Багира

Четверг, 08 17th

Последнее обновлениеЧт, 17 Авг 2017 5am

В 30-х годах прошлого века началось освоение огромного нефтяного региона в центре России, вскоре получившего название Второе Баку. В частности, в районе города Сызрани первая промышленная нефть была получена в 1936 году на буровой №8, В последующие месяцы по соседству с ней были введены в эксплуатацию ещё несколько скважин большой для того времени мощности.

«Горючка» для Сталинграда

Журнал: Тайны 20-го века №13 — 24, июнь 2017 года
Рубрика: Глобальные проекты
Автор: Валерий Ерофеев

Завод №1001

Фото: добыча нефти в СызраниВ те годы вся добытая в Сызранском районе нефть подавалась по трубопроводам на перевалочную станцию Батраки, откуда железнодорожным и водным транспортом затем отправлялась на крекинг-процесс, в основном на предприятия Северного Кавказа и Закавказья. Но объёмы добычи чёрного золота на берегах Волги росли в буквальном смысле не по дням, а по часам. Только накануне нового, 1940, года сызранские буровики сдали в эксплуатацию 25 новых скважин. Стало очевидно, что перевозка сырья для переработки из этого края за тысячи километров — дело крайне нерентабельное. В связи с этим правительство страны приняло решение о строительстве завода по перегонке нефти непосредственно в Сызрани.
В том же 1940 году Наркомнефтью СССР был утверждён технический проект такого предприятия. Согласно рекомендациям, технологические циклы Сызранского нефтеперерабатывающего завода (СНПЗ) создавались специально для глубокой переработки сырья с высоким содержанием серы, что весьма характерно для поволжской нефти.
Новое предприятие получило ведомственный почтовый шифр «завод №1001». Согласно существовавшей в те годы практике, к нефтеразработкам и строительству Сызранского НПЗ сразу же подключилась система всемогущего ГУМГа НКВД СССР. При заводе №1001 был организован отдельный лагерный пункт №7 (ОЛП-7), вскоре вошедший в структуру Управления особого строительства (УОС) НКВД СССР. Сдачу нового объекта в промышленную эксплуатацию тогда наметили на 1943 год.
К возведению нулевого цикла предприятия приступили за восемь месяцев до начала Великой Отечественной войны. Директором строящегося завода был назначен молодой, но перспективный инженер Константин Леонов. К июню 1941 года на площадке заложили фундамент под головную установку, здесь шёл монтаж подъездных путей, а несколько административных зданий строители уже вывели под крышу. Заключённые в основном были заняты на перекладке нефтепровода, который ранее начинался с месторождений на левом берегу речки Крымзы и уходил к станции Батраки. Теперь новые трубы от скважин устремились непосредственно к возводимому предприятию.
Но вот началась война, и на стройплощадку завода №1001 стало поступать оборудование с заводов, эвакуированных из западной части страны, — в частности, с Херсонского и Одесского НПЗ. Одновременно в Сызрань с этих же предприятий приехало немало грамотных специалистов по нефтепереработке. Однако рабочих рук на стройке всё равно остро не хватало, поскольку в стране полным ходом шла мобилизация населения в ряды Красной армии. Только в первые два месяца войны со строительства Сызранского НПЗ на фронт было отправлено около 1800 человек.
В такой напряжённой обстановке пришлось существенно увеличить численность контингента ОЛП-7. В заводском лагерном пункте в это время работало до трёх тысяч заключённых, лишь в конце 1942 года их количество сократили до 1200 человек. По сохранившимся архивным данным, в зиму 1941-1942 годов на этой стройке была наибольшая смертность из всех лагерей, входящих в структуру УОС. Сейчас удалось установить, что сотни безымянных зеков захоронили в общей могиле на территории между СНПЗ и нынешней ТЭЦ, причём это кладбище по сей день никак не обозначено.

Для волжской цитадели

Весной 1942 года вышло решение ГКО СССР, которое предписывало увеличить темпы строительства Сызранского НПЗ, что объяснялось резким ухудшением положения на фронтах на юге страны. Когда над Северным Кавказом нависла угроза фашистской оккупации, началась срочная эвакуация оборудования с нефтеперерабатывающего завода, расположенного в Туапсе. До войны здесь действовала установка по первичной переработке нефти — двенадцатикубовая батарея.

Знаете ли вы что…

При нефтепереработке периодически выделяются побочные продукты в виде горючих газов. Чтобы они не засоряли атмосферу, их сжигают. Поэтому на любом нефтеперерабатывающем предприятии обычно постоянно горит факел.

Но для удобства транспортировки этот громадный агрегат пришлось разделить на две части, по шесть кубометров каждая. Одну из них затем успешно вывезли в Сызрань, а другая оказалась в Бугуруслане, где тоже планировали построить нефтеперерабатывающий завод. Однако этому проекту так и не суждено было сбыться.
В начале лета 1942 года на заводе №1001 полным ходом шёл монтаж шестикубовой батареи, вывезенной из Туапсе, которая уже через несколько месяцев стала основой для первой очереди производственного цикла для всего предприятия. Что же касается оборудования, застрявшего в Бугуруслане, то его после долгих мытарств всё же частично удалось отправить в Сызрань.
Первая пробная продукция завода №1001 (несколько цистерн с танковым дизельным топливом и с авиационным бензином) 22 июля 1942 года была отгружена на Сталинградский фронт водным путём, поскольку строительство железнодорожной линии вдоль правого берега Волги (знаменитая Волжская рокада) к тому моменту ещё не было завершено. Согласно решению ГКО СССР, сквозное движение по этой стальной магистрали на всем её протяжении (от станции Свияжск напротив Казани до станции Иловля, что в 80 километрах от Сталинграда) предписывалось открыть не позднее 1 ноября 1942 года. К этой же дате привязали и окончательную сдачу в эксплуатацию первой очереди Сызранского нефтеперерабатывающего завода.
Несмотря на невероятно жёсткие даже для военного времени темпы строительства этого важнейшего предприятия, заводчанам удалось почти невозможное. Опередив правительственный график более чем на две недели, они уже 16 октября 1942 года рапортовали о запуске непрерывного цикла производства танкового и авиационного горючего на Сызранском НПЗ.
В тот день в Сталинград по Волге отправили две баржи, под завязку загруженные соляркой. Через несколько дней в том же направлении, но уже по линии Волжской рокады, пошли также и железнодорожные цистерны с продукцией предприятия. К началу следующего месяца дизельным топливом, произведённым в Сызрани, ежесуточно смогли заправляться две тысячи советских танков — тех самых, которые ранним утром 19 ноября 1942 года, прорвав немецко-фашистскую оборону сразу во многих местах, начали своё историческое наступление к северу от Сталинграда.
Вторая установка по перегонке нефти на этом предприятии заработала в 1943 году. Тогда по сравнению с довоенным уровнем добыча нефти в Сызранском районе выросла в четыре раза, а выпуск готовых нефтепродуктов завод №1001 благодаря новой установке за год увеличил в 3,5 раза. За сверхплановую выработку бензина для нужд фронта завод в 1943 году первый раз был награждён Красным знаменем ГКО, а вот областное переходящее Красное знамя предприятию впоследствии было оставлено на вечное хранение.

Контрасты 1950-х

Однако это было время не только трудовых подвигов, но и трагедий. Зимой 1944 года на заводе №1001 во время проведения текущего ремонта произошёл несчастный случай с человеческими жертвами. В тот вечер бригада заключённых из 15 человек ужинала в насосной, а рядом с ними в это же время проводилась опрессовка бензиновых конденсаторов сжатым воздухом. Под его воздействием из системы неожиданно пошёл токсичный газ с высоким содержанием сероводорода, который в считанные минуты заполнил насосную, и все ремонтники потеряли сознание.
Многих из них удалось спасти только потому, что им на помощь пришли другие рабочие, находившиеся в тот момент на улице. Они выбили все двери и окна в помещении, вытащили пострадавших на свежий воздух. Тем не менее из числа надышавшихся газом умерли шесть человек. Началось расследование, по итогам которого нескольких руководящих работников завода, в том числе начальника установки Чернова, отдали под суд, по приговору которого все они получили различные сроки исправительно-трудовых работ.
Сразу же после окончания войны началось планомерное расширение предприятия. Теперь заключённые ОЛП-7, к тому моменту уже вышедшего из системы Особстроя, оказались заняты на строительстве нефтепровода Покровка-Сызрань, которое завершилось уже после смерти Сталина, в 1955 году. К этому моменту ведомственная система лагерей в СССР уже была расформирована, а значительная часть политзеков реабилитирована. Так что прокладку трассы завершали уже вольнонаемные строители, среди которых, впрочем, оказалось немало бывших заключённых.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Эпоха СССР «Горючка» для Сталинграда