Багира

Пятница, 10 20th

Последнее обновлениеПт, 20 Окт 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Едва ли какой-либо мальчик в нашей истории снискал большую славу, чем 13-летний Павлик Морозов. Ему посвящались книги и картины, фильмы и спектакли, песни и даже опера. Но через недолгое по историческим меркам время его памятники были повержены, а творцы всех жанров на него ополчились.

Судьба пионера

Журнал: Тайны 20-го века №37, сентябрь 2017 года
Рубрика: Назад в СССР
Автор: Людмила Макарова

Отца Павлика Морозова судили за взятку, а не по доносу сына

Фото: Павлик МорозовКем только Павлик Морозов не был! И «сукиным сыном», и «предателем», и . «иудой», но ключевым стало слово «доносчик». Однако, как выяснили эксперты, никакого доноса сына об укрывательстве отцом кулаков не было.

«Три шкуры сдирая»

Политическая составляющая в судьбе уральского школьника, на самом деле, невелика. «Некоторым сейчас Павлик кажется эдаким напичканным лозунгами мальчиком в чистенькой пионерской форме, — писала спустя годы учительница Л.П. Исакова. — А он из-за бедности нашей эту форму и в глаза не видел, в пионерских парадах не участвовал.. , и «здравицу» вождям не кричал…».
Дело в том, что Павлику пришлось вкалывать как старшему в доме мужчине, поскольку отец семью бросил. Вот почему на сохранившемся реальном снимке Павлик выглядит усталым и озабоченным не по годам. Кстати, рядом на фото стоит его будущий убийца — двоюродный брат Данила Морозов…
В перестройку пошла мода на возвеличивание кулаков. Мол, «были люди в наше время»: непьющие мужики, крепкие хозяева, и не «загони» их советская власть в колхозы, они уж накормили бы страну досыта, как до революции кормили и Россию-матушку, и всю Европу. Так рассуждали журналисты и писатели. Но представитель точных наук, экономист Василий Немчинов, думал иначе. Европу кормили не единоличники, а крупные, хорошо оснащённые хозяйства помещиков и нарождавшейся буржуазии из крестьян с массой наёмных работников. И как только революция 1917 года этих «эксплуататоров проклятых» смела, так товарного хлеба на продажу стало не хватать. Что и было, по сути, причиной коллективизации.
Только человек с каменным сердцем рискнёт оспаривать, что крестьяне получили жестокий удар во времена военного коммунизма с его продразвёрсткой. Но города тоже надо было кормить…
И даже если кто не поверит члену Королевского статистического общества Великобритании (1961) и почётному доктору наук Бирмингемского университета (1964) Василию Немчинову, то этих поклонников малого бизнеса всё равно ждёт разочарование. Дело в том, что отец Павлика — Трофим Морозов — в 1930-е годы землю уже не пахал. Он заседал в сельсовете Герасимовки, а по словам брата Павла — Алексея, с кулаков «три шкуры сдирал», прибирая к рукам их конфискованное добро. Но главным способом обогащения Трофима была продажа справок спецпереселенцам, которые за бланки с печатью «последнее ему отдавали: деньги, сало, мясо». Говоря современным языком, Трофим Морозов был чиновником-коррупционером и взяточником. Он снабжал бланками сельсовета также кулацкие банды, которые держали в страхе всю округу. Из-за них местные крестьяне боялись идти в колхоз.
В 1930-е годы кулаков без суда и следствия отправляли на лесозаготовки, разработки недр или стройки первых пятилеток. А справка о приписке к какому-либо сельсовету давала шанс этой участи избежать. Её обладатель легализовался по новому адресу, предъявив документ, кто он и откуда взялся. Многие начинали новую жизнь; другие, бывало, в отместку советской власти не брезговали и вредительством…
В ноябре 1931 года на станции Тавда был задержан некий Зворыкин с пустыми бланками и печатями на них сельсовета Герасимовки. Он сказал, что отдал за справки 105 рублей. Именно после этого, а не по доносу Павла был арестован его отец вместе с другими сельсоветчиками округа, промышлявшими тем же. После суда отец Павла получил 10 лет и отправился строить Беломорканал.

Старший мужик в семье

«Павел Морозов подал заявление в следственные органы 25-го ноября 1931 года», — утверждал молодой и ретивый следователь Елизар Шепелев. Но седым старцем он же каялся: «Не могу понять с какой стати я всё это написал, в деле нет никаких подтверждений, что мальчик обращался в следственные органы и что именно за это его убили. Наверно, я имел в виду, что Павел дал показания судье, когда судили Трофима…».
Но таких «показаний» в протоколе суда тоже нет. Зато есть обличения мужа в измене и нетрудовых доходах Татьяной Морозовой. О том, что Трофим бросил её с четверыми детьми и поселился у местной красотки Амосовой, которая со слов односельчан, «не одного мужика увела». И о том, как Павел вкалывал за нерадивого папашу, ещё и получая от него оплеухи да тычки, когда тот в пьяном виде заявлялся в дом. Павлик, конечно же, поддержал маму, а не папу, но произнести целую речь, которую ему приписывали СМИ 1930-х годов, едва ли смог бы. Хотя бы потому, что сильно заикался (факт малоизвестный, но значимый). Так что политизированные его обвинения — «…мой отец не защитник интересов Октября… и я не как сын, а как пионер прошу привлечь к ответственности моего отца, ибо в дальнейшем не дать повадку другим скрывать кулака и явно нарушать линию партии…» — это уже на совести журналиста Петра Соломенна. Тот явился в Герасимовку по заданию Уральского обкома через месяц после гибели Павлика и смоделировал с чужих слов аж дюжину подобных «речей». Приведённая выше — наиболее известная. Этого журналиста считают первым творцом мифа о Павлике. Но по силе воздействия на современников пальму первенства заслужил Максим Горький, провозгласивший на съезде писателей в 1934 году что «маленький герой заслуживает монумента»!

Месть или расчёт?

2 сентября 1932 года Павел по просьбе бабушки Аксиньи пошёл на болото за клюквой, в последний момент за ним увязался младший Федя. Их дядя, он же крёстный Павла, Арсений Кулуканов послал двоюродного брата мальчиков Данилу следом за ними, чтоб учинить расправу. Данила зашёл к деду Сергею, и они вместе отправились в лес. По дороге старик сказал парню: «Идём убивать, смотри не бойся…». Смертельные раны Павлику нанёс Данила. Дед преградил путь Феде, не дав тому сбежать. Девятилетний ребёнок был убит как свидетель преступления.
Трупы мальчиков нашли через 3 дня. Татьяна Морозова вспоминала: «…когда моих зарезанных детей привезли из леса, бабка Аксинья встретила меня на улице и с усмешкой сказала: «Татьяна, мы тебе наделали мяса, а ты теперь его ешь!». Но прилюдно бабушка причастность к этому зверству отрицала, как и Кулуканов. Однако от расстрела его это не спасло. Высшую меру получил и Данила (он сознался во всём и сразу). Старики Морозовы ввиду их преклонного возраста отправились в тюрьму…
Некоторые эксперты задались вопросом: почему расправу учинили над детьми, а не их матерью? Павлик на отца не доносил, а его слова на суде даже в протокол не вошли. Да и по-всякому, показания Татьяны как взрослого человека сыграли в процессе более весомую роль. Опять же, именно она после свадьбы с Трофимом настояла на разделе хозяйства с дедом при его сопротивлении. Казалось бы, она и есть главный враг клана Морозовых?!
Идейные вдохновители убийства, дед Сергей и бабка Аксинья, в молодости с криминальным миром соприкасались плотно. Сергей Морозов был надсмотрщиком в тюрьме, там и присмотрел себе невесту Аксинью, сидевшую за конокрадство. О внуках лихие старички говорили как о «щенках Татьяны», называли «нищетой», «голью перекатной», будущих своих батраках (так вспоминал Алексей Морозов). Похоже, родственники считали, что после осуждённого отца землю, по деревенскому обычаю, наследует старший сын Трофима. Павел уже вёл себя как хозяин, да вдобавок с новой властью дружил. А Татьяна — куда ей с мальцами-то? Пойдёт на деда батрачить… Словом, многие исследователи увидели тут не месть, а коммерческую выгоду — желание завладеть землёй. Вот и юристы признали содеянное уголовщиной, а не политикой.
В 1999 году Генпрокуратура признала: «Убийство Павлика Морозова носит чисто уголовный характер, и убийцы не подлежат реабилитации по политическим основаниям».
Вся эта история хорошо документирована, так как многие свидетели были живы ещё в 1980-е годы и называли Павла хорошим парнем, который заботился о братьях, защищал мать и не боялся говорить правду. Так что, отбросив выдумки деляг от агитпропа 1930-х и имиджмейкеров СМИ 80-х годов XX века, вполне можно составить собственное мнение.

 

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Эпоха СССР Судьба пионера