Багира

Пятница, 10 20th

Последнее обновлениеПт, 20 Окт 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Как широко известно, Иосиф Сталин был большим любителем хорошего вина. В повседневной жизни он предпочитал домашнее вино из винограда сорта «киндзмараули». Однако в праздники и во время приёмов иностранных делегаций охотно пил подарочные образцы болгарских, испанских, южноафриканских, чилийских и прочих вин. Когда в 1951 году ему стало известно, что в СССР вино безбожно разбавляют, добавляют спирт и вообще продают гражданам некачественный напиток, он был в ярости и взял личное кураторство над «винным делом».

Лаврентий Берия во главе винной мафии

Журнал: Запретная история №13(30), 2017 год
Рубрика: Тайны СССР
Автор: Илья Никулин

Стартовый капитал

Фото: винное делоЧерез пару лет после окончания войны Иосиф Сталин днём поехал к себе на дачу в Кунцево. Проезжая по московским улицам, «отец народов» смотрел в окно. И вдруг он увидел сцену, которую советские граждане наблюдали постоянно. В небольшом скверике на лавочке сидели трое работяг. На разложенной газетке лежал плавленый сырок, стояла банка с килькой, три стакана и бутылка водки. Сталин удивился и обратился с вопросом к ехавшему в его машине Анастасу Микояну:
— Это что ещё такое?
— Так выпить народу негде… — пожал плечами Микоян.
— Непорядок, надо это прекратить! Советский человек должен иметь возможность выпить в нормальных условиях, а не на лавочке. Вот вы этим и займитесь, товарищ Микоян.
Через несколько дней Микоян представил Сталину свой план. Согласно которому, во всех городах страны и в рабочих посёлках должны были появиться тысячи рюмочных. Где можно было купить водку в разлив, кружку пива или стакан вина. Ну и нехитрую закуску, типа куска хлеба с двумя кильками и яйцом. Кстати, после появления рюмочных поступления в казну от торговли спиртным резко повысились. Водку и вино продавали с «ресторанной» наценкой, но советских граждан данный факт не особо останавливал, они всё равно шли в полюбившиеся им рюмочные.
Главное управление по виноделию при Министерстве пищевой промышленности СССР (или, говоря проще, Главвино) становится одним из ключевых главков в стране. По всей стране строятся винно-водочные заводы, куда сырьё завозят из тех районов, где растёт виноград. Заместитель начальника Главвина Николай Мирзоянц сумел сосредоточить в своих руках кураторство над новыми заводами и виноградниками на Кавказе, в Молдавии, Краснодарском крае. Именно он решал, какого вина или коньяка в следующем году будет выпускаться больше, наладил выпуск «крепких» вин («Агдам», «Солнцедар», портвейн «777» и других крепленых вин), имел решающее слово при назначении директоров винно-водочных заводов.
Именно назначение новых директоров стало для Мирзоянца поначалу дополнительным источником дохода. Он активно торговал должностями, требуя за кресло директора от 150 до 250 тысяч рублей. Такие деньги могли выложить далеко не все. Но в стране были люди, способные такие деньги найти. В основном уроженцы Грузинской ССР.
Мы уже писали о том, что благодаря Сталину Грузия по уровню жизни заметно отличалась от других советских республик. Там жили намного богаче, было сильно развито кооперативное и артельное движение. Обычный крестьянин мог зарабатывать в Грузии до тысячи рублей в месяц. Так что в советские времена слова «грузин» и «богатей» были почти синонимами.
Тэнгиз Алабидзе в 40-х годах прошлого века возглавлял банно-прачечный комбинат в Тбилиси. Должность, что называется, «непыльная», но особого дохода (имеется в виду дополнительный заработок) не приносила. Но Алабидзе сумел найти выход: он открыл при бане элитный публичный дом. Всего за пару лет ему удалось заработать на услугах сутенёра около 200 тысяч рублей. Но для Алабидзе это был всего лишь стартовый капитал, который он собирался вложить в более прибыльное дело. Каковым считал виноделие.

«Хлебное» место

Выход на Мирзоянца Алабидзе искал довольно долго. Но благодаря некоторым «банно-сексуальным» связям ему удалось попасть на приём к всесильному заместителю Главвина. Причём с нужными характеристиками. А потому, когда без излишних экивоков Алабидзе протянул Мирзоянцу пухлый конверт, в котором было 170 тысяч рублей, тот не стал шарахаться, а спокойно взял деньги. Через месяц Алабидзе уже переехал в Куйбышев, возглавив тамошний винно-водочный завод.
Поблизости от Куйбышева виноградников, само собой, не было. Вино и коньяк там разливали из так называемого виноматериала (концентрат для вина). И вот тут-то и открывался широкий простор для того, что в народе называлось «бодяжить». Коньяк, водку, креплёные вина активно разбавляли, производя таким образом не четыре бутылки (ну это если следовать ГОСТу, государственным стандартам), а шесть. Для того чтобы было куда разливать «левое» вино и коньяк, Алабидзе открыл при заводе пункт приёма стеклотары. Где бутылки принимались на пять копеек дороже, чем в государственных пунктах.
Разлив «левого» вина осуществлялся прямо в подвале завода, там же на бутылки «особые» люди (в основном земляки Алабидзе) клеили здесь же изготовленные на украденном типографском станке этикетки. Затем бутылки с «левым» вином смешивались с официальным и поступали в продажу. Каждый директор магазина, рюмочной, кафе или ресторана знал, что ему поставляется спиртного больше, чем значится в накладных. И деньги за неучтённый товар проводил мимо кассы, отдавая часть поставщику, а часть оставляя себе. Кроме того, активно использовался недолив. Дозаторы на заводе были отрегулированы таким образом, чтобы недоливать в каждую бутылку 10-15 граммов. Для покупателя незаметно, а Алабидзе и его подельники зарабатывали на этом сотни тысяч рублей.
Всего за год Алабидзе полностью «отбил» деньги, которые заплатил за должность, и стал уже работать на себя. Не забывая делиться с Мирзоянцем. Впрочем, заместителю Главвина засылали деньги все, кто благодаря ему получил «хлебную» должность. Позже следствие тщательно изучит деятельность Николая Мирзоянца и придёт к выводу, что не он стоял во главе «винной» мафии. Здесь чувствовался размах намного более серьёзной фигуры.
Первыми, кто обратил внимание на то, что во главе винзаводов в Советском Союзе встали довольно тёмные личности, были подчинённые Льва Мехлиса. Который был не только близким другом Сталина, но и возглавлял с 1946 по 1950 годы Государственный контроль СССР. Комиссия советского контроля (КСК, с 1946 по 1957 годы Министерство государственного контроля СССР) была основным органом проверки исполнения решений Совета народных комиссаров (Совмин) СССР и расходования денежных средств и материальных ценностей. КСК использовалась Сталиным для проведения чисток в системе государственных органов и учреждений СССР.

Берия против «винного» расследования

Именно Мехлис первым начал расследование того, каким образом директорами винзаводов стали странные личности. И тут происходит странная вещь: как только глава КСК взялся за «винное» дело, у него произошёл инсульт, и Сталин отправил верного соратника на пенсию. А Министерство госконтроля возглавил ближайший соратник Лаврентия Берии Всеволод Меркулов. И… расследование в отношении директоров винзаводов было резко свёрнуто. Что позволило позднее предположить, что во главе «винной» мафии стоял не кто иной, как Берия.
Но всего через год, в 1951 году, Алабидзе «подставился». Стоит сказать, что, в отличие от русских подпольных миллионеров, кавказцы любили демонстрировать своё богатство, жить на широкую ногу, осыпать любовниц драгоценностями и каждый день гулять в ресторанах. Одно такое посещение ресторана в Москве и стало роковым для Алабидзе. Компания, в которой гулял директор Куйбышевского винзавода, повздорила с военными лётчиками, отдыхавшими там же. Причём спор, переросший в драку, начался из-за песни. Алабидзе с друзьями заказали лезгинку, а лётчики хотели послушать другую песню.
Милиция приехала довольно быстро и задержала драчунов. Составили протокол и… отпустили. Алабидзе было невдомёк, что среди приехавших на драку милиционеров были переодетые сотрудники Министерства государственной безопасности. Они должны были просто «познакомиться» с Алабидзе для его дальнейшей «разработки». Дело в том, что почти все официанты ресторана, где любил гулять Алабидзе с друзьями, были осведомителями либо ОБХСС, либо МГБ. Именно они и поведали сотрудникам госбезопасности о том, что гость из Куйбышева слишком сорит деньгами, которые честным путём заработать весьма сложно.
Мы уже писали о том, что с момента образования МГБ СССР в 1946 году его возглавил бывший начальник военной контрразведки СМЕРШ Виктор Абакумов. Что сильно не понравилось Берии. Но до некоторых пор он ничего поделать не мог: Абакумов ходил в любимчиках у Сталина. Но «копать» под своего бывшего протеже пытался. Абакумов тоже попытался найти компромат на Берию. И этим компроматом вполне могло стать «винное дело», если бы Абакумову удалось доказать, что «винную» мафию возглавляет Лаврентий Павлович.
Абакумов посылает в Куйбышев талантливого следователя Фёдора Невзорова. И тот довольно быстро вскрывает схему, которой пользуется Алабидзе, чтобы «бодяжить» продукцию своего завода и получать с этого баснословные прибыли. С этой информацией Абакумов отправляется к Сталину, который приходит в ярость от того, что кто-то замахнулся на святое. Сам любитель хорошего вина, «отец народов» настаивал, чтобы советский человек имел возможность пить хорошие вина. А тут получается, что большинство советских граждан пьют непонятную бурду из спирта и химических добавок, добавляемых в крепленое вино для вкуса и запаха.
Сталин берёт расследование «винного дела» под личный контроль. Во всех городах, где имеются винно-водочные заводы, создаются следственные бригады из сотрудников МГБ, главной задачей которых является «разработка» этих самых заводов. Невзоров получает санкцию на арест Алабидзе. Во время обыска в квартире его любовницы сотрудники МГБ и прокуратуры обнаружат более миллиона рублей.
Директор Куйбышевского винзавода не стал играть в молчанку, а почти сразу сдал как подельников, так и московских покровителей. Вскоре арестовали и Мирзоянца. Но замглавы Главвина «колоться» не спешил и молчал довольно долго. А потом стала поступать информация от следственных групп из других городов. Размах «винной» мафии привёл в шок даже Сталина. По самым приблизительным оценкам, дельцы от вина и водки зарабатывали в год порядка 200 миллионов рублей.
И в этот момент Берия наносит ответный удар: 11 июля 1951 года Абакумова обвиняют в затягивании «дела врачей», освобождают от должности, а на следующий день арестовывают. «Винное дело», несмотря на то, что Сталин постоянно интересовался его ходом, стало сильно буксовать. Ну а после смерти «вождя всех времён» Берия просто прекратил расследование. По некоторым слухам, Берия имел непосредственное отношение к смерти Сталина, а причиной могло стать именно «винное дело», где все ниточки вели как раз к нему.
Мирзоянц и Алабидзе были приговорены ещё при жизни Сталина и получили по 10 лет лишения свободы. Но вот вскрыть всю структуру «винной» мафии сотрудники МГБ и прокуратуры так и не смогли. Никита Хрущёв, свалив Берию, не проявил особого интереса к «винному делу», и оно благополучно заглохло. А во времена Леонида Брежнева в стране появились и подпольные винно-водочные заводы. Некоторые из которых после развала Советского Союза превратились во вполне легальные винно-водочные корпорации.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Эпоха СССР Лаврентий Берия во главе винной мафии