Багира

Воскресенье, 12 17th

Последнее обновлениеВс, 17 Дек 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

С марта по май 1920 года в дальневосточном Николаевске-на-Амуре разыгралась трагедия, о которой официальная советская история предпочитала не упоминать. Партизанский отряд Красной армии уничтожил около 10 тысяч мирных жителей и полностью разрушил город. События развивались на фоне бурной любовной связи командира отряда Якова Тряпицына и его ближайшей помощницы Нины Лебедевой-Кияшко.

Революция, тайга и любовь на чужой крови

Журнал: Тайны 20-го века №23, июнь 2017 года
Рубрика: Преступления века
Автор: Светлана Савич

Лихие эскадроны приамурских партизан

Фото: Яков ТряпицынРеволюционное движение на Дальнем Востоке имело свои особенности — не случайно советскую власть в этих краях окончательно установили только в 1922 году. Пролетариат здесь был крайне малочисленным, а большинство крестьян являлись переселенцами из европейской части Российской империи, которым давали землю, деньги на переезд и ссуды на обустройство. Те, кто приехал раньше, упорным трудом добились материального благополучия. Им революционные преобразования были ни к чему. Красными партизанами в основном становились крестьяне, прибывшие непосредственно перед революцией 1917 года, которые ещё не имели отдачи от своей земли, но получили возможность поживиться добром богатых соседей.
Кроме того, Дальний Восток был краем каторжников, работавших на рудниках, а также строительстве шоссейных и железных дорог. После Февральской революции Временное правительство объявило всеобщую амнистию, в результате которой на свободе оказались десятки тысяч бывших воров и убийц. Многие не стали возвращаться в родные края, где их из-за продолжающейся войны могли призвать в армию. Они объявляли себя красными партизанами, объединялись в отряды и рыскали по местным населённым пунктам, никому не подчиняясь и занимаясь грабежами. Одним из таких отрядов командовал Яков Тряпицын.

Помогать и контролировать

Он был совсем молодым человеком — во время описываемых событий ему исполнилось лишь 23 года. Тряпицын родился в 1897 году в селе Саваслейка Владимирской губернии в семье крестьянина. Летом 1916 года его призвали в армию. Во время боевых действий Яков показал себя храбрым и умелым солдатом, был дважды награждён Георгиевским крестом и получил чин прапорщика. В армии Тряпицын увлёкся идеями революции. В 1918 году после заключения Брестского мира он уехал на Дальний Восток воевать за советскую власть.
Поначалу Яков примкнул к красным казакам под командованием Гавриила Шевченко, но позже, поссорившись с командиром, организовал свой партизанский отряд. В ноябре 1919 года в селе Анастасьевка недалеко от Хабаровска состоялось совещание военно-революционного штаба партизан Дальнего Востока. На нём было решено послать отряд Тряпицына в Николаевск-на-Амуре.
Партизанские руководители высказывали сомнения в революционной сознательности Тряпицына. Но его отряд был реальной силой, способной бороться как с белыми, так и с японскими интервентами. Поэтому приняли решение послать туда влиятельного члена партизанского штаба — помогать командиру и заодно контролировать его действия. Поехать к Якову Тряпицыну вызвалась Нина Лебедева-Кияшко.

Барышня-эсерка

Нина была ненамного старше Тряпицына — она родилась в 1895 году в Пензенской губернии. После окончания гимназии вступила в партию левых эсеров. За участие в покушении на пензенского губернатора попала на каторгу в Сибирь, отбывала наказание в Акатуе (недалеко от Читы) вместе со знаменитой террористкой Марией Спиридоновой. После амнистии Временного правительства Лебедева принимала активное участие в партизанском движении, была начальником штаба в отряде Сергея Лазо.
Двойную фамилию девушки историки объясняют по-разному. По одной из версий, Нину Лебедеву, когда она была на каторге, взяла под опеку семья её дальнего родственника и военного губернатора Забайкальской области Андрея Кияшко. По другой — девушка жила по поддельному паспорту на фамилию Кияшко, с которым и прибыла в отряд Тряпицына. Вторая версия выглядит более правдоподобной, поскольку известно, что в партизанский отряд Нина пробиралась по чужим документам.

Знаете ли вы что…

Отряд Тряпицына организовал в Николаевске-на-Амуре коммуну, конфисковав у торговцев все запасы и введя карточную систему. По предложению Нины Лебедевой в городе открыли бесплатную народную консерваторию.

Она предъявила командиру мандат и объяснила свои полномочия. В этот же день между молодыми людьми произошла интимная близость, которая переросла в настоящую страсть. Яков Тряпицын назначил Лебедеву на должность начальника штаба, сделав вторым после себя человеком в отряде. У Лебедевой и Тряпицына оказалось много общего — в том числе и жажда абсолютной власти, которую они обрели над людьми.
В ноябре 1919 года отряд в количестве 35 бойцов вышел из села Вятского под Хабаровском. Но по мере приближения к Николаевску-на-Амуре численность отряда возрастала. Партизаны покоряли находящиеся на пути селения, где вершили свой суд. Учителя, врачи, агрономы, священники и прочие люди, не принадлежавшие к крестьянскому сословию, объявлялись буржуями, их убивали вместе с семьями. Так же поступали с теми, кто имел хоть какие-то накопления.
Пьянея от собственной власти, Нина Лебедева выносила смертные приговоры «за пассивность к революции» — когда человек не спешил записаться в отряд партизан. Немудрено, что количество бойцов росло как на дрожжах — при входе в Николаевск-на-Амуре их насчитывалось уже около двух тысяч. Каждое село самым жестоким образом разграблялось. Яков Тряпицын охотно брал в свой отряд других красных партизан, но при этом расстреливал их командиров, чтобы бойцы подчинялись только ему и его людям. 29 февраля 1920 года его партизанская армия вошла в Николаевск-на-Амуре.

Забили шомполами

В 20-тысячном городе в это время находились гарнизон белой армии (300 человек) и контингент японских войск (350 человек). Большевики всеми силами пытались предотвратить возможную войну со Страной восходящего солнца. Яков Тряпицын пообещал японцам неприкосновенность в обмен на сдачу города и выдачу белогвардейцев, которых сразу поместили в тюрьму. Зная, что их ждёт, многие в ту же ночь лишили себя жизни.
Тряпицын с группой партизан явились в местный госпиталь. Раненые солдаты и офицеры белой армии были до смерти забиты шомполами. Женщин-медсестёр изнасиловали и поместили в тюрьму. В городе начались массовые аресты и убийства. Позже, на суде, один из подручных Тряпицына скажет, что в городе, провозглашённом коммуной, не хватало продовольствия — и командир партизан отдал приказ уничтожить всех «лишних».
Тряпицын оказался отъявленным антисемитом, поэтому первыми в списках на уничтожение оказались евреи. Далее — представители местной интеллигенции, чиновничества, купечества и просто попавшиеся под руку. Каждый день группы людей приводили к Амуру. Чтобы сберечь патроны, им проламывали головы и тела спускали под лёд. Историки называют цифру в 10 тысяч человек — именно столько было уничтожено красными партизанами в Николаевске-на-Амуре.

Нападение японцев

В ночь с 11 на 12 марта японский гарнизон выступил против отряда Тряпицына. Что заставило эти три с половиной сотни бойцов напасть на 2-тысячную партизанскую армию? Скорее всего, понимание, что иначе их тоже скоро убьют. За счёт внезапности японцам удалось одержать временный успех: сам Тряпицын был ранен, несколько сотен его партизан погибли. Но уже 14 марта 1920 года все японцы вместе с их семьями (около 800 человек) были уничтожены.
Сведения об этом по телеграфу достигли Страны восходящего солнца. Японское правительство обратилось к Москве, требуя наказать виновных в гибели своих граждан и угрожая захватом российских территорий. Большевикам было выгодно откреститься от действий Тряпицына, что они и сделали. Отряд объявили находящимся вне закона. Всем другим партизанам дали указание арестовать Тряпицына и его подручных.
В мае 1920 года в Николаевск-на-Амуре пришла телеграмма из Москвы: с Сахалина идут японские войска в количестве 20 тысяч бойцов. Тряпицын понял, что город придётся оставить. Но на прощание решил уничтожить Николаевск-на-Амуре и увести с собой всех его жителей.
31 мая 1920 года оставшееся население города под конвоем партизан было отправлено в район села Керби (ныне имени Полины Осипенко), находившегося примерно в 500 километрах от Николаевска-на-Амуре. Город подожгли, а все крупные здания взорвали.

Умерли в один день

В Керби Тряпицына уже ждали представители командования большевиков. Якова и его окружение пригласили в избу якобы на совещание — и тут же арестовали. 9 июля 1920 года состоялся суд. 10 командирам партизанского отряда были предъявлены обвинения в бандитизме и убийствах, их приговорили к расстрелу. Приговорённых парами расстреливали возле избы, где проходил суд. Первыми стали Яков Тряпицын и Нина Лебедева-Кияшко. По свидетельствам очевидцев, смертельно раненный Яков взял на руки тело уже убитой Нины и упал вместе с ним. Им не суждено было долго прожить вместе, но они умерли в один день.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Эпоха СССР Революция, тайга и любовь на чужой крови