Багира

Воскресенье, 12 17th

Последнее обновлениеВс, 17 Дек 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Сегодня любой гражданин России, изъявивший желание съездить в отпуск, скажем, на Кипр или в Анталью, может беспрепятственно это сделать. Если возникают какие-либо трудности, то они связаны с чисто субъективными моментами: отсутствие средств, невыплаченные долги или штрафы.

Хождение за три горя

Журнал: Тайны СССР №6, сентябрь 2017 года
Рубрика: Как это было
Автор: Степан Попов

Фото: советские туристыДля человека, жившего в СССР, поездка даже в «страны народной демократии» оставалась неосуществимой мечтой. А если и удавалось кому-либо выбраться за границу, то по возвращении «оттуда» он рассказывал о своей поездке с таким пиететом, словно побывал в космосе.

Одного желания мало

Для поездки за границу у советского человека должны были иметься необходимые на то основания. Это: 1) направление в загранкомандировку; 2) поездка по туристической путёвке или в санаторий (дом отдыха); 3) частное приглашение, причём рассматривались только приглашения от близких родственников, обычные знакомые не годились.
Лишь при наличии всех этих оснований можно было начинать собирать документы для оформления заграничного паспорта.
Люди могли выезжать за границу и для того, чтобы там работать. Это касалось прежде всего дипломатов, работников торгпредств, членов их семей, моряков загранплавания, пилотов и экипажей международных авиарейсов, проводников поездов. Также за границу выезжали спортсмены и работники искусства. На соревнования и гастроли их отпускали, опять же, после тщательной проверки, но все же довольно охотно — это была реклама для государства. Существовал и культурный обмен между разными организациями.
А вот в турпоездку выбраться было довольно сложно — путёвки приобретались только через «Интурист», и просто так их было не купить. Они чаще всего распределялись по предприятиям, в небольших количествах (на завод могли дать одну-две путёвки в Финляндию и с десяток в Болгарию — Румынию — ГДР), да и стоили дорого — при средней зарплате в 180 рублей путёвка в Италию, к примеру, обходилась в 800-1000 рублей на человека. То есть одного желания было мало — требовались деньги, причём в большом количестве.
Ещё до начала оформления документов на выезд нужно было получить разрешение на заграничную поездку. Давали его самые разные органы. В случае загранкомандировки разрешение выдавала комиссия по выездам за границу при ЦК КПСС. При поездке по турпутевке или на санаторно-курортное лечение — комиссия по выездам за границу в горкоме, обкоме или ЦК компартии союзной республики. Ну, а в случае частного визита — ОВИР (отдел виз и регистрации).
Разрешение могли дать, а могли и не дать. Причём причину отказа обычно не сообщали. Нельзя — и всё тут! Этих причин могло быть много, как объективных — связанных с работой на режимных предприятиях или выказанных намерениях остаться за рубежом, так и неведомых никому, кроме чиновников, принявших решение отказать в выезде.

Без бумажки ты букашка

Но, допустим, разрешение вы получили. Далее начинается оформление «выездного дела». Именно «дела» — как в отделе кадров. В этом «выездном деле» должна была находиться характеристика того, кто собрался за рубеж. Этот документ заверялся, как говорили в СССР, «треугольником» предприятия, на котором работал фигурант «дела»: директором завода, секретарём профсоюзного комитета и секретарём парткома.
Заверенную характеристику направляли в райком партии, в комиссию по выездам за границу. Желающего выехать за рубеж тщательно опрашивали, задавая ему различные каверзные вопросы. Например: «А с какой целью вы собрались за границу?» Или: «Кто председатель компартии страны, в которую вы направляетесь?» Если вы правильно ответили на заданные вопросы, то в протоколе обсуждения вам поставят визу: «Рекомендуется для поездки». И первый секретарь райкома партии подпишет вашу многострадальную характеристику.
Кроме характеристики, в вашем «выездном деле» должны быть «объективка» — бумага, в которой тщательно зафиксированы все ваши биографические данные, а также справка о состоянии здоровья, шесть фотографий, обоснование необходимости вашей поездки, приглашение (если речь шла о частной поездке). Ну и план вашего пребывания за границей с подробной описью — где, когда и с кем вы будете проводить время за границей.
Не будем даже останавливаться на таких мелочах, как справки из ЖЭКа о том, что вы действительно проживаете по такому-то адресу и прописаны там с такого-то года, справки с места работы о вашей должности с указанием размера месячного оклада и того, что вам причитается отпуск на столько-то рабочих дней.

По одному не ходить!

Когда «выездное дело» обрастало соответствующим количеством бумаг, оно направлялось далее по инстанциям — для рассмотрения по существу. Это могли быть и обком партии, — и КГБ. Должностными инструкциями устанавливались сроки представления выездных документов: при поездках в капиталистические страны — за 45 дней до даты выезда, в социалистические страны — за 30 дней.
В указанные сроки ваше дело должно быть рассмотрено в обкоме. Сделают это два референта: один занимается выездами сотрудников той отрасли, в которой вы работаете, а второй — выездами в ту страну, куда вы хотите поехать. Первый референт направит дело на просмотр в соответствующий отраслевой отдел обкома. Второй, если вы собираетесь выезжать в капиталистическую страну, запросит соответствующее управление КГБ, не имеется ли у чекистов возражений. При поездках в страну Варшавского договора КГБ обычно не запрашивали.
Если всё в полном порядке, то вас вызовут на беседу. Там вам дадут прочитать и подписать многостраничный текст, в котором изложены правила поведения советских граждан за границей. Например, не иметь личных дел с местным населением, опасаться провокаций и по всем вопросам обращаться к советской администрации. Во время поездки рекомендовалось не оставаться ночью в купе с иностранцем другого пола и просить проводника перевести вас в другое купе, без особого на то указания не иметь дел с коммунистами в стране пребывания и не посещать их собраний, поодиночке нигде не — ходить, а только группой. Ну, и всё, как в знаменитой песенке Владимира Высоцкого: «И опять пошла морока про румынский Будапешт…».
После длинных нравоучений копию решения об окончательном разрешении на вашу поездку направляют в ОВИР, откуда вам на предприятие спецпочтой пришлют загранпаспорт (хранить его дома запрещалось). Он выдавался на пять лет, но был недействителен без выездной визы. А она давалась на шесть месяцев однократно и только в страну назначения.
На предприятии загранпаспорт вам выдадут под расписку (кстати, к этому долгожданному моменту въездная и выездная визы там уже будут проставлены), заберут ваш внутренний паспорт, а также партийный или комсомольский билет.
Валюту вам выдадут строго по норме. Это сделает глава группы в самолёте или поезде. Количество денег зависит от страны, куда вы направляетесь, но в любом случае не превышает 300 долларов. Кстати, если вы отправляетесь за рубеж с частным визитом, то придётся уплатить выездную пошлину — 200 рублей (плюс три рубля за получение загранпаспорта).
В общем, прежде чем отправиться посмотреть «ладно ль за морем, иль худо, и какое в свете чудо», приходилось испытать множество унижений и нервотрепок. Но только так можно было познакомиться с другими странами и народами, узнать, как они живут. Поэтому желающих отправиться за рубеж всегда хватало.

Опер сказал — пиши все…

По возвращении из-за рубежа человек должен был представить подробный отчёт о своей поездке. А если вы возвращались из служебной командировки, то два отчёта: краткий (в течение трёх дней после возвращения) и полный (в течение месяца). Интересно, кто их читал?

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Эпоха СССР Хождение за три горя