Багира

Суббота, 11 18th

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

1961 год в Советском Союзе, кроме первых космических полётов, ознаменовался ещё одним немаловажным событием: 4 мая Президиум Верховного Совета принял указ «Об усилении борьбы с лицами (бездельниками, тунеядцами, паразитами), уклоняющимися от общественно полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни». За тунеядцев взялись серьёзно…

Паразиты великой страны

Журнал: Загадки истории №32, август 2017 года
Рубрика: Назад в СССР
Автор: Константин Ришес

Тунеядцы рассматривались обществом как враги народа

Фото: тунеядство плакатПосле принятия указа о «Борьбе с тунеядством» немедленно бурную деятельность развернул советский агитпроп, плодами трудов которого стали многочисленные плакаты и лозунги.

Фольклором по бездельникам

Не остался в стороне и фольклор — быстро набирала популярность, казалось бы, невинная песенка (хотя и с сомнительным рефреном), посвящённая крымскому Коктебелю — традиционному месту дикого отдыха творческой интеллигенции и различного рода неформалов.

Какая чудная земля!
Кругом заливы Коктебля,
Колхозы… совхозы…
                                 природа.
Но портят эту красоту
Сюда наехавшие
                             тунеядцы…
моральные уроды.


Песенка стала ответом на опубликованную в газете «Советская культура» погромную статью Аркадия Первенцева, гневно обличающую тунеядцев.
Слово «тунеядец» стало расхожим. В зависимости от интонации и обстоятельств оно могло звучать как ругательство либо шутка, а порой произносилось с гордостью. Дети знакомились с новым словом уже в первых классах, оценку тунеядству, как позорному общественному явлению, они давали в своих первых сочинениях. Вот что написал на эту актуальную на тот момент тему сын автора статьи, первоклассник конца 1960-х.
На Западе новая инициатива советских властей вызвала недоумение: здесь, где иметь работу считалось благом, за которое ещё надо бороться, с трудом понимали, почему советские люди от него отказываются. Но также не могли взять в толк такое сочетание «работающий и бедный» — просто не представляли, как низко оценивался труд в Советском Союзе.

Без определённого рода занятий

Тем временем в стране победившего социализма появилась новая аббревиатура: БОРЗ — без определённого рода занятий. В обиход вошло жаргонное словечко «борзой» — человек, не желающий работать. Под это определение попадали трудоспособные граждане, не желающие честно трудиться, уклоняющиеся от общественно полезного труда, получающие нетрудовые доходы от движимого и недвижимого имущества. К последнему относилась эксплуатация, т.е. сдача в наём жилой площади, автомобилей, земельных участков и т.п. Суров был новый указ: если человек не работал до 4 месяцев подряд (не имел соответствующей записи в ставшей важнейшим документом — трудовой книжке), а его вина была доказана судом, гражданина ссылали в специальные места на срок от 2 до 5 лет. Нередко при этом проводилась конфискация имущества тунеядца, нажитого нечестным путём. Исключение делалось лишь для женщин с малолетними детьми.
Выявлением бездельников-тунеядцев занялись сотрудники МВД, которым активно помогала общественность — комсомольцы, дружинники и т.п.
Указ уравнивал «отъявленных бездельников» и всех граждан, работающих, но получающих нетрудовые доходы. Среди последних оказались и представители творческих профессий. Под жернова указа попадали «и физики, и лирики». Многие представители научно-технической интеллигенции, не по своей воле лишившиеся возможности трудиться по специальности, чтобы не оказаться борзыми, осваивали новые профессии (особенно популярны были таксисты, операторы котельных, сторожа и т.п.).
Физик Юрий Мнюх, позже эмигрировавший в США, в течение продолжительного времени работал лифтёром, а Константин Бабицкий, известный лингвист, после освобождения из тюрьмы (он участвовал в акте протеста против ввода советских войск в Чехословакию) не смог найти работу по специальности и некоторое время работал плотником в Костромской области. Владимир Кислик, кандидат физико-математических наук, ранее работавший в Киевском институте ядерных исследований, смог устроиться переплетчиком в Харькове.
Писатель Владимир Войнович, автор множества повестей и романов, а также слов к популярной песне «Четырнадцать минут до старта», с 1962 года был членом Союза писателей. Однако с 1966 года он стал открыто выступать за права диссидентов. А тут ещё внимание компетентных органов привлёк его полный искрометного юмора роман «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина». Произведение, вышедшее сначала в «самиздате», позже было издано за рубежом. После этого Войнович был исключён из Союза писателей и автоматически оказался в числе БОРЗ. Ему тут же предъявили обвинение в тунеядстве.
Как вспоминал писатель, после этих событий его стал посещать участковый Стрельников. Писатель на вопрос участкового о месте работы отвечал, что работает писателем за столом в собственной комнате. Затем последовал примерно такой диалог:
— Но вас же, Владимир Николаевич, я слышал, исключили из Союза писателей.
— Да, — ответил Войнович, — Толстого исключили из церкви, меня — из Союза писателей. Однако исключили из Союза, а из писателей меня исключить невозможно.
Когда участковый снова пришёл к писателю и хотел поговорить на тему общественно полезного труда, Войнович заявил ему: «Иван Сергеевич… вам не стыдно обвинять в паразитизме писателя, книги которого изданы тиражом в сотни тысяч экземпляров и переведены на три десятка с лишним языков? <…> Если, по-вашему, и этот мой труд ничего не стоит, так, может, Вас убедит в том, что я не паразит, то, что с 11 лет я работал в колхозе, на заводе, на стройке, четыре года служил солдатом в Советской армии. Или вам и этого недостаточно?».
В декабре 1980 года писатель был выслан из СССР и лишён советского гражданства (которое ему вернули только в 1990 году).
В роли тунеядцев побывали такие известные в своё время фигуры, как историк, публицист и драматург Андрей Амальрик, писатель Лев Копелев, лишённый советского гражданства (в 1990 году оно было восстановлено, но писатель в Россию не вернулся).
Кумир молодых Виктор Цой с трудом избежал наказания по статье «Тунеядство», устроившись на работу в котельную. Сегодня котельная «Камчатка», что на Петроградской стороне в Санкт-Петербурге, превратилась в своеобразный мемориал лидера популярной группы «Кино», погибшего в автомобильной катастрофе. Угодил за решётку по статье «Тунеядство» и актёр Николай Годовиков — Петруха из «Белого солнца пустыни».

Не только Бродский

Но самым всемирно известным советским тунеядцем был будущий нобелевский лауреат Иосиф Бродский.
Иосиф писал стихи с 17 лет, а чтобы как-то прокормиться, занимался ещё и поэтическими переводами с польского и английского языков. В поле зрения властей он попал после появления в «Вечернем Ленинграде» статьи «Окололитературный трутень», в которой Бродского обвинили в тунеядстве, самоуверенности и даже в вынашивании планов измены Родине. Три автора статьи обзывали Бродского «пигмеем» и «стихотворцем в вельветовых штанах».
Как по команде последовала реакция читателей, требовавших сурово наказать поэта. 13 января 1964 года Бродского арестовали. Начались судебные заседания, психиатрические лечебницы. Фрида Вигдорова, писательница и правозащитница, записывала каждое слово, произнесённое в ходе заседания. Заметившая это судья распорядилась отобрать у неё записи. Миниатюрная Фрида выпрямилась во весь свой полутораметровый рост и ответила судье: «Попробуйте». Позднее её записи были опубликованы в нескольких зарубежных изданиях, а 1989 году — в «Огоньке». За тунеядство Бродского приговорили к пяти годам принудительных работ и выслали в Коношский район Архангельской области. В этой отдалённой местности, которая была избрана в качестве места отбывания наказания, через полтора года под давлением общественности, среди которой были и известные деятели культуры, поэта освободили. Позже в одном из интервью он говорил, что работал батраком в Коноше, но условия там ему нравились: «…Мне повезло во всех отношениях. Другим людям доставалось гораздо больше, им приходилось гораздо тяжелее, чем мне… <…> …это был чистый Роберт Фрост или наш Клюев: север, холод, деревня, земля».

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Эпоха СССР Паразиты великой страны