Тайны СССР

Багира

Понедельник, 06 25th

Последнее обновлениеПн, 25 Июнь 2018 5am

Тайны истории и исторические загадки — Секретные архиви истории
Запретная история — Исторические тайны

Имя и фамилия этого подростка дважды были символами своей эпохи. Сначала — как абсолютно положительный образ первого в стране пионера-героя. А позже, во время заката советского государства, — в качестве предателя, не пощадившего родного отца. Павлик Морозов, убитый в 14-летнем возрасте, остался в народной памяти трагической, но не до конца понятной фигурой. И возможность отделить правду от созданного большевиками мифа возникла только в наши дни, когда появился доступ к ранее секретным архивам.

Павлик Морозов: герой или предатель?

Журнал: Секретные архивы №4, октябрь 2017 года
Рубрика: Новый взгляд
Автор: Анастасия Бабановская

Подвиг советского школьника

Фото: Павлик МорозовПо официальной версии, события происходили следующим образом.
Павел Морозов родился 14 ноября 1918 года в уральском селе Герасимовка Тобольской губернии. Его отец, Трофим Сергеевич Морозов, был председателем сельсовета и за деньги выдавал спецпоселенцам из числа сосланных бывших кулаков справки, позволявшие им уезжать. Павел, узнав об этом, сообщил об отце в соответствующие органы. В результате Трофима Морозова осудили на 10 лет. Но за свой героический поступок мальчик поплатился жизнью: его вместе с младшим братом Фёдором зарезали в лесу во время сбора ягод. Убийц нашли уже через несколько дней — это были дед мальчиков по отцу Сергей Морозов, его жена Ксения, дядя Павла Арсений Кулуканов и 19-летний двоюродный брат героя Данила. Арсения Кулуканова и Данилу Морозова приговорили к расстрелу. Бабушка и дед, которым было за 80 лет, умерли в тюрьме.
Осуждённым вменяли в вину убийство из мести — из-за доноса Павла на отца. Сам Трофим Морозов, попавший на строительство Беломорско-Балтийского канала, за ударный труд был освобождён через три года, он вернулся с орденом,
но не стал жить в родной деревне, а переехал в Тюмень.
Поступок Павла Морозова расценивался как подвиг, мальчика считали героем, его именем называли улицы городов и пионерские дружины многих школ страны.
Эта версия долгие годы считалась единственно правильной — несмотря на то, что многие факты замалчивались или были искажены.

А был ли донос?

Прежде всего — отношения с отцом у Павла были напряжёнными задолго до суда над ним.
Этнический белорус Трофим Сергеевич Морозов прибыл в Сибирь в числе так называемых столыпинских переселенцев — когда в начале XX века по инициативе премьер-министра Российской империи Петра Столыпина тем, кто приезжал в эти места, давали участки земли и деньги на обустройство. У Трофима и Татьяны Морозовых было четверо детей. Жили небогато. А в конце 1920-х годов семья и вовсе распалась — отец ушёл к другой женщине, Антонине Амосовой.
На Павла, как старшего из детей, легли заботы по хозяйству. Жизнь стала по-настоящему нищей. Отец совсем не помогал, хотя нашёл себе неплохой приработок. Он был председателем сельсовета, участвовал в раскулачивании односельчан и присваивал себе их вещи. Кроме того, к 1930 году в селе появились люди, которых сослали из других районов страны. Трофим Морозов выдавал им справки, позволявшие уехать, — понятно, что за соответствующую мзду.
Мог ли Павел рассказать о такой деятельности отца из мести за то, что тот оставил мать и детей?
Полностью исключить эту версию, конечно, нельзя. Но главным представляется совсем другое: самого доноса как такового не было!
В документах суда над отцом Павла он не фигурирует вообще. На Трофима Морозова компетентные органы вышли после задержания одного из бывших раскулаченных с фальшивыми документами. Это случилось 22 ноября 1931 года на станции Тавда. У гражданина по фамилии Зворыкин были обнаружены два чистых бланка со штампами Герасимовского сельского совета, за которые, как выяснилось, он отдал 105 рублей.
Уже на следующий день Трофима Морозова арестовали. 25 ноября 1931 года Павел и его мать выступили на суде над отцом. Они дали показания о том, что Трофим Сергеевич избивал своих домашних и приносил домой конфискованные у раскулаченных вещи.
Основные показания о противоправных действиях мужа дала Татьяна Морозова, Павел только соглашался с нею — причём судья остановил его, не считая нужным требовать подробных показаний от несовершеннолетнего. Кроме того, по свидетельствам очевидцев, мальчик сильно заикался и говорил с белорусским акцентом — так что судья не захотел его долго слушать.
Версия о доносе возникла из-за ошибки следователя Елизара Шепелева, который в обвинительном заключении по другому делу — уже об убийстве малолетних братьев Морозовых — написал, что Павел обращался в следственные органы с заявлением на отца. Позже Шепелев в нескольких интервью признавал свою ошибку и подтверждал, что в деле нет никаких документов, написанных рукой Павла Морозова.
Таким образом, идеологической подоплёки в убийстве мальчиков якобы из мести за донос не прослеживается. Трофима Морозова осудили бы в любом случае. Многие историки считают, что Павел Морозов дал показания, рассчитывая на то, что отцу пригрозят и вернут в семью. Так что конфликт, приведший к гибели двух мальчиков, носил не идеологический, а семейно-бытовой характер.

Галстук на портрете

Ещё один миф, не нашедший документального подтверждения, — что Павел Морозов был пионером. Точно известно, что галстук на его портрете дорисовали потом, а пионерская организация в селе Герасимовка появилась спустя месяц после убийства мальчиков. Об этом говорят воспоминания учительницы Ларисы Исаковой. Правда, там указан такой факт: однажды Исакова привезла из Тавды красный галстук. Павел радостно повязал его и побежал домой, но отец избил мальчика за этот поступок. То есть можно говорить о симпатиях Павла Морозова к идеалам пионерской организации — но вступить в неё, скорее всего, подростку не довелось. Правда, позже другая учительница Павла, Зоя Кабина, утверждала, что именно она создала в селе Герасимовка пионерский отряд, и юный Морозов его возглавил. Но, судя по всему, эта версия стала частью большой пропагандистской кампании по возвеличиванию мальчика-героя — с тем, чтобы другие дети во всём ему подражали.
3 сентября 1932 года, когда Татьяна Морозова на несколько дней уехала из села по делам (продавать телёнка), Павел с младшим братом Фёдором пошли в лес за ягодами. Родственники отца подкараулили мальчиков там и расправились с ними, убив ударами ножа в живот. Тела детей обнаружили 6 сентября. Расследование сразу привело к убийцам. Доказательствами послужили нож и одежда со следами крови, от которых за несколько дней никто не удосужился избавиться.
На первом же допросе дед и двоюродный брат Павла сознались в совершенном преступлении: дед держал Павла, пока Данила наносил ему удары ножом. Дело получило большой политический резонанс. В прессе убийство представили как акт кулацкого террора против пионера-героя. Но уже много десятилетий исследователей занимает вопрос: почему дед Павлика, когда-то бывший жандармом, не избавился от улик? И не были ли они попросту подброшены родственникам юного героя?

За два дня до обнаружения тел

Такую версию, в частности, высказывает писатель и журналист Юрий Дружников. По его мнению, к гибели Павла и Фёдора Морозовых причастны сотрудники ОГПУ — для создания легенды о кулаках, которые убивают детей ради своей выгоды. По мнению Дружникова, такая провокация помогала решить двойную
задачу: стать поводом для расправьте кулаками в масштабах всей страны и дать советским детям новый идеологический ориентир.
Журналист, ныне живущий в США, ссылается на обнаруженный в закрытых архивах документ — протокол допроса осведомителя ОГПУ Ивана Потупчика, датированный 4 сентября (то есть за два дня до обнаружения трупов мальчиков). С ним беседовал уполномоченный Спиридон Карташов. Из допроса становится ясно, что об убийстве сотрудники ОГПУ знали гораздо раньше, чем были найдены тела. Кроме того, следствия практически не велось. Трупы захоронили без предварительной экспертизы, анализ крови на ноже не проводился, прокурор и судья путались в фактах. На суде родственники Павла Морозова говорили, что их били и пытали, а следы крови на одежде и ноже появились оттого, что они резали телёнка.
Дело с самого начала носило показательный характер, его главной целью являлось осуждение представителей кулачества как классовых врагов. При этом главный исполнитель, Данила Морозов, был деревенским дурачком, способным признаться в любом преступлении.
Есть и другая точка зрения: убийство мальчиков совершили не сотрудники ОГПУ, они просто воспользовались благоприятными обстоятельствами.
Дело в том, что начиная с 1929 года из Герасимовки были высланы несколько зажиточных семей. Кое-кто из них тайно вернулся с нового места жительства, эти люди обитали в землянках в лесу. Павел и Фёдор могли просто наткнуться на одно из таких жилищ — и мальчиков убили, чтобы они никому ничего не смогли рассказать. Эта версия объясняет гибель Феди Морозова, который не имел никакого отношения к суду над своим отцом.
Показательный процесс, о котором написали все газеты, не только сделал Павлика Морозова героем и примером для подражания — но и морально оправдал массовые репрессии по отношению к зажиточным крестьянам. Ведь в глазах других людей кулаки отныне стали подлыми убийцами отважного мальчика, который не побоялся отдать жизнь за правое дело.



Вконтакте


Facebook



Подписка на обновления

Введите ваш адрес:


Твиттер
Google+
Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Эпоха СССР Павлик Морозов: герой или предатель?