Багира

Суббота, 09 23rd

Последнее обновлениеСб, 23 Сен 2017 6am

В 1920-1930-е годы в СССР процветал дикий разврат партийных и советских чиновников. Только в середине 1930-х годов Сталину удалось «вычистить» разложенцев с руководящих постов.

Кремлёвские Лолиты

Журнал: Запретная история. №1, 2015 год
Рубрика: Скандал эпохи
Автор: Иван Евтюхин

В СССР, как известно, секса не было. А вот сексуальные оргии партийных чиновников — всегда пожалуйста!

45 «ответственных работников» на одну большевичку

Фото: сексуальные оргии в СССР«Смоленским гнойником» прозвали прокуроры обширную группу советских работников Смоленской губернии. Главой этой чиновничьей «тусовки» считался некий Дзяворук — секретарь Смоленского исполкома. Дом Дзяворука в округе называли «Пей до дна».
Хищениям и пьянству, как водится, сопутствовал разврат. В деле говорилось, что во время одного из загулов «ответственный товарищ танцевал на крыше экзотический танец с проституткой».
А в Астрахани руководящие товарищи организовали притон в квартире большевички Алексеевой. «Дело Алексеевой, — писали газеты, — наиболее омерзительная страница астраханского разложения. В течение шести лет на квартире Алексеевой систематически устраивались пьяные оргии, в которых участвовало около 45 членов партии, в большинстве ответственных работников. Оргии принимали исключительно безобразный характер, участники их порой совершенно утрачивали человеческий облик».

Блудный Авель

Как говорится, рыба гниёт с головы. Чего требовать от областных чинуш, если запашок разврата шёл с самых верхов большевистской партии? «Главный завхоз Кремля» (заведующий всем кремлёвским хозяйством) Авель Енукидзе превратил правительственную резиденцию в настоящий бордель.
Член ЦК партии, секретарь Центрального исполнительного комитета (ЦИК) СССР (а это, между прочим, формально был высший орган власти в стране!) занимался растлением подчинённого ему женского персонала. Немногим комсомолкам из аппарата ЦИК удалось сберечь свою девичью честь от домогательств похотливого Авеля.
Впоследствии комсомолок «старому большевику» стало уже недостаточно и он перешёл на пионерок, а затем — и на октябрят!
Но в 1935 году товарищ Сталин сказал: «Ша! Хорошего — понемножку». Авель Енукидзе был выведен из ЦК и отправлен в почётную ссылку в провинцию. А в 1937 году карьера этого «героя революции» завершилась вполне традиционно для того времени — он был расстрелян как троцкист, диверсант и шпион. Но нам его как-то и не особо жалко.

Девочки из «Интуриста»

В том же 1935 году был разоблачён ещё один любитель «клубнички» — заведующий московским отделением всесоюзной организации «Интурист» Сергей Месхи. Кстати, он тоже был «старым большевиком» (член партии с 1907 года). Вот что выяснили следователи: «Месхи использовал своё служебное положение как средство для широкого и развратного образа жизни. Он систематически понуждал подчинённых ему сотрудниц к сожительству, пользуясь их материальной и служебной от него зависимостью».
Как писали в июле 1935 года газеты, для пополнения гарема Месхи использовал отработанные приёмы: «Согласившимся он создавал привилегированные условия — повышал заработную плату, выдавал премиальные. К строптивым порой применял и физическое насилие. Всем его похождениям сопутствовали пьяные оргии, еженощно происходившие у него на квартире».
Общее число сотрудниц, совращенных любвеобильным директором московского «Интуриста», доходило до трёх сотен. За свои амурные похождения Месхи отправился в лагерь.

Педофилов — в ГУЛАГ!

1935 год можно назвать переломным. Именно в этот год Сталин начал вычищать из партийных и советских органов окопавшихся там в огромных количествах педофилов, многоженцев, развратников и прочих извращенцев.
Откликаясь на «призыв вождя», граждане стали активно сообщать в правоохранительные органы о разврате ответственных и прочих известных лиц. Так, в Прокуратуру СССР поступило заявление о том, что солист Большого театра растлевает несовершеннолетних девушек. А один крупный руководящий работник сообщил, что отчим его 12-летней дочери (тоже крупный партийный работник) «растлил её несколько лет назад и живёт с ней половой жизнью, применяя самые извращенные виды половых сношений».
К концу 1930-х задача очистки государственного и партийного аппарата от разного рода моральных разложенцев была выполнена. С тех пор работников с различными сексуальными отклонениями можно было встретить лишь в бериевском НКВД. Но это тема для отдельного разговора.

Жена Кирова пыталась исправить проституток и сошла с ума

Жена известного партийного вожака С.М. Кирова — Мария Львовна Маркус — в конце 1920-х решила наставить на истинный путь ленинградских проституток. Для исправления «падших женщин» был создан лечебно-трудовой профилакторий, который и возглавила Мария Львовна. Однако все её усилия оказались напрасными. Проститутки категорически не хотели становиться добропорядочными комсомолками. Жизнь в профилактории красочно описана в воспоминаниях одного из его работников: «Проститутки затащили в комнату швейцара и начали предлагать себя. Когда он отказался, они его раздели и стали искусственно возбуждать к половой потребности. Он от них хотел выпрыгнуть из окна (с третьего этажа), но они не дали ему это осуществить. Под общий хохот они объяснили свой поступок тем, что их не выпускают в город, а у них большая потребность в мужчинах». И такие эксцессы случались чуть ли не ежедневно. У Маркус случился нервный срыв, впоследствии перешедший в психическое заболевание. В 1930 году она вынуждена была уйти со своего поста.

Свидетельство очевидца

Входившая в семейный круг Сталина Мария Сванидзе писала в дневнике 28 июня 1935 года о «деле Енукидзе»: «Авель, сидя на такой должности, колоссально влиял на наш быт в течение 17 лет после революции. Будучи сам развратен и сластолюбив, он смрадил все вокруг себя: ему доставляло наслаждение сводничество, разлад семьи, обольщение девочек. Имея в своих руках все блага жизни, недостижимые для всех, в особенности в первые годы после революции, он использовал все это для личных грязных целей, покупая женщин и девушек. Тошно говорить и писать об этом. Будучи эротически ненормальным и, очевидно, не стопроцентным мужчиной, он с каждым годом переходил на всё более и более юных и наконец докатился до девочек в 9-11 лет, развращая их воображение, растлевая их, если не физически, то морально. Женщины, имеющие подходящих дочерей, владели всем. Девочки за ненадобностью подсовывались другим мужчинам, более неустойчивым морально. В учреждение набирался штат только по половым признакам, нравившимся Авелю».

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Эпоха СССР Кремлёвские Лолиты