Багира

Суббота, 11 18th

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

В 1927 году борьба за власть внутри партии большевиков достигла своего пика. Пожалуй, самой яркой страницей этой борьбы стала альтернативная — троцкистская — демонстрация 7 ноября 1927 года. В которой приняли участие тысячи людей, несогласных с «генеральной линией» партии.

Разогнанная демонстрация

Журнал: Загадки истории №41, октябрь, 2017 года
Рубрика: Дворцовые тайны
Автор: Глеб Сташков

Празднование 10-летия Октябрьской революции обернулось грандиозным скандалом

Фото: 10 лет Октябрьской революцииК 1927 году о свободе в России все давно забыли. Но члены ВКП(б) ещё помнили о демократии — весьма относительной, которая существовала внутри партии. Когда партийцы могли относительно свободно вести дискуссии, в том числе в прессе.

Конспиративный центр оппозиции

В 1927 году ситуация была уже другой. Вся власть находилась в руках правящей группы во главе со Сталиным. Хотя в те времена чаще говорили о двух лидерах — Сталине и Бухарине.
Но существовала оппозиция — объединённая. В неё входили, с одной стороны, сторонники Троцкого, с другой — сторонники Зиновьева. Эти люди именовали себя «большевиками-ленинцами» и нещадно критиковали политику «группы Сталина-Бухарина».
Сейчас в это трудно поверить, но Сталина ругали за оппортунизм. За отказ от форсированной индустриализации, за поддержкунэпманов и кулаков. Короче говоря, за отход от ленинских принципов. Очень скоро Сталин докажет, что эта критика не имела под собой никаких оснований. Он так рьяно возьмётся за индустриализацию и за искоренение кулачества, что даже вчерашние оппозиционеры ахнут. Но пока они охали и сокрушались.
Кроме экономики, существовали и политические разногласия. Оппозиционеры возмущались зажимом внутрипартийной демократии. Не надо думать, что Троцкий и Зиновьев были убеждёнными демократами. Пока они находились на вершине власти, зажим демократии, даже внутрипартийной, их не интересовал. Но когда их с этой самой вершины подвинули, они сразу вспомнили о свободных дискуссиях и «ленинских принципах» партийной жизни.
А вести дискуссию им запретили. Партийная печать наглухо закрыла перед оппозиционерами свои страницы. Наоборот, возглавляемая Бухариным «Правда» практически ежедневно травила оппозиционеров. А возглавляемый Сталиным партийный аппарат вычищал их со всех хоть сколько-нибудь значимых постов.
Сталин контролировал и ещё один важный — может быть, самый важный орган — ОГПУ. Там был создан специальный отдел во главе с Яковом Аграновым, который занимался внутрипартийными оппозиционерами. Вёл за ними слежку, перлюстрировал их письма. Самое интересное, что многие попавшие под «полицейский» надзор оппозиционеры продолжали занимать важные посты, а некоторые были даже членами ЦК и Политбюро.
Собственно говоря, старым членам партии к этому было не привыкать. В царские времена они тоже находились под гласным или негласным надзором полиции. Теперь они вспомнили, что когда-то были подпольщиками. И летом 1926 года создали «конспиративный центр». Его возглавили Троцкий и Зиновьев.
Оппозиционеры проводили тайные встречи с рабочими и студенческой молодёжью. Встречи, на которые собирались по несколько десятков человек, проходили на квартирах. Троцкий утверждал, что «на этих собраниях в Москве и Ленинграде перебывало до 20 000 человек». Партийное руководство приняло меры. Собрания стали разгонять силой.
Не имея возможности выступать в прессе, оппозиционеры начали создавать подпольные типографии. Опять же — имелся дореволюционный опыт. Программный документ оппозиции «Проект платформы большевиков-ленинцев к XV съезду ВКП(б)» — был нелегально напечатан в московской типографии. Обложка — «Мятеж» Д. Фурманова, а внутри — проект платформы.

Бои на улицах Москвы

Последовали репрессивные меры. Оппозиционеров арестовывали и ссылали, а в октябре 1927 года Троцкого и Зиновьева вывели из состава ЦК (из Политбюро их вывели ещё раньше).
В такой обстановке партия подошла к 10-летней годовщине Октябрьской революции. Оппозиционеры готовились дать решительный бой, не предполагая, что он станет и последним. Они организовали альтернативную демонстрацию. Точнее — целый ряд маленьких альтернативных демонстраций, поскольку организовать одну большую не дала бы милиция.
Были подготовлены плакаты с лозунгами «Выполним завещание Ленина», «Повернём огонь направо против нэпмана, кулака и бюрократа», «За подлинную рабочую демократию», а также большие портреты Троцкого, Зиновьева и Каменева.
Роль Зиновьева и Каменева в Октябрьской революции — была, прямо скажем, сомнительной, а вот Троцкий, как ни крути, главный организатор Октябрьского переворота. Так что его портрет на праздновании 10-летия Октября смотрелся вполне логично. Но власть так не думала.
ОГПУ имело своих агентов в рядах оппозиционеров, так что обо всех приготовлениях прекрасно знало. И были созданы специальные отряды для разгона оппозиционной демонстрации.
Оппозиционеры уверяли, что эти отряды состояли из хулиганов, власть заявляла, что из сознательных рабочих. Возглавлял «штурмовые отряды» молодой аппаратчик Георгий Маленков, который вскоре сделает головокружительную партийную карьеру.
В 10 часов утра 7 ноября на трибуну Мавзолея поднялось высшее партийное руководство во главе со Сталиным. Перед войсками прогарцевал на коне Клим Ворошилов. После военного парада по Красной площади прошли организованные колонны демонстрантов.
В это же время рядом с Красной площадью начались контрманифестации оппозиционеров. Фантастичность ситуации заключалась в том, что и манифестанты, и контрманифестанты были убеждены, что 7 ноября — это их праздник. Что именно они «делали» Октябрьскую революцию и борются за её идеалы.
Столкновение было неизбежным. В дело вступили рабочие отряды Маленкова. Кое-где начались настоящие уличные бои. ««Дружинники» и активисты ринулись на оппозиционеров, пытаясь силой отнять и уничтожить их транспаранты, — вспоминал один из участников оппозиционной демонстрации. — Оппозиционеры бешено дрались, защищая свои знамёна. Несколько раз они переходили из рук в руки, в конце концов, оппозиционеры отбили нападение и сохранили свои транспаранты. Подоспевшая милиция арестовала по указанию сталинцев троих оппозиционеров, но по дороге к участку их догнала группа товарищей и, угрожая револьверами, освободила из-под ареста».

Стрельба по Троцкому

Но сила, естественно, была на стороне власти. Она разгоняла демонстрантов, невзирая на лица. Даже на самые известные лица. «Милицейский, под видом предупреждения, открыто стрелял по моему автомобилю. Кто-то водил его рукой, — вспоминал Троцкий. — Пьяный чиновник пожарной охраны вскочил с площадными ругательствами на подножку моего автомобиля и разбил стекло».
На 27-м Доме Советов (угол Тверской и Охотного ряда) были вывешены оппозиционные лозунги, а с балкона демонстрантов приветствовали видные оппозиционеры — член ЦК Ивар Смилга и бывший член ЦК Евгений Преображенский. Маленковские дружинники кидались в них льдом, а потом камнями. Преображенскому в кровь разбили лицо.
Не помогало. Тогда дружинники ворвались в дом. Их возглавлял секретарь Краснопресненского райкома Мартемьян Рютин. Интересна судьба этого рьяного борца с троцкистами. Буквально через год он сам окажется в рядах оппозиционеров — примкнёт к «правым уклонистам» Бухарина, в 1932-м устроит заговор против Сталина, а в 1937-м будет расстрелян.
Но это произойдёт чуть позже. А пока ворвавшиеся в дом «рютинцы» избивали оппозиционеров. Они выволокли с балкона Смилгу и Преображенского и били их. Сложно вообразить: секретарь райкома лупцует члена ЦК! Впрочем, рядышком рядовые военные и курсанты били комдива Мальцева.
Подобные события происходили и в Ленинграде, где оппозиционеров возглавляли Радек и бывший «властитель» города на Неве Зиновьев.
«Всё это безобразие принесёт нашему делу большую пользу», — писал из Ленинграда Зиновьев. Он ошибался. Демонстрация 7 ноября стала лебединой песней объединённой оппозиции. Через неделю Зиновьева и Троцкого исключили из партии. Остальных оппозиционеров исключат чуть позже — в декабре 1927 года, на XV съезде ВКП(б). К этому времени зи-новьевцы уже принесли покаяние Сталину. Троцкисты пока держались, но и их хватило ненадолго.
Сталин и Бухарин торжествовали. Ведь «любимец партии» Бухарин ещё не знал, что «друг Коба» уже наметил следующую жертву. И этой жертвой будет он, «Бухарчик». После чего у «вождя народов» уже не останется конкурентов.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Эпоха СССР Разогнанная демонстрация