Багира

Воскресенье, 12 17th

Последнее обновлениеВс, 17 Дек 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Выражаясь современным языком, Лаврентия Павловича Берию можно назвать «эффективным менеджером». Действительно, все, что ни поручал ему шеф, Берия выполнял вовремя и в срок — будь то организация репрессий или работы по созданию атомной бомбы. Какой ценой все это делалось — другой вопрос, но нужные результаты были достигнуты. Однако за долгие годы Берия нажил себе немало врагов среди первых лиц государства. И хотя после смерти Иосифа Сталина он был в шаге оттого, чтобы захватить власть в стране, карьера «менеджера» закончилась арестом и расстрелом. Существует несколько версий того, как это было. Мы же озвучим наиболее, на наш взгляд, правдоподобную.

Лаврентий Берия — падение титана

Журнал: Секретные архивы №5, ноябрь 2017 года
Рубрика: В режиме секретности
Автор: Евгений Иванов

Номинальный правитель

Фото: арест БерииПосле смерти Сталина 5 марта 1953 года правительство возглавил Георгий Маленков. Мягкий по характеру, он вполне (по крайней мере временно) устраивал все группировки, которые рано или поздно должны были схватиться за власть. Он сразу «расслабил» соратников по партии. Если при Сталине все старались оказаться на рабочем месте раньше своего патрона, а уйти — позже, Маленков ввёл твёрдый восьмичасовой день. Некоторые решения правительства, принятые после смерти вождя, способствовали росту популярности Маленкова у населения. К тому же в народе прошёл слух, что он — то ли племянник, то ли даже приёмный сын Ленина (девичья фамилия его матери — Ульянова).
Но, несмотря на популярность, Маленков не годился на роль главы государства. Ещё Сталин говорил про него: «Это писарь. На какие-нибудь самостоятельные мысли и самостоятельную инициативу не способен». У Маленкова отсутствовали лидерские качества, он опирался на авторитетных соратников по партии, слушая советы то Лазаря Кагановича, то Вячеслава Молотова. Все понимали, что это лишь временщик.
При этом ни у одного из тех, кто претендовал на абсолютную власть в стране, не было достаточно сил для того, чтобы эту власть взять. Пока Маленков «играл в демократию», остальные вели подковёрные игры, создавая альянсы. Наконец, был найден и общий враг — Лаврентий Берия. Ближайшего соратника Сталина, министра, за которым стояла огромная репрессивная машина госбезопасности, трогать, конечно же, опасались. Но как пауки в банке рано или поздно сожрут друг друга, так и неизбежна была война в верхушке партии. Кто рискнёт сделать первый ход?

Два заговора

К июню 1953 года момент назрел. Среди тех, кто выступал против Берии, не было единства. Существует даже версия, что Никита Хрущёв и Николай Булганин готовы были встать на его сторону (потом оба, конечно, всячески отрицали это). В итоге ключевую роль в заговоре против злого гения довелось сыграть Маленкову, который решил, что от Берии надо избавляться, и договорился с его противниками. Глава государства, пусть даже слабый по сравнению с предшественником, — это все же величина, которая значит немало.
Противники Лаврентия Павловича сделали ставку на армию. Надо сказать, что с военачальниками у Берии отношения были очень сложные. Точнее сказать — многие из них его открыто ненавидели. Не стоит забывать, что перед Великой Отечественной военные испытали репрессии на себе. Многие лишились боевых товарищей, пострадавших от ведомства Берии. А Георгий Жуков считал Берию главным виновником своей послевоенной опалы. Маршалу Победы отвели важнейшую роль в аресте его врага.
Наступил день, когда всё должно было решиться, — 26 июня. Берия, понимая, что пришла пора действовать, намеревался арестовать своих противников после вечернего представления в Большом театре. Верхушку ЦК предполагалось задержать прямо на выходе после коллективного просмотра спектакля. Далее — стандартная схема: допросы и быстрые приговоры. Какие — несложно догадаться. По приказу Берии в боевую готовность были приведены войска госбезопасности — он справедливо опасался, что переворот может вызвать народные волнения.

Кто за арест?

Накануне решающего дня Жуков приехал на московскую гауптвахту. Он велел коменданту вывести арестованных в коридор и объявил им: «Всем амнистия!». Когда освобождённые оказались на плацу, маршал обошёл камеры (комендант вспоминал, что Жуков бормотал: «Здесь нельзя, повесится на трубе»). Выбрав одну из них, велел привести её в порядок. Только на следующий день стало ясно, для кого готовили временное узилище.
26 июня в два часа дня Берия, предвкушавший свой вечерний триумф, был приглашён на заседание президиума ЦК. К этому времени маршал Жуков и генерал Кирилл Москаленко во главе с группой офицеров ожидали сигнала в соседнем кабинете. Все они были вооружены, и не зря. Ведь в приёмной своего шефа дожидались также вооружённые сотрудники госбезопасности — личная охрана Берии, без которой он никуда не ездил.
Маленков неожиданно для Берии обрушился на него со шквалом критики. А затем объявил собравшимся, что тот готовил государственный переворот.
— Кто за арест Берии? — спросил он.
Вопреки его ожиданиям, мнения разделились. Например, Никита Хрущёв, Николай Булганин и Анастас Микоян, которые, как считалось, обязательно поддержат заговорщиков, проголосовали против. Что ими двигало? Скорее всего, они в последнюю секунду испугались идти ва-банк. Берия, конечно, в голосовании участия не принимал. Он сидел, низко склонив голову, и что-то писал на бумажке (как позже оказалось, он вывел слово «тревога», собираясь как-нибудь передать записку своей охране). Растерявшийся Маленков принял единственно верное решение: нажал на кнопку, подавая сигнал военным. Когда в кабинет, грохоча сапогами, ввалились люди в погонах, Берия с надеждой посмотрел на них, — он решил, что это его охрана. Но, увидев Жукова, всё понял.
Маленков повторил вопрос:
— Кто за арест Берии?
В присутствии военных все присутствующие подняли руки. Даже воздержаться никто не рискнул. Жуков рывком поднял Берию из кресла и заломил ему руки за спину. После этого арестованного увели в комнату отдыха, где изъяли ремень, шнурки и все личные вещи. Тем временем в Кремль прибыли несколько десятков военных, которые сменили на «боевом посту» охранников Берии. Те, не понимая, что происходит, не рискнули оказать сопротивление без приказа шефа. Как только сотрудники госбезопасности покинули Кремль, Берию отвезли в заранее подготовленную для него камеру. Для охраны арестованного к зданию гауптвахты даже подогнали танк. Но меры предосторожности оказались напрасными — никто за министра не вступился. Уже на следующий день Берию перевезли в специально оборудованный бункер в подвале штаба Московского военного округа.

В ногах не валялся

В первые часы после ареста Берия был чрезвычайно подавлен. Однако, очутившись в бункере и слегка придя в себя, потребовал встречи с Маленковым. После отказа попросил хотя бы бумагу с ручкой. Получив требуемое, Берия стал писать однопартийцам. Умолял простить его, заверял, что ещё может быть полезен партии, иногда давил на жалость и пытался сыграть на дружеских чувствах: «Позаботьтесь о старухе-матери и сыне, которых вы все хорошо знаете». Однако судьба поверженного титана была предрешена.
Основную часть допросов вёл новый генеральный прокурор СССР Роман Руденко. Берию не пытали, но буквально выматывали душу, обвиняя во всех смертных грехах — от шпионажа до морально-бытового разложения (в последнем, к слову, арестованный сознался). В уголовном деле написано, что в сейфе министра найдены «предметы мужчины-развратника» (вероятнее всего, презервативы), а на процессе фигурировал список из 62 женщин, с которыми Берия вступал в половую связь. Категорически отрицал арестованный лишь изнасилование семиклассницы, которая позже родила от него сына. Он утверждал, что все произошло «по доброму согласию».
Однако за морально-бытовое разложение и даже изнасилование Берии грозил лишь срок, а не расстрел. Поэтому в лучших традициях времён Большого террора его обвинили в работе на английскую разведку. В обвинительном заключении мы можем прочитать строки: «Действуя как изменник Родины и шпион, продавшийся иностранным разведкам, Берия на всем протяжении своей преступной деятельности с помощью своих сообщников поддерживал также тайные связи с контрреволюционными грузинскими меньшевиками-эмигрантами, агентами ряда иностранных разведок». Полный абсурд, конечно. Но сколько людей было расстреляно по столь же абсурдным обвинениям по приказу Берии?
Иного итога быть не могло: обвиняемого приговорили к смертной казни. Говорят, военачальники даже поспорили, кто расстреляет падшего титана. Право выстрела досталось генерал-полковнику (впоследствии маршалу) Павлу Батицкому. Именно он 23 декабря 1953 года пустил Берии пулю в переносицу.
В народе бытовало мнение, что злой гений умирал недостойно — ползал по полу, молил о пощаде, плакал и даже обгадился. Однако маршал Иван Конев, который был председателем судебного заседания по делу Берии, рассказывал жене, что тот действительно просил не лишать его жизни, но не плакал и в ногах не валялся. Наверное, понимал, что всё это бесполезно. За секунду до выстрела даже пытался порвать на груди рубаху, но сил не хватило. Впрочем, это, наверное, не имеет никакого значения — смаковать подробности смерти даже самого отъявленного преступника недостойно.
Как бы то ни было, суд над Берией, конечно, шёл с массой нарушений законности. И он на себе ощутил ужас тех, чьи судьбы долгие годы перемалывало его всесильное ведомство. Но, в отличие от многочисленных его жертв, самому Берии в посмертной реабилитации было отказано.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Эпоха СССР Лаврентий Берия — падение титана