Багира

Четверг, 01 18th

Последнее обновлениеЧт, 18 Янв 2018 11am

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Из всех лидеров советского государства Никита Сергеевич Хрущёв удостоился самых скромных похорон. Конечно, на момент кончины он находился в отставке, и всё равно то, как его провожали в последний путь, выглядело несколько неприлично.

Неглубокое прискорбие

Журнал: Тайны СССР №9, декабрь 2017 года
Рубрика: Кремлёвские похороны
Автор: Максим Лукошков

Фото: похороны ХрущёваПосле отстранения от власти Хрущёв поселился на государственной даче в селе Петрово-Дальнее (Красногорского района Московской области), где занимался огородом и мемуарами. Часть надиктованных им на магнитофон воспоминаний попали на Запал где их публикация наделала шума. Оставшиеся записи у Хрущёва изъяли, что стало для него большим потрясением. Он, однако, продолжал диктовать мемуары сыну Сергею. Вечером в воскресенье, 5 сентября 1971 года, у Хрущёва прихватило сердце. Врач Валентин Беззубик настоял на госпитализации.

Смерть персонального пенсионера

На казённой «Волге» пациента доставили в Центральную клиническую больницу (ЦКБ) при 4-м главном управлении Минздрава. Положили в знакомую ему 8-ю палату. Обслуживающий персонал тоже был знакомым.
7-го у пациента развился обширный инфаркт. Врачи упорно боролись за его жизнь. У постели больного посменно дежурили жена, сын Сергей, дочери Рада, Елена и Юлия.
Утром 11 сентября ему полегчало, а спустя ещё пару часов Хрущёв скончался.
Кончина опального лидера озадачила кремлёвское руководство. Проводить в последний путь его требовалось с почётом, но не привлекая внимания.
Задание поручили секретарю ЦК КПСС Петру Демичеву. Тот предложил провести похороны как можно быстрее, чтобы, узнав о кончине Хрущёва, рядовые граждане не успели на траурные мероприятия.
Спрессованная похоронная программа предполагала, что 13 сентября в 10 часов утра гроб с телом будет выставлен в траурном зале ЦКБ, а уже в полдень состоится церемония погребения. Местом упокоения Хрущёва определялось Новодевичье кладбище, хотя вообще-то государственных корифеев хоронили возле Кремлёвской стены.
Во избежание спонтанных акций официальное сообщение о смерти Хрущёва должно было появиться 13 сентября на первых полосах газет «Правда» и «Известия» в самом низу и в следующей формулировке: «Партийный комитет партийной организации при Секретариате ЦК КПСС с глубоким прискорбием извещает, что 11 сентября 1971 года после тяжёлой продолжительной болезни скончался член КПСС с 1918 года, персональный пенсионер Никита Сергеевич Хрущёв, и выражает глубокое соболезнование семье покойного».

Засекреченная кончина

Заведующий общим отделом ЦК Клавдий Боголюбов обзвонил членов Политбюро. Леонид Брежнев, Андрей Кириленко, Арвид Пельше и Пётр Шелест предложенную схему одобрили. Однако глава правительства Алексей Косыгин и официальный глава государства председатель Президиума Верховного совета СССР Николай Подгорный предложили кремировать останки Хрущёва и захоронить их в Кремлёвской стене, правда, без установленного для таких случаев ритуала.
Окончательное решение вопроса доверили главному идеологу страны Михаилу Суслову, который предложения Косыгина и Подгорного проигнорировал.
Единственная уступка в сторону более уважительного отношения к Хрущёву содержалась в тексте официального сообщения о смерти. Давалось оно не от парткома ЦК, а от высших органов СССР — Центрального комитета партии и Совета Министров. Соответственно, и о Никите Сергеевиче говорилось не просто как о персональном пенсионере, а как о бывшем первом секретаре и главе правительства: «…11 сентября 1971 года после тяжёлой продолжительной болезни на 78-м году жизни скончался бывший первый секретарь ЦК КПСС и председатель Совета Министров СССР, персональный пенсионер Никита Сергеевич Хрущёв». Правда, в тексте «прискорбие» почему-то стало обычным, а не «глубоким».
Близкие тем временем готовились к похоронам. Сергей Хрущёв сообщил о смерти отца журналисту Виктору Луи, которому многое прощалось за его сотрудничество с советскими спецслужбами. Через него новость ушла в западные СМИ.
Советские граждане могли узнать о кончине Никите Сергеевича только через «вражьи радиоголоса». Зато советскому руководству косяком шли соболезнования от зарубежных правительств и братских компартий. Их переадресовывали семейству Хрущёвых.
Сын покойного запомнил, что первым официальное соболезнование прислал будущий президент Мадагаскара Дидье Рацирака, в то время только начинавший карьеру в мадагаскарском МИДе.
Кабинет Хрущёва был опечатан сразу после его смерти, а утром 12-го разбором документов занялись двое уполномоченных аппарата ЦК.
Сергей Хрущёв съездил на Новодевичье кладбище, где его встретил директор с мрачной фамилией Аракчеев. Он показал выделенный для могилы участок, находившийся в самом углу кладбища. Сергей Никитич попросил для отца место на центральной аллее. Сошлись на компромиссном варианте — сравнительно близко к центру. На участке, первоначально отведённом для Хрущёва, через три месяца похоронили поэта и главного редактора «оттепельного» журнала «Новый мир» Александра Твардовского.

«Небо плачет вместе с нами…»

Фото: первоначальная могила ХрущёваДень похорон пришёлся на понедельник, причём на кладбище объявили санитарный день. Вокруг ЦКБ и вблизи Новодевичьего кладбища, помимо агентов КГБ в штатском, были рассредоточены солдаты внутренних войск.
Прощание в ЦКБ прошло сумбурно, поскольку помещение явно не вмещало всех желающих. Затем самые близкие сели в автобус. Сергей Хрущёв знал, что о траурном митинге говорить бессмысленно, но, подловив управляющего делами ЦК КПСС Георгия Павлова, задал вопрос: «Вы не будете возражать, если я скажу несколько слов и ещё, может быть, кто-нибудь из друзей?». Павлов решил не выходить за рамки формальных инструкций и пожал плечами: «Пожалуйста».
От ЦКБ на автобусе, через Рублёвское шоссе и Кутузовский проспект, поехали на кладбище. Впереди — милицейская «Волга», следом — автомобили с иностранными журналистами.
 На кладбище, у самой могилы, произошло некое подобие митинга, хотя места катастрофически не хватало. Впрочем, помимо близких и журналистов, просочиться через все линии оцепления сумели немногие. Гражданам приходилось проявлять изрядную изобретательность, доказывая свою близость к семье Хрущёвых. Один из участников похорон вспоминал, что ему очень помогла красная внушительная корочка сотрудника Госстроя.
Погода была дождливая, Сергей Хрущёв, начал фразой: «Небо плачет вместе с нами…». Далее он сказал, что окончательную оценку покойному как политику даст история, но он искренне хотел обеспечить счастливую жизнь советским людям, был замечательным мужем и отцом. Завершил традиционным: «Да будет земля ему пухом!».
Ветеран партии Надежда Диманштейн вспомнила работу с Хрущёвым на Украине и реабилитацию жертв репрессий. О реабилитации говорил и товарищ Сергея Хрущёва по институту — сын репрессированного Вадим Васильев.
Больше желающих выступить не было. Например, поэт Евгений Евтушенко отказался говорить, поскольку «в молчании есть что-то более значительное».
Прощание завершилось, гроб быстро опустили, могилу засыпали. Сотрудники кладбища постарались с максимальной скоростью завершить политически рискованную церемонию.

Правленая надпись

Первоначально на могиле Хрущёва планировали установить типовую памятную плиту стоимостью две тысячи рублей. Однако затем пошли навстречу пожеланиям родственников: за памятник работы Эрнста Неизвестного Мосгорисполком заплатил пять тысяч рублей. Правда, в проект внесли изменения. По изначальному варианту на плите должно было быть написано просто «Хрущёв», что, по мнению кураторов из ЦК, должно было вызывать нездоровые ассоциации с надписью на Мавзолее «Ленин». Написали: «Никита Сергеевич Хрущёв. 1894-1971».


Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Эпоха СССР Неглубокое прискорбие