Багира

Пятница, 11 24th

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Центральная тема 18-го выпуска — место и роль атеизма и религии в современной идеологической борьбе.

Разоблачение клерикализма

Журнал: Наука и религия №3, 1976 год
Рубрика: Наше обозрение
Автор: В. Мазохин, кандидат исторических наук

«Вопросы научного атеизма», вып. 18. М., изд-во «Мысль», 1975, 389 стр., 17000 экз., 1 руб. 49 коп.

Тема эта, красной нитью проходящая почти через все статьи основных разделов сборника: «Критика клерикального антикоммунизма», «Критика теологической интерпретации научного атеизма» и других, — неотделимо от проблемы современного клерикализма и в значительной мере сводится к выявлению его особенностей, идеологических и политических разновидностей. Нельзя сказать, чтобы в нашей атеистической литературе не уделялось внимание критике клерикализма, разоблачению использования религии в идеологической и политической борьбе, которую буржуазия, её партии ведут против мира социализма, против единственно научного марксистско-ленинского мировоззрения. Однако отдельные авторы при этом иной раз рассматривают клерикализм как движение, будто бы ставящее своей целью установление идейно-политического господства церкви над всей жизнью общества. Такая трактовка не соответствует действительности, ибо современные клерикалы прекрасно понимают, что не может быть возврата к «старым добрым временам средневековья», когда духовенство и впрямь контролировало и направляло всю жизнь народа. Вот почему так важна ясность, какую, кстати, внёс в определение клерикализма один из предыдущих выпусков рецензируемого издания, квалифицировав его как идеологию и политическую практику буржуазии, использующей социальные доктрины тех или иных конфессий против интересов народных масс*.
Таким образом, в наши дни уже не клерикализм стремится подчинить себе социальную действительность — это церковникам ныне явно не под силу, — а крупная буржуазия ставит его на службу своим классовым интересам, используя как одно на орудий своей антикоммунистической, антинародной политики.
Программа мира, принятая XXIV съездом КПСС, воплощением которой является традиционная политика разрядки международной напряжённости, осуществляемая социалистическими странами во главе с Советским Союзом, такое выдающееся достижение этой политики, как проведение Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (Хельсинки, 30 июля — 1 августа 1975 г.), созыву которого столь яростно противились наиболее реакционные империалистические круги, а том числе и их клерикальная креатура, — всё это свидетельствует о необратимом характере изменений в соотношении сил на международной арене в пользу мира, демократии и социализма, о тщетности попыток сторонников «холодной войны» снова вернуть человечество к её временам.
Вот почему было бы неверно переоценивать возможности международной реакции, чья активность и крикливость, как учит марксизм, лишь возрастают по мере ослабления занимаемых ею позиций. «Клерикальный антикоммунизм, — отмечают Л.Н. Великович и Н.М. Кейзеров, — усилил свою идеологическую активность, но это не означает усиление его позиций. Обострение идеологической борьбы углубляет кризис клерикального антикоммунизма, который тщётно пытается предпринять наступление на марксизм-ленинизм».
Но, с другой стороны, нельзя забывать, что реакция отнюдь не собирается складывать оружие, пытается всякое ослабление идеологической и политической борьбы с нашей стороны использовать для нанесения контрударов и идеологических диверсий. Журнал итальянских иезуитов «Чивильта каттолика», в частности, писал, что католики «должны не просто защищаться, а сами атаковать марксизм».
Вот почему так важно своевременно и наступательно давать отпор непрестанным наскокам врагов мира и социализма, под каким бы флагом они ни выступали, — это важнейшая задача нашей пропаганды, задача, ощутимый вклад в решение которой вносит и рецензируемый сборник.
Нельзя забывать, напоминают его авторы, что для современной идеологической борьбы характерна активизация не только откровенных противников коммунизма из лагеря империалистической реакции, включая клерикальных идеологов и политиков, но и сближение с ними на базе антикоммунизма и антисоветизма как современных рееизионисгов типа Р. Гароди, Э. Фишера, М. Маховца и других, так и маоистов. Все эти ренегаты, подчёркивают Л.Н. Великович и Н.М. Кейэеров, «не только искажают теоретические положения марксизма-ленинизма, но, так же как идеологи антикоммунизма, фальсифицируют политику коммунистических и рабочих партий в отношении религии».
Другая особенность идеологической борьбы в наши дни состоит в том, что заметное потепление международного климата, вызванное успешной реализацией Программы мира, заставляет наших идейных противников вырабатывать новые, более гибкие формы и методы пропаганды антикоммунистических идей, обновлять свой идеологический арсенал, тщательнее камуфлировать его реакционную сущность. Среди этих «миротворцев» встречаются и такие церковные деятели, «которые, не решаясь открыто выступать против политики мирного сосуществования, даже признавая её на словах, всю свою идеологическую деятельность подчиняют интересам реакционных сил… пытаются использовать позитивные сдвиги в международных отношениях для усиления антикоммунистической пропаганды».
Сказанное в равной мере относится также и к организационным (экуменизм) и к богословским (теологии «мёртвого бога», «освобождения», «революции» и др.) разновидностям церковного «обновленчества». «При анализе богословских концепций социальной революции, под какими бы наименованиями они ни пропагандировались среди верующих и неверующих, — пишет Г.С. Янч;знко, — всегда надо учитывать тот факт, что под вывеской самых ультрасовременных концепций скрывается попытка дискредитации и фальсификации марксистско-ленинской теории социалистической революции. Именно такова цель «теологии революции» и «теологии освобождения», дезориентирующих массы верующих трудящихся в их стремлении к социальной справедливости и прогрессу».
Эти церковные «новаторы» даже готовы примириться с некоторыми, как они выражаются, «разнообразными направлениями марксизма», имея при этом в виду современных ревизионистов с их антимарксистской теорией религии. «Я хорошо знаю, — заявил председатель ватиканского секретариата по делам неверующих архиепископ Вены кардинал Ф. Кениг, — что фактически нет единого марксизма, что скорее существуют весьма разнообразные направления марксизма.
________
* См.: Л.Н. Великович. Религия и современная идеологическая борьба. «Вопросы научного атеизма», вып. 12. М.. 1971, стр. 21.

Среди них есть и такие, которые, хотя бы с теоретической точки зрения, могут установить контакт с христианством». Под этими «направлениями» , имеется в виду прежде всего Р. Гароди и ему подобные ренегаты коммунизма.
Значительное место в рецензируемом сборнике занимает анализ всеобъемлющего и необратимого кризиса религии в современную эпоху. М. П. Тапочка и С. Н. Земляной подчёркивают, что победа социализма в СССР, возникновение и развитие мировой Социалистической системы являются наиболее глубокой социальной причиной того, что кризис религии приобрёл глобальный характер». Авторы называют и другие факторы, обусловившие непрерывное углубление кризиса, переживаемого в наши дни религией и церковью. Это — международное рабочее движение, национально-освободительная борьба, последствия научно-технической революции и т.д.
Одним из следствий кризиса религии являются попытки иерархов и клерикалов «спасти то, что ещё можно спасти», с помощью всякого рода «обновленческих» курсов (например, аджорнаменто в католицизме), то есть путём приспособления религии к современным условиям, а также посредством конструирования всякого рода богословских псевдореволюционных социальных доктрин, цель которых, как уже говорилось, — подладиться под настроение масс, под подъём национально-освободительного движения. Все эти проявления «духа обновления» отражают тот отмеченный Международным Совещанием коммунистических и рабочих партий бесспорный факт, что все современные конфессии «переживают идеологический кризис, расшатывающий их вековые концепции и сложившиеся структуры».
Одной из форм политического злоупотребления религией, практикуемого современной империалистической буржуазией, являются попытки использовать различные вероучения для обоснования или камуфлирования национализма и шовинизма. Разоблачению этой разновидности клерикализма в рецензируемом сборнике посвящён раздел «Буржуазный национализм и религия». В нем опубликованы статьи О.П. Осипова «Против фальсификации роли религии в развитии национальных отношений», Р.Г. Симоненко «Религия в идеологии и практике украинского буржуазного национализма» и М.А. Гольденберга «Религиозная апология сионизма».
«Буржуазные идеологи, отождествляя религию и нацию, — пишет О.П. Осипов, — пытаются навязать верующим советским гражданам религиозные, националистические представления и ценностные ориентации». Автор выделяет несколько основных направлений идеологических спекуляций подобного рода. Прежде всего это попытки искусственно перенести противоречия буржуазного общества на социалистические отношения. Далее, это расчёты на то, что «отождествление религии и нации поможет нерусским народам противиться интернационалистскому влиянию социальных изменений». Ещё одной буржуазно-националистической спекуляцией на религиозных пережитках является преувеличение роли религии в жизни народа. При этом фальсификаторы игнорируют или замалчивают тот огромный вред, который религия и церковь причинили развитию большинства национальных культур. В исламе, например, долгое время под запретом находились некоторые жанры литературы и искусства. В России почти до XVIII века церковь боролась против народных гуляний, праздников и т.д.
Говоря об использовании иудаизма сионистской креатурой международного империализма, М.А. Гольденберг отмечает, что хотя «первоначально иудейское духовенство в массе своей враждебно встретило появление сионизма… однако теперь, когда сионизм стал господствующей идеологией еврейской буржуазии, раввинат прилагает все усилия, чтобы устранить даже воспоминания о былой размолвке». Вместе с тем, указывает автор, надо учитывать, что глубокая заинтересованность сионистских лидеров в возрождении традиционного иудейского вероучения объясняется отнюдь не какой-то исключительной набожностью последних (в Израиле лишь 15-20 процентов населения — верующие), а стремлением сионистской верхушки использовать религию для оправдания своей экспансионистской и расистской политики и для ослабления классовой борьбы на «земле обетованной».
Таков далеко не полный перечень сложных и противоречивых проблем, порождённых использованием религии в современной идеологической борьбе, которые рассматриваются в рецензируемом сборнике. Как и всякое печатное издание, он, естественно, не свободен от частных недостатков. Несмотря на это, сборник представляет собой заметное явление в нашей атеистической литературе и вносит весомый вклад в борьбу с антикоммунистическими идеологическими диверсиями, которые предпринимают силы политического клерикализма. Вышедшая книга — ценное пособие для пропагандиста и преподавателя общественных наук, для партийного и научного работника, для студента, изучающего основы научного атеизма, и слушателя сети политпросвещения.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Эпоха СССР Разоблачение клерикализма