Багира

Среда, 11 22nd

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

Русская тюрьма — особый мир, отделённый от мира внешнего не только стенами, но и своими внутренними правилами, которые называют «понятиями». Оба мира — внешний и тюремный — неизбежно общаются между собой, оказывая влияние один на другой с разной мерой эффективности. Особенно сильно это противостояние было во времена культа личности Сталина.

ГУЛАГ: технология рабства

Журнал: Мир криминала №10, май 2017 года
Рубрика: Обратная сторона СССР
Автор: Николай Сорокин

Фото: ГУЛАГ — заключённыеРусской тюрьмой искони правили воры. Хотя номинально тюрьмой командовало официальное тюремное начальство, но непосредственно в темнице порядок был воровской. Однако власть блатных распространялась только на «уголовное отделение». Политических преступников содержали отдельно от общей массы арестантов. Их было относительно немного, они имели целый ряд привилегий. Ступившие на путь политической борьбы были людьми непугливыми. Даже тюремное начальство рисковало нажить неприятности, задев права «политика», а воры и подавно. В тюрьме политические держались сплоченно, стояли друг за друга горой. Они умели находить управу даже на воров, но делить им было практически нечего, а потому и причин для конфликтов находилось немного.

Лагерные изгои

Ситуация совершенно переменилась после Октябрьской революции, когда значительно изменился контингент арестантов. В разряд политических преступников попало множество народу, которых содержали вместе с уголовниками. Осуждённые по многочисленным пунктам и параграфам печально знаменитой 58-й статьи УК СССР были лишены каких-либо привилегий. Попав в разряд врагов народа, они, в отличие от осуждённых по уголовным, «бытовым» и «хозяйственным» статьям, становились бесправными изгоями.
Лагерная охрана, не имея физической возможности контролировать ситуацию «внутри периметра» зоны, сделала ставку на «социально близких», т.е. не имевших клейма врагов народа и членов их семей. Из среды «социально близких» отбирались члены привилегированной касты «лагерных придурков»: учётчики, нарядчики, хлеборезы, банщики, десятники, бригадиры, кладовщики, завхозы, дневальные бараков, коменданты. Первое время из «социально близких» арестантов стали даже набирать «вохру» — вооружённую охрану лагерей!
Вовлечённые в гигантскую воронку репрессий люди прибывали к месту отбытия наказания уже морально сломленными самим фактом ареста, предъявленным обвинением, жёсткими методами следствия, собственным признанием и полученным сроком. В отличие от сплоченной уголовной «хевры» и «лагерных придурков», люди, попавшие в заключение, как кур во щи, были каждый за себя, и даже если у кого-то из них хватало духу сопротивляться, эти попытки жестоко подавлялись в назидание другим. Поэтому «шедших по 58-й» совершенно безнаказанно грабили, избивали, наряжали на самые тяжёлые и грязные работы, им доставались худшие места в бараке, голодная пайка, рваная обувь и драная роба. Но, как оказалось, и это было ещё не самое худшее, что могло случиться с человеком, попавшим в систему ГУЛАГа.

Реформа афериста

Из среды «лагерных придурков» вышел человек, создавший самую циничную и жестокую, но эффективную систему эксплуатации заключённых. Биография Нафталия Ароновича Френкеля имеет много вариантов, и кем он был действительно, с уверенностью сказать трудно. Достоверно известно, что в 1924 году коллегия ОГПУ приговорила его к смертной казни то ли за мошенничество в особо крупных размерах, то ли за организацию канала контрабанды на юге России.
Смертную казнь Френкелю заменили десятью годами заключения и сослали в СЛОН — Соловецкий лагерь особого назначения. Там он пролез в «придурки» и так проявил себя в качестве организатора-хозяйственника, что по ходатайству лагерного начальства срок ему сократили вдвое, а потом и вовсе освободили. С 1927 года Френкель был принят на службу в ОГПУ в качестве начальника производственного отдела Управления Соловецких лагерей. Здесь он и отшлифовал план повышения эффективности эксплуатации невольников.
Сам побывав в шкуре заключённого, Френкель сумел рассмотреть главное — отсутствие у лагерников стимула к труду. Угроза наказания действовала только до определённой степени. Заключённых было много, к каждому погонщика не приставишь, а симулировать усердную работу (по-лагерному — «косить») зеки учились быстро. Для того чтобы зеки сами стремились вкалывать на износ, Френкель предложил дать им то, ради чего стоило рвать жилы. Главной ценностью в лагерной жизни была еда, а главной мечтой — освобождение. Вот ловкий делец и предложил сделать их валютой, платой за труд.
Лагерная хлебная пайка была священной ценностью — по понятиям, её даже вор не мог взять у лоха. Но согласно концепции, разработанной Френкелем, размер пайки стал варьировался от «штрафной» — 100 г. хлеба в сутки, выдававшейся заключённому в карцере, до 2 кг. в сутки «ударной нормы». Кроме того, вводилось такое понятие, как «премблюдо», то есть премиальная, дополнительная еда. Также предложено было в качестве приманки использовать «зачёты» — при перевыполнении нормы выработки зеку начислялись дни заключения, и таким образом можно было заработать существенное сокращёние срока. Это называлось «выйти по зачётам».
Предложенный руководству ОГПУ план Френкеля был принят, и впервые его опробовали при строительстве Беломорканала. Результаты были ошеломляющие! Каналармейцы, как называли зеков на той стройке, вкалывали так, что их и охранять особо не требовалось: каждый стремился перевыполнить норму, если не за дополнительную еду, так за вожделенные «зачёты». В стороне не остались даже воры! Работать лагерным аристократам было «не положено», едой они были обеспечены от пуза за счёт поборов «на общак», раскуроченных посылок и обложения данью лагерной кухни, хлеборезки и складов. Но возможность выйти «по зачётам», отбыв только малую часть срока, и им была соблазнительна!

Дороги на костях

В системе, созданной Френкелем, главными лицами становились нарядчики, нормировщики, учётчики, фиксировавшие перевыполнение нормы, что приносило «зачёты». Но «лагерные придурки» «ходили под ворами» и могли «нарисовать» им выполнение любой нормы. Лагерная «вохра» на рабочие объекты не совалась, внутри охраняемого периметра жизнь шла по своим понятиям.
Сами воры не работали, за них отдувались «мужики» и «политические», записанные вместе с ворами в одни бригады. Нормы выработки составлялись таким образом, что выполнить их было непросто, а для получения «зачетов» требовалось перевыполнять выработку втрое и более. Объём работ записывался на бригаду, внутри которой уже распределялась выработка. Поэтому воры стали выступать в качестве «смотрящих» — сами они рук не пачкали, а ходили с дубинами между работавшими, охаживая их по спинам, «чтобы не ленились», присваивали выработку приписками себе «на зачёты».
В результате такой работы на износ зеки гибли тысячами, но это мало печалило лагерное начальство. Предлагая свою систему руководству ОГПУ, товарищ Френкель говорил: «От заключённого нам нужно взять всё в первые три месяца — а потом он нам не нужен!». На место умерших, погибших, забитых и заморенных эшелоны привозили тысячи и тысячи новых зеков.
Созданная Френкелем система постепенно совершенствовалась, становясь все более изощрённой. Создатель же её возвысился до генеральских чинов и должности главного строителя железных дорог в системе ГУЛАГа. Сколько людей было загублено под его руководством, в точности сосчитать нельзя. Костями зеков завалена тундра вдоль «мёртвой дороги» от Салехарда на Игарку, БАМ, от Тайшета до Братска, и много, много есть ещё мест в нашей стране, где по сию пору остались следы тех страшных событий.
От практики эксплуатации заключённых, предложенной Френкелем, отказались в 1950-х годах, но не столько из гуманности, сколько из-за невозможности её продолжать. После освобождения из заключения большей части репрессированных почти исчез контингент, пригодный для эксплуатации. Без тех, кого можно было побоями и угрозами понуждать к работе «насмерть», вся система «френкелезации» лишилась смысла и главной движущей силы.

Что заслужил, то и получил?

Нафталий Френкель, будучи человеком умным, вовремя «соскочил», уволившись со службы «по состоянию здоровья» в 1947 году, сохранив генеральскую пенсию и все регалии. Разоблачение культа личности Сталина и аресты чекистов, наиболее «отличившихся» во время репрессий и службы в системе ГУЛАГа, его не коснулись. Отставной генерал Френкель жил в Москве и умер в 1960 году, будучи 77 лет от роду. Похоронен с подобающими почестями на Введенском кладбище столицы.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Эпоха СССР ГУЛАГ: технология рабства