Багира

Суббота, 08 19th

Последнее обновлениеСб, 19 Авг 2017 11pm

Одна из романтичных, но при этом и драматичных страниц советской истории — это появление в СССР субкультуры стиляг, а также гонения, которым они подверглись. Даже через полвека советские стиляги вызывают двойственное отношение, и споры о них не утихают до сих пор.

Охота на стиляг

Журнал: Мир криминала №12, июнь, 2017 года
Рубрика: Обратная сторона СССР
Автор: Олег Логинов

Фото: стиляги в СССРСама субкультура стиляг появилась на «загнивающем Западе». Но там это стало своего рода карнавальным явлением. Все, кому не лень, делали на нём бизнес. Движение советских стиляг было откровенным подражательством Западу, поэтому считалось в СССР идеологически вредным и даже опасным.

Даёшь линди-хоп!

Говорят, термин «стиляги» пришёл из языка джазистов. По-английски «стилять» (steal — воровать либо style — стиль) у исполнителей джаза означало «играть в чужом стиле». Первые стиляги тяготели именно к джазовой музыке. Потом с возникновением рок-н-ролла переключились на него. Собственно, для танцев под эту музыку они и изобрели свой экстравагантный гардероб. Под джаз: широкие штаны, мешковатый пиджак, галстук «пожар в джунглях», яркие носки. Позднее под рок-н-ролл появился другой прикид: брюки-дудочки, пиджак с широкими плечами, узкий галстук («селёдка»), ботинки на белой подошве (на «манной каше») и взбитый кок на голове.
Считается, что стиляги в СССР появились с подачи солдат-фронтовиков, увидевших в освобождённых странах Европы иной мир. Мир красивых вещей, модной одежды, джаза и необычных танцев. Так, знаменитый танец линди-хоп советские воины увидели во время встречи на Эльбе с американскими солдатами. Но главным толчком для появления советских стиляг, конечно, стали американские фильмы: «Серенада солнечной долины», «Джордж из Динки-джаза», «Девушка моей мечты» и другие, которые показывали иной, яркий и завораживающий мир. Именно для того чтобы оградить людей от этого мира, по большому счету советскими вождями и был воздвигнут «железный занавес».
В итоге модная одежда и джаз в СССР приобрели статус крамолы. Не секрет, что первые советские стиляги, надевая яркие шмотки и танцуя линди-хоп, хотели не просто выделиться из серой массы. Это одновременно была и форма протеста против советской действительности. Один известный советский музыкант как-то сделал интересное признание: «У нас, стиляг, было отработанное бессмысленное выражение глаз. И не потому что мы были придурками. Просто если бы мы обнажили свой взгляд, все бы увидели, как мы их ненавидим. За этот взгляд можно было поплатиться».
Власти в СССР боролись с любым инакомыслием, идущим вразрез с линией партии, но на стиляг первое время смотрели сквозь пальцы, считая их людьми не от мира сего, чуть ли не блаженными. И это позволило субкультуре стиляг пустить ростки. Гонения на них начались ближе к концу эпохи Сталина, когда их объявили американскими идеологическими диверсантами и космополитами.
Сначала по ним начала лупить пресса, высмеивая одежду и поведение стиляг в фельетонах. Но это не очень помогало. И тогда на борьбу с ними бросили сознательных советских граждан. Противостояние носило классовый характер. Быть стилягой — удовольствие дорогое. Модные шмотки стоили бешеных денег, а соответствующий образ жизни ещё дороже. В Москве основным местом сбора стиляг был «Коктейль-холл» на улице Горького, облюбованный в годы войны союзниками. Это было единственное во всём Советском Союзе заведение, которое работало до пяти утра и было похоже на зарубежный бар. Так что прожигать в нём жизнь могли позволить себе дети очень состоятельных родителей. Они-то в основном и были стилягами.

Самосуды на улицах

В конце 1953 года, после смерти Сталина, на стиляг начали устраивать облавы. Особо усердствовали комсомольские патрули, укомплектованные выходцами из рабочей и крестьянской среды. Бывший первый секретарь Свердловского райкома комсомола Егор Яковлев рассказывал, как они увлечённо устраивали облавы: «Грузовые машины подъезжали к Свердловскому райкому партии на улице Чехова 18, выходили патрули с повязками, потому что все должны видеть, что они есть, они ехали на улицу Горького, публично выходили и начинали просто-напросто публично задерживать стиляг и приводить в 50-е отделение, которое называлось «полтинником».
Но сдать в милицию — это ещё куда ни шло. Гораздо хуже, если комсомольские патрули творили самосуд. Движимые пролетарским гневом к сверстникам из числа золотой молодёжи они резали ножницами пижонские галстуки и брюки, состригали фирменный кок на голове. В провинциальных городах издевались ещё изощрённее — задержанных стиляг комсомольские активисты стригли под полубокс, а их узкие штаны распарывали и вшивали красные сатиновые клинья. Это было унизительно, но гораздо страшнее, что за принадлежность к стилягам в два счёта могли вытурить из комсомола и из института.
Своими гонениями на стиляг власть, того не сознавая, создала мощный рассадник криминала. Золотая молодёжь быстро сориентировалась. Не желая портить себе биографию и будущую карьеру, она перестала тусоваться на улицах, переключившись на элитные квартирники. Но протестные настроения уже ушли в народ. Дети инженеров и учителей превращали в Бродвей улицы в самых разных городах. У них не было денег на фирменные шмотки. Поэтому они одевались в изготовленные подпольно подделки, которые старые стиляги презрительно называли «совпаршив». Именно субкультура стиляг дала толчок к развитию в СССР фарцовки, подпольных цеховиков и валютчиков.
Подпольно зарабатывали сапожники, приклеивая к «скороходовским» советским ботинкам пластмассу, а потом окрашивая её в белый цвет. Так кустарно делалась фирменная подошва «манная каша». Другие умельцы, тоже подпольно, на рентгеновские снимки с помощью звукозаписывающей аппаратуры наносили песни первых рок-н-рольщиков: Билла Хейли, Элвиса Пресли, Чака Берри и др. Такие самодельные пластинки называли «рок на костях».
А борьба с модными веяниями в одежде во многом подкосила лёгкую промышленность. Великая страна в конечном итоге докатилась до того, что не могла научиться шить джинсы. Но самое страшное, что власть, поощряя облавы общественников на стиляг, невольно способствовала не только грабежу и избиению подростков, но и более серьёзным преступлениям.

Под маской дружинников

Евгений Жуков вырос в бедной семье и с детства ненавидел сверстников, которые росли в достатке и сытости.
Он отслужил в воздушно-десантных войсках, а на гражданке стал кандидатом в мастера спорта по боксу и мастером производственного обучения одного из ПТУ в Москве.
Но ненависть к богатеям не прошла. И тогда он создал банду, грабившую стиляг под видом дружинников.
Оказывавших сопротивление Жуков жестоко избивал. Причём хотя был боксёром, но стиляг бил кастетом. И нескольких забил до смерти. 19 июля 1960 года в Москве на улице Эйзенштейна он убил 17-летнего стилягу Алексея Воробьёва.
Кто знает, может быть, преступления Жукова так бы и остались висяками, поскольку жертвами становились моральные отщепенцы, низкопоклонники Запада. Но Воробьёв оказался сыном высокопоставленного партийного работника с Украины, работавшего в Киеве с Хрущёвым.
Милиция рьяно взялась за дело и разыскала девушку погибшего юноши.
По словам Марины, в кафе к ним подсел крепкий парень со шрамом через всю щёку, рассказал, что он — тренер по боксу, уговорил их пойти посмотреть его спортзал.
В пути Марина заподозрила неладное. Она подошла к телефону-автомату на улице и попыталась сделать вид, что звонит родителям. Но боксёр грубо вырвал у неё трубку.
На защиту девушки бросился Алексей. Боксёр сбил его с ног ударом кастета и погнался за Мариной. Она забежала в трамвайное депо имени Баумана и спряталась в углу цеха. Девушка слышала приближающиеся шаги преследователя и даже его дыхание. Но в самый напряжённый момент боксёра вспугнула трель свистка сторожа, увидевшего постороннего на объекте. Марина спаслась, но в милицию сообщать не стала. По её словам, ей казалось, что боксёр постоянно следит за ней и в любой момент может её убить.
Правда, в конечном итоге девушка нашла в себе силы дать исчерпывающие показания на подозреваемого и на предварительном следствии, и на судебном процессе. В итоге Евгений Жуков был признан виновным в нескольких жестоких убийствах и приговорён к расстрелу.
Разумеется, в СССР не велась статистика преступлений, совершенных в отношении стиляг. Но таких, как Жуков, были сотни, если не тысячи. Безусловно, не все стычки заканчивались смертельным исходом, но от приверженцев советской субкультуры стилягам крепко досталось.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Эпоха СССР Охота на стиляг