Багира

Вторник, 11 21st

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

14 июня 1920 года Малый Совнарком (правительственная комиссия, занимавшаяся относительно мелкими вопросами) утвердил «совнаркомовский паёк». Положение о пайке приняли единогласно — невзирая на голод в стране, лидеры большевиков голодать не собирались…

Паёк для вождей

Журнал: Загадки истории №28, июль 2017 года
Рубрика: Назад в СССР
Автор: Виктор Волынский

Фото: кремлёвский продпаёкПаёк — это нормированная выдача продуктов на одного человека (военнослужащего, заключённого, участника экспедиции и т.д.) при остром дефиците продуктов. Так уж сложилось, что пайковое снабжение — характерная черта в жизни советских людей с самого начала советской власти.

Ешь, но под одеялом

Документ о пайке считали секретным и в печати не публиковали. Только спустя шесть десятилетий о «совнаркомовском пайке», подписанном Владимиром Лениным, узнали все. Оказывается, привилегии вождей, а также партийного и хозяйственного аппарата, существовали давно.
Но почему же пайки появились именно тогда? Само постановление правительства звучало так: «О пайке для особо ответственных и совершенно незаменимых работников центральных учреждений». А ведь Сталин сказал: «У нас незаменимых — нет». Но при Ленине, оказывается, были. Это большевистская элита, получавшая пайки для себя и членов семьи, — всего 2000 пайков и 500 резервных. В ноябре 1917 года Владимир Ленин выдвинул требование, чтобы «рабочим отпускался полный продовольственный паёк, а прочим классам населения… паёк уменьшался и доводился в случае необходимости до нуля». В 1920 году утвердили так называемый, «бронированный» паёк для поощрения рабочих за успешный труд, ввели особый паёк для рабочих топливной промышленности, «академический» — для учёных, для солдат — «красноармейский», для врачей — «медицинский», был паёк и для кормящих матерей.
«Совнаркомовский паёк» в 1920 году составлял в месяц (1 фунт — 400 граммов): муки — 20 фунтов, масла коровьего — 1,5 фунта, масла растительного — 2 фунта, чая — 1/4 фунта, сахару — 1 фунт, соли — 1,5 фунта, крупы — 7 фунтов, рыбы — 10 фунтов, мяса — 10 фунтов, овощей — 1 пуд, мыла — 1 фунт, спичек — 3 коробки.
В последующие годы пайки для руководящего состава увеличивались, а вот пайки у интеллигенции, «трудовое» положение которой было сомнительно, становились всё меньше. Поэтому большинство немолодых петроградских учёных, профессоров, художников, архитекторов в 1918-1919 годах умерли от голода.

В Сибирь за хлебом!

Обычно наиболее голодными месяцами в России были май и июнь, когда от прошлого урожая уже ничего не оставалось, а новый ещё не вызрел. Поэтому в конце весны 1920 года тысячи голодных крестьян, ограбленных властью, двинулись в Сибирь, где, по слухам, можно было прокормиться. Массовое стихийное переселение людей грозило катастрофой, подрывало продовольственную базу в наиболее доступном регионе и угрожало обострением вооружённого крестьянского сопротивления в Сибири. Остановить этот стихийный поток голодных Совнаркому не удалось. Поэтому 15 июня 1920 года на места направили телеграмму с требованием принять все возможные меры по ослаблению и полному прекращению переселения. Через две недели «Известия ВЦИК» опубликовали «Обращение СНК к трудовому крестьянству», в котором переселенцы предупреждались, что они не только не получат земли на новом месте, но и лишатся своего имущества на старом. А «толкающим крестьян к самостоятельному переселению» Ленин обещал «тяжёлую кару по всей строгости революционных законов». Понятно, что о себе любимых большевики никогда не забывали, но всё-таки почему столь очевидная первоочередная забота о себе появилась только спустя два с половиной года после захвата власти?
Дело в том, что годы войны, разрухи и чрезвычайщины привели к страшному голоду во многих регионах страны.
О довольствии советской номенклатуры во время первого голодомора начала 1920-х годов нигде и ничего не сообщалось. Кроме того, строгое нормирование пайка и особое ограничение по численности «ответственных» едоков — сама по себе мера вынужденная. Но «верные ленинцы» всегда умели наживать себе политический капитал, обвиняя во всех грехах «проклятых капиталистов», которые и Гражданскую войну развязали, и «хотели удушить трудящихся костлявой рукой голода». Но это не мешало совнаркомовцам вкусно и сытно питаться, попутно расхищая гуманитарную помощь и всячески мешая работать иностранным организациям, выдумывая «контрреволюционные заговоры» и устраивая масштабное ограбление церкви, откуда под предлогом помощи голодающим отбирали ценности. Вырученные от их продажи средства щедрой рукой отсыпались на финансирование иностранных компартий и «мировую революцию». На помощь голодающим советское правительство выделило не более миллиона рублей. В это время нарком по иностранным делам Георгий Чичерин пожаловался Льву Троцкому: «Все журналисты сбежали за границу от голода, я же сбежать за границу не могу и потому дошёл до крайней слабости и постепенно гасну». Троцкий обратился к председателю Совнаркома: «Неужели нельзя накормить Чичерина? Или это голодовка против системы»? Сообщение о том, что нарком голодает, расстроило Ильича, ценные кадры ни в чём не должны были испытывать недостатка.
5 мая 1921 года он написал управляющему делами и члену коллегии наркомата по иностранным делам Павлу Горбунову, чтобы срочно решили этот вопрос. Через месяц на заседании Совнаркома у Александра Цюрупы (кстати, он был одним из организаторов продотрядов) случился голодный обморок. Правда, по заключению врача это был не «обморок», а сердечный приступ. В это время и родилась легенда по поводу самоотверженности всех революционеров. После «обморока» по постановлению Совнаркома Александр Цюрупа получил 5 тысяч рублей на лечение за границей, а управделами правительства Владимир Бонч-Бруевич добился разрешения устроить в самом Кремле лечебно-санитарное управление. В августе 1918 года в Кавалерском корпусе была открыта совнаркомовская столовая.

Добрый Ленин

С одной стороны, Владимир Ильич хотел дать возможность ответственным партийным и государственным работникам собираться в неофициальной обстановке, обмениваться информацией и обсуждать текущие дела. С другой стороны, столовая должна была обеспечить товарищам регулярное и калорийное питание. Так что нужные обитатели Кремля не только пользовались столовой, им ещё и отпускали обеды на дом. Кроме того, они получали на складе всевозможные продукты, деликатесы без ограничений, при этом некоторые даже не оплачивали счета. Никто из большевиков не платил за мебель, проживание, электричество, услуги обслуживающего персонала. Столовые, санатории, больницы, курорты для большевиков были «оазисами коммунизма». Так, в своих воспоминаниях Маргарита Рудомино, знаменитый библиотекарь и библиотековед, писала, как в начале апреля 1924 года была в квартире наркома Анатолия Луначарского: «Я набралась храбрости и зашла в кабинет, где находился нарком с женой. Они сидели за письменным столом, на котором стояла большая корзина со свежей клубникой. Из-за разрухи я уже несколько лет не видела клубники, а тут целая корзина, да ещё в апреле месяце!».
О том, что народ голодает, никто и не переживал. Беспокоились лишь о нужных людях. Ленин поручил наркомату продовольствия устроить специальную лавку «для продажи продуктов (и других вещей) иностранцам и коминтерновским приезжим… по личным заборным книжкам… и имеющим особые личные удостоверения». Советские чиновники быстро отдалялись от народа и с раздражением воспринимали жалобы на суровую жизнь.
Но разговоры о нескрываемом барстве новых властителей распространялись в партийной массе. После всех этих событий недовольство кремлёвской властью буквально зашкаливало. И оппозиция не смогла не использовать эту ситуацию в свою пользу: один из её лидеров Евгений Преображенский поднял вопрос о материальном неравенстве и включил его в повестку дня 9-й партконференции. Необходимо было установить истинные размеры существующих «привилегий».
2 марта 1921 года комиссия утвердила итоговый доклад, в котором говорилось о том, что нормы Совнаркома необходимо пересмотреть в сторону значительного их сокращения, приняв во внимание общее положение с продовольствием в стране. Но выводы комиссии остались только на бумаге. Результаты проверки в октябре 1920 года оставались секретными до 1992 года. Самые высокопоставленные работники партии и государства продолжали и дальше каждый месяц получать свой «кремлёвский паёк».

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Эпоха СССР Паёк для вождей