Багира

Вторник, 08 22nd

Последнее обновлениеВт, 22 Авг 2017 4am

Летом 1918 года главнокомандующий армией Восточного фронта Михаил Муравьёв со своими войсками захватил Симбирск. Провозгласил город столицей будущей Поволжской советской республики и объявил войну Германии.

«Красный Наполеон» страны Советов

Журнал: Загадки истории №24, июнь 2017 года
Рубрика: Военная тайна
Автор: Анна Михайлова

Михаил Муравьёв был единственным беспартийным военачальником у большевиков

Фото: Михаил МуравьёвМихаил Муравьёв вошёл в историю как первый и единственный главнокомандующий Красной армии, который не был коммунистом-ленинцем. Историки описывают его как авантюриста, возомнившего себя «красным Наполеоном».

Бонапарт из села Бурдуково

Михаил Артемьевич Муравьёв родился в селе Бурдуково (ныне Нижегородская область) в 1880 году, в семье бедняка-крестьянина. Если бы не местный меценат, то вековать бы ему за плугом и сохой. Но при материальной поддержке удалось закончить уездную школу и поступить в учительскую семинарию. Правда, через год из семинарии Муравьёв был отчислен за хулиганство. И снова судьба благоволила ему. Он поступил в юнкерское училище, а после его окончания стал служить в престижном Невском пехотном полку. Да вспыльчивый и заносчивый характер подвёл: на одном из балов Муравьёв убил офицера, который, как ему показалось, оскорбил его даму сердца. Отсидел месяц на гауптвахте, был разжалован в солдаты и отправлен на Маньчжурский фронт. Русско-японская война уже шла полным ходом.
На войне Муравьёв сумел вернуть офицерский чин, добавив к нему несколько боевых наград. После ранения уехал в Европу на лечение (за чей счёт — история умалчивает). В Париже Муравьёв посещал лекции в военной академии, увлёкся политикой, вращался в среде революционеров. Там же заболел культом Наполеона, видел себя в мечтах покорителем России и Европы.
До Первой мировой войны Муравьёв в Париже успел вступить в Боевую организацию эсеров Бориса Савинкова, став заметной фигурой. Но с началом войны вернулся в Россию, в действующую армию. После тяжёлого ранения патриотический пыл остыл, Муравьёв уехал в Одессу, где преподавал в школе прапорщиков. В Февральской революции 1917 года Муравьёв увидел свой шанс сделать карьеру нового Наполеона, но его уже опередил однопартиец Александр Керенский. Попытка революционного переворота в Одессе Муравьеву не удалась, зато Керенский его заметил и перевёл в Петроград на должность начальника охраны Временного правительства.
Октябрьская революция 1917 года привела Муравьёва к большевикам. На личной встрече Владимир Ленин поручил ему усмирить «винные бунты», сотрясавшие столицу. Молодая советская власть остро нуждалась в профессиональных военных.
28 октября (по старому стилю), когда на Петроград пошли войска атамана Краснова, Муравьёв был назначен начальником обороны города. С задачей он справился успешно. С того времени он считал себя спасителем Октябрьской революции и уже открыто считал себя «красным Наполеоном» Ленин между тем уже разглядел в Муравьеве «могильщика революции» и был серьёзно обеспокоен его влиянием на войска.

«Наш лозунг — быть беспощадными!»

В декабре 1917 года Муравьёв в должности начальника штаба наркома по борьбе с контрреволюцией на Юге России выделился во время наступления на Украину взятием Киева. В истории этой войны он запомнился созданием «эшелонов войны», когда красные проезжали в тыл противника на поездах и молниеносно выбивали его из населённого пункта. А ещё — массовыми расстрелами без суда и следствия пленных, включая и мирных жителей захваченных городов. После взятия Киева Муравьёв сам хвастался: «Мы идём огнём и мечом устанавливать Советскую власть. Я занял город, бил по дворцам и церквям… бил, никому не давая пощады! 28 января Дума просила перемирия. В ответ, я приказал душить их газами. Сотни генералов, а может, и тысячи, были безжалостно убиты… Так мы мстили. Мы могли остановить гнев мести, однако мы не сделали этого, потому что наш лозунг — быть беспощадными!».
В 1918 году Михаил Муравьёв, назначенный командующим войсками Одесской советской республики, установил в Одессе режим кровавого террора. Его войска в основном занимались мародёрством. Владимир Антонов-Овсеенко, главнокомандующий Южного рево-люционногофронта по борьбе с контрреволюцией, докладывал Ленину, что Муравьёв постоянно «сорил деньгами» и «сеял разврат», окружил себя «подозрительными личностями», бандитами и морфинистами (ходили слухи, что и сам Муравьёв употребляет морфий). Антонов-Овсеенко характеризовал Муравьёва как «неуравновешенного, амбициозного и больного жестокостью» человека.
Закончилось всё тем, что смещения Муравьёва стали требовать украинские большевики. К тому времени часть его войск разбежалась, и «красный Наполеон» предпочёл ретироваться, подчистив кассы в банках, на заводах Одессы и бросив своих оставшихся солдат на произвол судьбы. Но к стенке за это его не поставили. Летом 1918 года Ленин назначил Муравьёва командующим Восточным фронтом, отправив создавать этот фронт в Казань. Беспокоясь за судьбу революции, зная, каким огромным авторитетом пользуется Муравьёв у солдат, Ленин тайно приказал Реввоенсовету Восточного фронта следить за главнокомандующим.

«Я объявляю войну Германии!»

После заключения Лениным и Троцким Брестского мира с Германией события развивались непредсказуемо. 6 июля 1918 года левые эсеры убили германского посла Мирбаха. 11 июля большевики объявили левых эсеров предателями революции, а себя — единственной революционной партией. В Москве и Петрограде между бывшими союзниками шли уличные бои и перестрелки. Тем не менее сейчас сложно сказать, были ли дальнейшие события результатом участия главнокомандующего Михаила Муравьёва в большом общероссийском заговоре левых эсеров, или Муравьёв вновь вошёл в роль «красного Наполеона». По последним версиям историков, лево-эсеровского заговора в июле 1918 года не было. Просто большевики и левые эсеры перестали быть союзниками. А мятежи, прошедшие по стране, были реакцией на унизительный для русских Брестский мир.
В ночь на 10 июля 1918 года Муравьёв и несколько сотен его верных солдат самовольно покинули Казань и двинулись в Симбирск, где позиции левых эсеров были сильнее. Ранним утром 11 июля к пристани Симбирска подошла флотилия из трёх пароходов во главе с красавцем под названием «Мезень», на котором во время празднования 300-летия династии Романовых путешествовал по Волге пять лет назад последний русский император Николай II. На «Мезени» прибыл сам Муравьёв, как и положено «красному Наполеону». Ещё не проснувшийся Симбирск был взят менее чем за час. Первым делом был арестован командующий 1-й революционной армией Михаил Тухачевский. Вскоре солдаты пригнали к Муравьеву сонных большевиков — членов исполкома губернского Совета Симбирска. И Муравьёв сообщил им, что он решил объединиться с чехами и продолжить войну с Германией, как ему велит долг русского офицера. Призывал создать Поволжскую советскую республику с собой во главе и объявил Симбирск столицей республики. Дал время подумать — до полуночи.
К назначенному времени Муравьёв резко потерял поддержку в войсках — Тухачевский сумел убедить солдат, что они идут против Москвы и против Ленина. И солдаты отпустили большевика Тухачевского. А в город уже тихо вошли большевистские спецподразделения — латышские стрелки, особый отряд ЧК и бронеотряд (председатель губернского парткома ВКП(б) Иосиф Варейкис успел связаться с Москвой). Судьба Михаила Муравьёва была решена.
К моменту начала экстренного заседания губернского исполкома всё было готово для ликвидации Муравьёва. Едва он вошёл в здание, его личную охрану незаметно оттеснили, и «красный Наполеон», начав свою пламенную речь с трибуны, остался без верных соратников. Он не знал, что в зале размещено несколько замаскированных пулемётов и Варейкис приказал пулемётчикам валить всех в зале без разбора в случае сопротивления.
Левые эсеры поддержали Муравьёва, но большевики резко выступили против. Муравьёв, в ярости прокричал: «Мы с вами по-другому поговорим!» — и пошёл к выходу. Рванул на себя дверь и увидел блеск штыков. Выхватить маузер ему не дал командир отряда ЧК Медведев, между ними завязалась борьба. Входная дверь захлопнулась. Муравьёв оказался сильнее. Выхватив другой пистолет, он стал стрелять в латышских стрелков, стоявших за дверью. Те открыли ответный огонь. Тяжелораненый главком Михаил Муравьёв умер на полу в зале губернского Совета Симбирска…

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Эпоха СССР «Красный Наполеон» страны Советов