Багира

Понедельник, 12 18th

Последнее обновлениеВс, 17 Дек 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Эти события произошли летом 1933 года на острове Назино посреди Оби, в Александровском районе Томской области. Страну ещё не захлестнул кровавый террор. И, тем не менее, Назинская трагедия стала одной из самых страшных в истории СССР. В рамках борьбы с «социально вредными элементами» на остров были высажены более 6000 человек — без еды и крыши над головой. В течение нескольких недель их количество сократилось втрое. Позже проверяющая комиссия отметила десятки случаев каннибализма.

Остров людоедов архипелага ГУЛАГ

Журнал: Тайны 20-го века №33, август 2017 года
Рубрика: Белые пятна истории
Автор: Анастасия Бабановская

Два миллиона вредителей

Фото: остров НазиноВ начале 1930-х годов в Советском Союзе была введена паспортная система. Но документы давали не всем. Большевики использовали ситуацию для нового витка борьбы с идейно чуждыми слоями общества — бывшими дворянами, купцами, священниками, а также бродягами, проститутками и уполовниками.
Руководство ОГПУ разработало план действий, согласно которому «социально вредные элементы» в количестве двух миллионов человек должны быть депортированы в северные районы Сибири и Казахстан. Контроль за их размещением и последующим трудом возлагался на местных чекистов.
В конце апреля в Томск прибыла большая группа людей, высланных из Москвы и Ленинграда. 16 и 18 мая 1933 года их двумя рейсами баржи отправили в распоряжение Александро-Ваховской комендатуры Сиблага — для последующего распределения по местным поселкам.
По распоряжению коменданта людей высадили на остров Назино — чтобы там разбить по группам. Первые несколько дней их не кормили. От голода и переохлаждения начались массовые заболевания. Две недели при попустительстве и даже поощрении со стороны охраны, приветствовавшей уничтожение «контры», рецидивисты безнаказанно занимались мародёрством, насилием и убийствами.
Руководство Сиблага (начальник Акинфий Горшков и его заместитель Иван Долгих) пытались скрыть масштабы происшествия, раскидав остатки «спецконтингента» и охраны по разным поселениям. Но инцидент стал известен в Москве — благодаря подробному письму инструктора Нарымского окружного комитета ВКП(б) Василия Величко, отправленному на имя Сталина.
Для расследования событий в сентябре-октябре 1933 года на месте трагедии работала межведомственная краевая комиссия, выводы и решения которой, конечно, были засекречены.

«Пусть пасутся!»

Такова краткая версия событий. Подробности выглядят гораздо страшнее.
Два эшелона с «деклассированными элементами» выехали в Томск из Москвы и Ленинграда 29 и 30 апреля 1933 года-Условия переезда были крайне тяжёлыми — скудное питание, недостаток воздуха, массовые убийства, организованные уголовниками. Каждый день погибало по 30-40 человек.
К тому времени в Томск поступило более 25 тысяч представителей «социально чуждого элемента» — которых также называли трудпоселенцами — из разных уголков страны. Их содержали в неотапливаемых складах, плохо кормили, не давали лекарств.
Из первой прибывшей на остров Назино баржи было вынесено около 40 мертвецов — истощённые люди не выдержали переезда. Вместе с трупами закопали и нескольких умирающих.
На острове не имелось никакого продовольствия. Но начальник Александро-Ваховской участковой комендатуры ДА Цепков распорядился: «Выпускай… Пусть пасутся».

Поедатели трупов

Всего на остров было высажено 6144 человека. 20 мая погода резко испортилась — похолодало, подул сильный ветер и выпал снег. На острове не имелось никаких строений, где можно было бы укрыться. Люди ели мох и кору. Из-за трудностей переезда и холода трудпоселенцы начали умирать. Известно, что в первые сутки закопали 295 трупов — при этом многих умерших оставили без погребения, у оставшихся в живых просто не было сил.
Без тёплой одежды холод переносился настолько тяжело, что один из трудпоселенцев залез в дупло горящего дерева и, застряв, погиб там. Ему не смогли помочь из-за отсутствия лестниц и топоров.
Только на четвёртые сутки людям предоставили питание — ржаную муку. Её давали мешками — бригаде на несколько дней. При этом у трудпоселенцев не было никакой посуды. Муку в шапках или кусках ткани разводили в сырой воде и делали болтушку, некоторые умудрялись накалять на кострах камни и печь на них лепёшки.
Во время раздачи муки люди в давке убивали друг друга. Уголовники воровали или отбирали мешки у других поселенцев.

Знаете ли вы что…

Инструктор Нарымского окружкома ВКП(б) Василий Величко в годы войны работал фронтовым корреспондентом, впоследствии стал писателем, членом СП СССР. Главной темой его творчества была жизнь народов Сибири.

Вскоре доведённые до отчаяния люди стали убивать и поедать себе подобных. Впоследствии проверяющая комиссия выявила и осудила за каннибализм 11 человек — при этом сделав вывод, что людоедство происходило не из-за голода, а из-за садистских наклонностей части «спецконтингента». Но, по показаниям некоторых свидетелей, на острове имело место поедание трупов — и именно из-за нехватки продовольствия. Кроме того, известно, что некоторых людоедов-убийц расстрелял конвой — так что каннибализм на острове был распространённым явлением.

Охотники за золотыми коронками

Свой вклад в трагедию внесли работники охраны. Они умудрились содержать ещё не розданную муку под дождём — отчего та испортилась, и её пришлось зарыть в землю. И без того крайне скудное питание трудпоселенцев стало ещё хуже. Конвойные избивали и убивали «идейно чуждых». Василий Величко в письме сообщал Сталину, что некий Ходов расстрелял трудпоселенца за попытку получить лишнюю горсть муки. При этом Величко добавил, что Ходов расстрелял многих, но сейчас по собственному желанию уволен из охраны.
Уголовники открыли настоящую охоту на тех, у кого были ценные вещи или золотые коронки. Их убивали, даже не заботясь о том, чтобы скрыть следы. Вещи и золото скупали конвойные. На острове существовала своя система ценностей: пальто с меховым воротником стоило половину булки или одну пачку махорки, так же оценивалась золотая коронка.

Любитель сахара

Переселение людей с острова Назино началось только через три недели. Их перевозили в соседние посёлки и предоставляли жильё в примитивных землянках. Участки, где им предстояло жить и трудиться, были расположены в глухой необитаемой тайге. Смертность трудпоселенцев от истощения продолжалась: например, на один из участков на лодках привезли 78 человек — из них в живых к концу пути оказалось только двенадцать.
В своём письме Величко рассказывал: люди были настолько истощёнными, что, уже получая до килограмма хлеба в день, продолжали есть кору и мох. Охранники и работники комендатуры по самому ничтожному поводу избивали, унижали и убивали представителей «спецконтингента». Например, стрелок Головачёв утопил труд-поселенца за попытку похищения рыбы по пути следования лодки на участок. Комендант одного из поселков Асямов регулярно насиловал женщин-трудпоселенок.
Комендант другого посёлка Сулейманов на глазах «спецконтингента» съел весь сахар, который должен был выдать, — причём, по его признанию, из-за слишком большого количества надолго потерял любовь к сладкому. Кроме того, этот же сотрудник заставлял гребцов-трудпоселенцев катать себя на лодке.
Неудивительно, что и с острова, и с трудовых участков совершались многочисленные побеги. Люди делали примитивные плоты из жердей или брёвен, переплывали реки и уходили в тайгу. Не исключено, что некоторые сумели спастись. Но подавляющее большинство гибло в лесах и болотах. Обь и её притоки выносили на берега большое количество трупов, которые оставшиеся трудпоселенцы потом зарывали.
Согласно выводам комиссии, из 6144 депортированных, высаженных на остров Назино, там от голода, болезней и убийств умерли от полутора до двух тысяч человек. Ещё столько же числилось в бегах — и они, скорее всего, тоже погибли.

Неожиданный вывод

В числе трудпоселенцев оказались несколько десятков случайно задержанных людей — в том числе за курение в не отведённом для этого месте. Проверяющая комиссия установила фамилии некоторых из них: рабочий Метростроя Н. Трофимен-ко, задержанный за то, что не имел при себе документов; шофёр завода «Компрессор» В. Новожилов, который без паспорта вышел из дома за папиросами; рабочий Серпуховской фабрики «Красный текстильщик» Н. Войкин, приехавший в Москву на футбольный матч и оставивший документы дома, и т.д.
По результатам работы проверяющей комиссии за преступления на острове Назино 84 человека были привлечены к судебной ответственности, 34 из них расстреляли: 11 — за людоедство, 23 — за мародёрство и убийства.
Также под суд были отданы несколько стрелков охраны — за убийства и грабёж представителей «спецконтингента». Упомянутый работник комендатуры Ходов представил справку о психическом заболевании, после лечения его не стали привлекать к ответственности. Коменданту Цепкову объявили строгий выговор с предупреждением, ещё трём сотрудникам комендатуры — выговоры.
Комиссия рекомендовала органам ОГПУ прекратить высылку в Сибирь уголовников — «ввиду явной непригодности этого контингента к условиям освоения Севера».
Ещё один вывод комиссии был неожиданным и имел широкие последствия для дальнейшей жизни страны. Из-за неподготовленности жилья для трудпоселенцев предлагалось большинство из них расстреливать в тех городах, где их задержали, — и не тратить государственные средства на перевозку людей.
Роберт Эйхе, первый секретарь Западно-Сибирского крайкома ВКП(б), в телеграмме на имя Сталина сообщил, что Западная Сибирь может принять не миллион, а только 250-270 тысяч трудпоселенцев — и в связи с этим следует наделить органы ОГПУ правом применять высшую меру наказания к лицам, обвиняемым в контрреволюционной деятельности. Именно с этой телеграммы ведёт начало история знаменитых чекистских «революционных троек», выносящих смертные приговоры без суда над обвиняемыми.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Эпоха СССР Остров людоедов архипелага ГУЛАГ