Багира

Воскресенье, 08 20th

Последнее обновлениеВс, 20 Авг 2017 10pm

Так называемое сочинское дело родилось из другого антикоррупционного дела — «рыбного». Выслушивая показания торговых работников, задержанных за хищения и взятки, связанные с рыбой и икрой, следователи КГБ не верили своим ушам. Вся торговая сфера страны была напрочь коррумпирована! И нити вели на самый верх. Как изменить сложившуюся ситуацию, знал, видимо, лишь вдохновитель «крестового похода» против коррупции Юрий Андропов. Который и придумал схему «точечных» ударов.

Сочинское дело

Журнал: Запретная история №11(28), 2017 год
Рубрика: Мой адрес — Советский Союз
Автор: Сергей Гаврилов

Первый удар по советским мафиози

«Точечные удары»

Фото: торговое дело в СочиНапомним, что, начиная свой «крестовый поход» против коррупции в СССР, председатель КГБ Юрий Андропов преследовал две цели: устранить претендентов на кресло генерального секретаря ЦК КПСС и вычистить из всех сфер советской экономики воров, взяточников и прочих представителей коррумпированной системы. Только вот даже всемогущий председатель КГБ СССР вряд ли догадывался, какую непосильную задачу он пытался решить. На всех коррупционеров и взяточников просто элементарно не хватало сотрудников КГБ и Генпрокуратуры. В МВД за кадровой помощью по понятным причинам (министр МВД Николай Щёлоков был личным врагом Андропова) он обратиться не мог. А потому громкие разоблачения шли как бы волнами. Расправились с одной мафиозно-коррупционной группой, освободились сотрудники, и их перекидывают на другое дело. «Сочинское дело» получило своё начало из другого дела — «рыбного», о котором мы уже писали.
Напомним, что «рыбное дело» стало первым крупномасштабным расследованием проявлений коррупции в сферах народного хозяйства СССР, где на самой верхушке находился замминистра Владимир Рытов, который в результате расследования и приговора был расстрелян.
Но, расследуя «рыбное дело», сотрудники КГБ стали получать информацию (многие фигуранты, стремясь смягчить наказание, рассказывали о том, что вроде как к рыбе не имело никакого отношения) о том, что практически вся торговля в Советском Союзе напрочь коррумпирована.
Они называли громкие имена, раскрывали цепочки движения «левых» денег, рассказывали подробности махинаций не только с поставками рыбы, но и мяса, овощей, молочной продукции, товаров народного потребления и многого другого.
Когда члены аналитической группы, специально созданной Андроповым, чтобы как-то рассортировать все показания задержанных, соединили воедино всё рассказанное, они не поверили своим глазам. По их выкладкам получалось, что практически все работники торговой сферы, начиная от заведующей маленьким сельским магазином и заканчивая чиновниками Министерства торговли, напрочь коррумпированы и постоянно воруют. То есть сажать надо вообще всю торговую сферу страны. Доклад лёг на стол Андропову.
Как рассказывали позже ближайшие соратники Андропова, такого даже он не ожидал. Немного подумав, он решил, что полномасштабная война с торговой мафией просто невозможна. А вот точечные удары вполне реальны. А когда расстреляют и посадят пару десятков наиболее замазанных, то и остальные сильно присмиреют.
Выбор курортной зоны СССР, Краснодарского края, для такого точечного удара был сделан неслучайно. Как мы уже упоминали, в Краснодарский край очень любил приезжать на отдых и лечение от артрита Леонид Брежнев. А первый секретарь крайкома партии Фёдор Медунов вообще считался любимчиком генсека и всерьёз рассчитывал побороться если не за кресло генерального секретаря, то уж, как минимум, члена Политбюро. Это означало усиление антиандроповской группировки, и Андропов не мог этого допустить.

Не Сочи, так Геленджик

Просматривая материалы по «рыбному делу», Андропов обратил внимание на показания директора сочинского магазина «Океан» Арсена Пуридзе. Торговец был из тех, кто на следствии рассказал даже о том, о чём его не спрашивали. О том, что почти все секретари районных комитетов Сочи, партийные работники других городов Краснодарского края берут ежемесячные «откаты» от торговой мафии, от «цеховиков» и даже от криминала. Одним из главных коррупционеров Сочи Пуридзе назвал председателя горисполкома Сочи Вячеслава Воронкова.
Андропов дал команду на разработку, и в начале 1981 года в Краснодарский край были «десантированы» десятки сотрудников КГБ и Генпрокуратуры. Они действовали масштабно, расследование захватило 17 городов края, но главный удар был направлен на Сочи. Там стали «трясти» всех, кого Пуридзе называл в своих показаниях. В первую очередь именно партийных функционеров, которые могли вывести именно на Медунова.
Но Брежнев был ещё жив, и «старая гвардия» (антиандроповская группировка в ЦК) чувствовала себя вполне боеспособной. Через несколько недель после начала работы сотрудников КГБ в Краснодарском крае кончает жизнь самоубийством ответственный работник Хостинского райкома КПСС города Сочи. В своей смерти он просит винить следователей, которые вконец замучили его допросами и требованиями признаться в том, что он взяточник. Смерть партиец выбрал довольно экстравагантную: он обмотал себя электрическим проводом, оголённые провода сунул в рот, а вилку вставил в розетку.
Буквально на следующий день о «беспределе» сотрудников правоохранительных органов в Сочи писали чуть ли не все газеты. Что наводит на мысль, что акция была подготовлена, да и сам чиновник мог умереть не своей смертью, а с чьей-то помощью. Как бы то ни было, но Андропова вызвали на заседание Политбюро и потребовали прекратить расследование. Председателю КГБ пришлось подчиниться, и следствие было на некоторое время заморожено. Однако Андропов сумел найти обходной манёвр. Приостановив следствие по всему Краснодарскому краю, он приказал своим сотрудникам сосредоточиться на Геленджике, где трестом общественного питания руководила Белла Бородкина (Железная Белла, о которой мы писали ранее).
Бородкина даже после ареста вела себя довольно спокойно, уверенная, что её вскоре вытащат высокие покровители. Однако её главный покровитель, 1-й секретарь Геленджикского горкома КПСС Николай Погодин, исчез в неизвестном направлении. Медунов не стремился вступаться за «замазанную» знакомую, у которой при обыске одних драгоценностей было изъято на пару сотен тысяч рублей. Испарились и московские «друзья», которые, приезжая в Геленджик, с удовольствием пользовались гостеприимством Железной Беллы, но когда та попала за решётку, поспешили от неё дистанцироваться. И в конце концов Бородкина заговорила.
Как мы уже писали, этого ей (как и директору Гастронома №1 Юрию Соколову) не простили: Бородкина стала одной из трёх женщин, которых расстреляли в СССР по приговору суда в период с 1960 по 1991 год. Но это случится позже, а пока Бородкина подробно рассказывала о коррупционных цепочках, о движении «левых» денег, о связке криминала и партийных органов, да и многом о чём ещё.

Благодетель и вор

Полученная от Бородкиной информация позволила сотрудникам КГБ сосредоточиться на председателе горисполкома Сочи. Вообще-то, Вячеслав Воронков был в чём-то уникальным человеком. Именно при нем облик Сочи разительно преобразился и действительно стал городом-курортом. Ещё будучи замом предгорисполкома, Воронков сумел добиться внедрения в Сочи практики строительства жилья из железобетонных конструкций, что позволило вводить в строй ежегодно 200 тысяч кв. метров многоквартирного жилья. В новые квартиры переселялись жители из частных домов и старого сектора, что позволяло высвобождать огромные земельные площади в черте города. А уж когда Воронков сам стал «мэром» (председателем горисполкома), он развернулся вовсю. Но тут уж ему понадобилась помощь Медунова.
Как мы уже упоминали, в Сочи очень любил ездить Леонид Брежнев. А «хозяин» края быстро стал его личным другом. И вот как-то Медунов, когда генсек был в наиболее благодушном настроении, этак ненавязчиво пожаловался, что вот, мол, такой замечательный город Сочи: и море, и климат, и целебные источники, и пр., и пр., а обычный советский гражданин всем этим насладиться не может. Инфрастуктура не развита… Брежнев заинтересовался: что Медунов имеет в виду? А тот предоставил ему генплан развития Сочи, разработанный Воронковым ещё в 1967 году, превращающий Сочи в город-курорт.
Брежнев проникся, и в Сочи потекли федеральные деньги. Что позволило Воронкову начать глобальное переустройство города. Кроме новых жилых микрорайонов были построены центральный стадион «Сочи», городской цирк, киноконцертный зал «Фестивальный» (где до сих пор проходят различные киномероприятия глобального масштаба), большое количество гостиниц, сотни кафе и ресторанов, была перестроена главная набережная города и парк «Ривьера», был построен горнолыжный комплекс в «Красной Поляне», была совершена глобальная газификация города и ближайших пригородов.
Воронков в 70-е имел в городе огромный авторитет среди простых горожан. Благодаря ему жить стало намного лучше и приятнее. В летние месяцы в Сочи приезжали миллионы советских граждан, мечтающие провести отпуск красиво. И Сочи полностью отвечал их чаяниям. Здесь было всё: шикарные рестораны и тихие «семейные» кафешки; почти легальные катраны (игорные заведения в СССР) для любителей азартных игр; несколько рынков с «западными» шмотками (изготовленными на предприятиях «цеховиков»). Идёшь по шикарной набережной и через каждые 10-15 метров можешь купить сочный, только что приготовленный шашлык, а к нему и пару стаканов вина. И неважно, что шашлык, которому номинальная стоимость 35-40 копеек (потому что изготовлен из мяса, которое поступает по госрасценкам на базы для продажи в магазинах, но до этих самых магазинов не доходит), ты купишь за 3-5 рублей. А стакан «домашнего» вина (разлитого из обычной бутылки с сивухой, но с добавлением пряностей, отбивающих сивушный дух) будет стоить раз в 20 дороже, чем в магазине. Мы же приехали сюда отдыхать, а значит, имеем право «шикануть»!
И каждый шашлычник, каждый продавец фруктов, вина, ширпотреба или даже бабушка-продавщица пирожков знали, что для того, чтобы тебе позволяли зарабатывать, надо делиться. Для каждого был установлен определённый тариф. Кто-то платил 10 рублей в месяц, кто-то — 200, а кто-то — 1000. Ручеёк собирался районными «смотрящими» из числа исполкомовских чиновников или сотрудников милиции (которые тоже были на плотном прикорме у Воронкова) и в городском масштабе превращался в реку, течением которой руководил как раз Воронков.
В 1982 году Воронкова арестовали и доставили в Москву. Кроме него лишились своих постов более 5 тысяч чиновников, около 1,5 тысяч из них отправились за решётку. И хотя Воронков ничего на следствии не сказал, но сам факт ареста по обвинению в коррупции и взяточничестве столь большого количества партийцев, во главе с «хозяином» Сочи, позволил Андропову устранить со своего пути Медунова. Которого сначала сняли с поста первого секретаря крайкома партии, затем исключили из ЦК, а в 85-м вообще отправили на пенсию. Воронков был приговорён к 13 годам лишения свободы с конфискацией. Но сразу после развала СССР был реабилитирован. Вплоть до своей смерти в 2009 году Воронков продолжал пользоваться огромным авторитетом у сочинцев, которым посчастливилось жить в то время, когда он был «хозяином» Сочи.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Эпоха СССР Сочинское дело