семьи, не обнаружено.
Таким образом, личные ценности царской семьи, вывезенные ими из Царского Села в Тобольск, а затем в Екатеринбург, в основном попали в руки большевиков. В то же время значительная их часть — кожаный чемодан с пудом бриллиантов и золотая шпага цесаревича Алексея, спрятанные отцом Васильевым в Тобольске, а также шкатулка с драгоценностями, стоимостью в 1 миллион рублей, с двумя шашками и кинжалами, укрытые Константином Печекосом в Омске — так и осталась не найденной.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Эпоха СССР Тайна драгоценностей царской семьи