Багира

Среда, 09 20th

Последнее обновлениеСр, 20 Сен 2017 6am

Камара Махкамова

Из биографии ровесницы

Журнал: Наука и религия №3, 1976 год
Рубрика: Духовный мир человека
Автор: Г. Тамаринд

1

Пожилой американец, руководитель делегации (теперь многие ездят к нам за опытом организации социального обеспечения), задал вопрос вне программы:
— Скажите, миссис Махкамова, существует у вас в стране проблема отцов и детей?
Она ответила тихо, как будто выдавала тайну:
— Существует. Существовала. И будет существовать.
На лице гостя промелькнула надежда услышать нечто необычное.
— Дети — новое поколение, новое время. А значит, новые задачи. Они мало возвращают нам — отцам и матерям. Но они, как и мы, отдают себя своим детям. И дети детей, когда вырастут, будут созидать для своих детей. Вот она, эта вечная проблема, но в ней залог человеческого прогресса.
Американец, явно разочарованный, хотел вытянуть своё.
— Значит, она есть — проблема. А ваша страна отрицает её.
— Правильно отрицает, — уже громко сказала ему Камара Махкамова, заместитель министра социального обеспечения Узбекистана. — У нас нет идейных разногласий с детьми — они продолжают дело отцов.
— Как это, миссис Махкамова? Трудно объяснить такое чужестранцу.

2

Отцы пели: «Никто не даст нам избавленья — ни бог, ни царь и не герой…». Отцы сами добились освобождения, своими руками сделали революцию, создали Союз Советских Республик. Это дело отцов. «Кто был ничем, тот станет всем», — обещали они, потому что разрушили мир насилия. И строили мир новый.
В этом их новом мире не должно было остаться места исламу, идеологии, столетиями господствовавшей в кривых переулках махаллей. Ислам требовал покорности, только покорности. «Если кто ударил по лицу твою мать, приведи тому своего отца — пусть и его ударят». Религия эта учила, что все в жизни человека предопределено богом. Так воспитывали Артыкбиби, так она внушала своим детям. Умер муж Махкам — значит так хотел Аллах. Четверо малых детей остались сиротами и должны сами зарабатывать на хлеб, — что ж, такую судьбу определил им бог. И маленькую Камару отдали в няньки, хотя та, кого она нянчила, была едва ли намного меньше её.
Но пришли люди и сказали — нет, не Аллах, а они будут определять судьбу её детей. Дети должны жить счастливо. Им надо сначала учиться, а потом уже зарабатывать себе на хлеб. Детей определили в интернат. Советское государство брало детей бедняков на полное обеспечение. Маленькая Камара ездила в Артек — сам председатель ЦИК Узбекистана Юлдаш Ахунбабаев провожал тогда в далёкий Крым пионерских активистов и отличников учёбы.
Они там пели: «Наш Артек, наш Артек, — не забудем тебя в век…». К 50-летию пионерской здравницы Камара Махкамовна отправила в подарок красочный альбом архитектурных памятников Узбекистана, надписав: «Наш Артек, наш Артек, — мы не забыли тебя!». Разве забывают счастье?
А мать, Артыкбиби, неутешно плакала, отдавая детей в интернат, — в новое, неизвестное, чуждое. Лучше похоронила бы своими руками, считала бедная женщина, неграмотная и замороченная поверьями. Она была уверена, что лишилась их навсегда, что не будет иметь на них никаких материнских прав. Медленно, очень медленно открывалась истина её сердцу. Она увидела, что дети её, бедные сироты, окружены любовью, лаской, заботой.
Годы спустя Камара Махкамова, которой государство доверяло ответственные посты в республике, помня о своём детстве, много внимания и заботы отдавала детским судьбам. Это так необходимо каждому — яркое, счастливое детство.

3

Мне давно хотелось написать о ней.
— Почему обо мне? — спросила она. — Обыкновенная биография. Как у многих моих ровесниц…
Может быть, поэтому и хотелось написать, что обыкновенная, как у многих. Мы — ровесницы, значит, пели одни песни. Долой, долой буржуев, долой, долой попов. Про синие ночи и пионерские костры. Про молодого бойца, бесстрашно скакавшего навстречу белогвардейцам. Ходили в походы. В холодных, нетопленных клубах играли спектакли, отдавали деньги для МОПРа.
Комсомольский билет Камары Махкамовой хранится у неё — она почётная комсомолка. Хранится вместе с другими реликвиями её юности. Эти реликвии напоминают о субботниках, о работе с пионерами, о том, с каким сочувствием следили мы за мужественной борьбой республиканской Испании, как горячо желали ей помочь.
И наша любовь — это тоже комсомольская юность. Работа — вместе, борьба за коммунизм — вместе. Служение Родине — вместе. И дружба на веки вечные. Такая комсомольская любовь была и у Камары Махкамовой. Её избранник Ибрагим Мухамедов — спокойный, уравновешенный, немногословный, она — горячая и порывистая. Она — маленькая, стройная, он — высокий и плечистый. Они гордились, что создали новую семью, коммунистическую, где муж и жена — равны.
А мама, Артыкбиби? Только немного испугалась вначале, что все не так, как было у неё. Но если они будут счастливы, она согласна, пусть будет по-новому, свадьба без муллы и без Корана. Нет, Артыкбиби не перестала верить в бога, но постаралась приспособить свою веру к новой жизни, во всяком случае не собиралась ставить её преградой на пути детей к счастью.

4

Есть три области, где работать, на мой взгляд, труднее и ответственнее всего: медицина, юриспруденция и социальное обеспечение. Тут нужно много доброты, чуткости, сердечности, нужен большой жизненный опыт.
У Камары Махкамовой всегда кто-то есть в кабинете. Бывают здесь и крик, и слезы, и раздражение. Но всех встречают внимательные глаза, добрый голос. Пришедшего никуда не отсылают, его проблемы не откладываются на неопределённое будущее. Они разбираются сей же час, тут же. Кому путёвку, кому инвалидную коляску. Этого надо срочно показать врачам, тому — сделать специальную обувь. Оформить пенсию, определить в пансионат для престарелых. Проблемы не иссякают, но это ничуть не пугает Камару Махкамову: она здесь для того, чтобы их решать.
Между прочим, Камаре Махкамовне присвоено почётное звание «Отличник здравоохранения СССР». Да, она — не медицинский работник — немало сделала для охраны здоровья людей. «Благодарю за предоставленную возможность лечиться. Избавился от болей. Теперь смогу не просто жить, а работать начну». «Выражаю грубокую благодарность за ваше сердечное участие в моей судьбе. Лечение в санатории вернуло мне работоспособность». Такие письма во множестве приходят в адрес заместителя министра Махкамовой. Когда-то её судьбу взяли в свои руки добрые, справедливые люди, сегодня она стремится внести своё доброе участие в жизнь людей.

5

Нашу беседу в уютной квартире Камары Махкамовны прерывает громкий и длинный звонок, похожий на победный клич индейцев. Хозяйка, смеясь, бросается к двери.
— О-о-о, это наши джигиты, — её голос звучит особенно ласково, как и полагается, когда бабушка видит своих любимых внуков.
Через порог с шумом и стуком переваливаются двое мальчишек.
— Я Серёжа, — говорит один.
— Я — Утик, — представляется другой, постарше.
— Уткур — Утик — гадкий утёнок, — поясняет бабушка.
За ними входит мама, милая молодая женщина. Это Гавхар, старшая дочь. Младшая, Зумрат, живёт с мужем в Одессе. Она — врач, а Гавхар заведует библиотекой крупного проектно-конструкторсквго бюро. Камара Махкамовна довольна дочками.
Трудно было растить — ведь работала всю жизнь. Но вместе все можно осилить. Муж три года, пока она училась в партийной школе в Москве, один управлялся с дочками и работал лектором ЦК Компартии Узбекистана, не обращал внимания на разговоры, что, мол, не тем занимается мужчина, хозяйство ведёт.
— Он — настоящий коммунист, — говорит о муже Камара Махкамовна. — Он настоящий друг. О нем даже польский журнал для женщин писал: как он помогал мне всю жизнь.

6

В комнате, служащей ей кабинетом, беспорядок: выдвинуты ящики, на столе, на тахте и даже на подоконнике разложены фотографии и документы. Личный архив. Вся её жизнь. От узкой махаллинской улочки, где мама Артыкбиби плакала, провожая своих детей в новую жизнь, по сегодняшний день, когда у самой уже растут внуки. Потребовался какой-то один документ, не удержалась, захотелось заглянуть и в другие.
Девятнадцать лет — заведующая методическим кабинетом дошкольного воспитания. Двадцать два года — секретарь одного из райкомов комсомола Ташкента. Двадцать три — заместитель председателя райисполкома. Двадцать пять — заместитель секретаря обкома партии. Двадцать восемь — секретарь Орджоникидзевского райкома партии. А после учёбы в Москве, в Высшей партийной школе — одиннадцать лет заместитель председателя облисполкома.
Вот письмо-призыв ста девушек из Орджоникидзевского района: «Молодёжь, на фермы!». Инициатива этих девушек, вдохновленных Махкамоьой, была подхвачена тогда всей республикой. Первый в республике праздник весны, ставший традицией, тоже связан с её именем, как и много других славных дел.
Шесть лет назад Камара Махкамовна стала заместителем министра социального обеспечения, в тот год, когда вышел закон о пенсиях колхозникам. Тогда в ЦК Компартии Узбекистана сказали ей: «Дело новое, трудное. Помогите нам. Вы знаете сельское население». И она пошла — привыкла с юных лет не отказываться от нового и трудного.

7

Так есть ли у нас проблема отцов и детей?
Есть. То, что нами добыто потом, детям досталось само.
Племянница Кундуз, которая учится в педагогическом и живёт у Камары Махкамовны, смеясь, рассказывает. Бабушка Артыкбиби заинтересовалась атомом. Что это такое и почему раньше про него не было слышно? Бабушка Артыкбиби, едва научившаяся грамоте, верящая в Аллаха.
— Ты объяснила? — строго спросила Камара Махкамовна.
— Да зачем ей, тётя Камара?! — удивилась Кундуз.
Артыкбиби, которая уповала когда-то лишь на бога, ещё до войны вступила в колхоз. Была лучшей звеньевой, потом стала бригадиром хлопководческой бригады. Создала себе и детям счастливую судьбу. Сама строила жизнь. Она сегодня ворчит иногда на свою дочь Камару, на сына Салима, известного журналиста, на младших детей. По её мнению, они недостаточно ценят все, что имеют, не понимают, каким счастьем владеют.
А Камара Махкамовна тревожится, что её молоденькая племянница Кундуз легкомысленна, нет у неё должного уважения к старшим. — не понимает их, вот взяла и отмахнулась от такого важного вопроса бабушки.
— Ты будущий педагог, физик, не имеешь права держать свои знания в сундуке. Поедешь к бабушке в следующее воскресенье — объяснишь.
Кундуз кивнула. Но Камара Махкамовна видит, не поняла, почему бабушке надо объяснять про атом. Не может молодость постичь старость. Конечно, все возместить, все заботы о них, молодых, невозможно, да и не нужно. Но благодарное внимание — как же без него?
Вот некоторые штрихи биографии ровесницы. Это во многом и моя биография, и её задушевной подруги по интернату — народной артистки Сары Ишантураевой. И многих тысяч других, кому уже скоро на отдых, на покой. Как бы ни горели наши сердца, как бы молоды душой мы ни были, возраст — неумолим. Где-то «постреливает», где-то покалывает. Силу набрали уже наши дети. И дети наших детей торопятся вырасти. У них свои биографии, пусть они пишут их, не зная трудностей и бед, что выпали на нашу долю, свободные от предрассудков, досадных заблуждений. Пусть…
Наше поколение станет историей. Поколение, подтвердившее идеалы отцов. Доказавшее: мир созидается трудом, творчеством — духовным и материальным.

г. Ташкент

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Эпоха СССР Из биографии ровесницы