Багира

Понедельник, 11 20th

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Несмотря на отсутствие рыночной экономики, деньги в СССР считать тоже умели. Одним из проявлений экономии был сбор вторсырья с целью его переработки. Система по сбору отходов была выгодна не только государству, но и гражданам.

Новая жизнь вторсырья

Журнал: Загадки истории №45, ноябрь 2017 года
Рубрика: Назад в СССР
Автор: Алексей Мартов

Общий тираж книг из макулатуры равнялся 130 миллионам экземпляров!

Фото: сбор макулатуры в СССРВ воспоминаниях старого большевика о Ленине есть история, как вождь мирового пролетариата с удивлением узнал, что рабочие топят печки старыми книгами и газетами. Владимир Ильич укоризненно покачал головой и передал товарищам просьбу подумать о вторичном использовании бумаги. Вскоре в Москве, а затем и в других городах появились пункты по приёму макулатуры.

Борьба с дефицитом

Люди старшего поколения ещё помнят, как после войны во дворе появлялась телега с лошадью, на которой сидел мужчина и кричал: «Старьё берём!» Вскоре к телеге подходили люди со старыми вещами — дырявыми кофтами, старыми чайниками, стоптанными сапогами и прочим утилем. Особый интерес телега представляла для мальчишек. За старые вещи старьёвщик мог дать игрушку, которую не продавали в магазинах: отлитый из алюминия пистолет-пугач, с шумом стрелявший холостыми пистонами. Ещё были глиняные свистульки, набитые опилками мячики на резинке, хлопушки и сахарные петушки. Куда потом девался собранный утиль, мало кто представлял. Считалось, что старьёвщики — члены кооперативной артели, работавшие сами на себя, а значит, и хламом они могли распоряжаться по своему усмотрению.
Ситуация со сбором вторсырья стала меняться с нехваткой в стране металла и бумаги. Уже в 1960-е годы туалетная и обёрточная бумага перешли в разряд дефицита. Хотя оба этих вида производились из переработанной бумаги. Конечно, и в гигиенических, и в обёрточных целях люди использовали газеты, но это был не выход.
К вопросу о сборе макулатуры решили привлечь пионеров и комсомольцев. Ключевым поставщиком старой бумаги (а потом и металлолома) стали школы. Несколько раз в год учащийся должен был принести пачку старых газет или журналов. Не возбранялось сдавать исписанные тетради, картонные коробки и даже старые книги. На школу спускалась годовая норма сдачи, которая в разных регионах варьировалась от 15 до 24 килограммов на одного ученика. Те, кто не выполнял норму, рисковали стать субъектом разбирательства на классном часе, пионерском активе или даже в кабинете директора.
Для школьников придумали лозунг, что каждые 15(30) килограммов макулатуры спасают одно дерево от вырубки. Для отличившихся существовала система стимулирования — от грамоты и значка «Миллион — Родине» до поездки в «Артек». В стремлении собрать больше пионеры обходили квартиры с вопросом: «Макулатура есть?» Люди с удовольствием избавлялись от старых журналов и газет, а дети получали пример предпринимательства. Сама школа получала от государства от 2 до 20 копеек за каждый «бумажный» килограмм.
Централизованно сбором макулатуры, стекла и ветоши в СССР занималось два ведомства: в городах — Глав-вторсырье (Министерство лёгкой промышленности), а на селе — Центросоюз. Именно под этими вывесками и работали приёмные пункты, куда макулатуру могли сдать и обычные граждане. Цена за 1 килограмм была символической, но население стимулировали другими методами.

Ленина в обмен на Конан Доила

За сдачу 20 килограммов макулатуры гражданин получал талон на приобретение издания Фолкнера, Конан Дойла или Золя. Порой в погоне за редкой книгой библиофилы шли на настоящее «святотатство». За копейки они скупали сочинения Ленина или материалы съезда КПСС и сразу несли в пункт приёма. Естественно, о случаях неподобающего использования идеологической литературы «капнули куда следует», и сдача такой «макулатуры» усложнилась. Но граждане и тут нашли выход — отрывали у книг корешки-обложки и заливали страницы чернилами, делая текст нечитаемым.
За годы кампании по обмену литературы на макулатуру было выпущено 117 книг тиражом 130 миллионов. За них государство получило 2,6 миллиона тонн старой бумаги. Кстати, за тонну в приёмке платили 20 рублей или давали талон на 50 редких книг. В то же время эта тонна макулатуры позволяла выпустить тысячу подобных книг.
Но за макулатуру можно было получить не только книги, но и другой дефицит — шампунь, консервы, туалетную бумагу. Такое предложение интересовало людей, и пункты приёма не простаивали. К концу 1970-х годов около 22% всей бумажной продукции, производимой в СССР, через сеть приёма возвращалось обратно. Только в Москве и Ленинграде ежегодно сеть пунктов собирала 750 тысяч тонн макулатуры. Из них 90% шло на производство обёрточной и туалетной бумаги. Стоит ли говорить, что эта система оправдала себя как в экономическом, так и в моральном (экономия бумаги — сохранение лесов) плане и просуществовала вплоть до распада Советского Союза…
Другим популярным видом вторсырья было стекло. Точнее, стеклянные бутылки, которые не подвергались переработке, а сразу шли на молоко — и ликероводочные заводы. Изначально в бутылках продавалось только спиртное, а молочными изделиями до начала 1960-х годов торговали на разлив. Но постепенно на молокозаводах внедрялись линии по разливу молока. Бутылки ёмкостью 0,5 и 1 литр были стандартными как для обычного молока, так и для ряженки, кефира и сливок. Этикеток тоже не было, а информация о напитке находилась на крышечке из фольги: белая — для молока, зелёная — для кефира и так далее. Там же стояла дата розлива продукта.
Кроме того, в обороте были пивные, водочные (0,5 литра) и винные бутылки (0,7 литра). И это не считая стеклянных банок. В цене любого напитка изначально содержалась залоговая стоимость бутылки. Так, лимонад «Буратино» стоил 30 копеек, из которых 20 — цена бутылки. Столько же стоила и литровая бутылка из-под молока. Высокая цена тары назначалась, чтобы население не выкидывало бутылки, а несло их в пункт приёма. Причём, по правилам, бутылки должны быть чистыми, без этикеток, не иметь сколов и посторонних запахов.

Металлическая кутерьма

Пункт приёма стеклотары часто размещался в одном здании с продуктовым магазином, а должность приёмщика считалась «хлебной». Не сдав бутылки с мелкими трещинами, человек оставлял их просто так, а приёмщик забирал их и проводил как принятые. В другой раз жаждущему опохмелки гражданину приёмщик говорил, что нет ящиков. Алкоголик просил взять тару хотя бы за полцены, и разница шла в карман приёмщика. Впрочем, сдавали бутылки не только асоциальные личности, но и обычные граждане. Хотя к людям, искавшим «стекло» по паркам и помойкам, население относилось неодобрительно.
В отличие от бумаги и стекла, сбор металлолома имел для страны куда более важное значение. Металл, как чёрный, так и цветной, использовался для нужд ВПК, а значит, его сбор был стратегически важной задачей. Принимался металлолом на пунктах Главвторчермета и Главторцветмета, куда его были обязаны сдавать промышленные предприятия, совхозы и МТС. Сдачу вменили в обязанность предприятиям, и ежегодно в горкомах отслеживали количество сданного лома. Железную повинность повесили на предприятия отчасти из-за нежелания населения заниматься этим. Закупочная цена была низкой, а мороки много.
Но дважды в год (осенью и весной) школьники средних и старших классов, студенты техникумов и вузов все же ходили по улицам и собирали металл. Чтобы придать сбору элемент азарта, между классами устраивали соревнования, кто больше соберёт. На школьном дворе, куда стаскивали лом, ставили складские весы, и завхоз взвешивал добычу каждого школяра. К вечеру возле школы вырастали горы металлических изделий разного назначения. Класс, собравший больше всего, как правило, поощрялся на линейке вымпелом и походом в кино. Так что, помимо экономической и экологической составляющей, сбор металлолома выполнял и воспитательную задачу. Ведь любое соревнование сплачивает людей в единую команду.
Через пару дней к школе приезжал самосвал и увозил весь металлолом на предприятие Вторчермета. Уже там, мощными магнитами чёрный металл выбирался из общей кучи, а цветной отправлялся коллегам во Вторцветмет. В советские годы повальной охоты за «цветняком» не было и в помине, так что никто не жадничал.
Ещё один вид вторсырья, в 1980-е годы широко применявшийся на Западе, — пластиковая упаковка — в СССР практически отсутствовал. Поэтому и системы сбора пластика не существовало. Хотя полиэтиленовые мешки и пакеты люди предпочитали мыть и использовать вторично. Такая вот экономия по-советски.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Эпоха СССР Новая жизнь вторсырья