Багира

Понедельник, 12 18th

Последнее обновлениеВс, 17 Дек 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

В Копки мы добрались только к обеду. Больница стоит на краю села. Двухэтажное кирпичное здание смотрится чужаком среди низких бревенчатых изб.

Дни и ночи доктора Шиляева

Журнал: Журнал Родина №7, июль 1998 года
Автор: Елена Скворцова

В ординаторской, где мы ждём главврача, душно и влажно. Входит Олег Фёдорович. Под распахнутым халатом — костюм-тройка. Несколько приветственных фраз — и совершенно неожиданное признание:
— Знаете, я бы давно уехал, но здесь — моя родина…
Доктор не хотел «произвести впечатление». И костюм-тройка был надет не для нас. Шиляев так ходит всегда.
Земский врач. Помните, у Вересаева: «Ты, брат, не знаешь, что такое земская служба». Со всеми нужно ладить, от всякого зависишь. Больные приходят, когда хотят, и днём, и ночью, как откажешь… Участок у меня в 50 вёрст, два фельдшерских пункта в разных концах, каждый я обязан посетить по два раза в месяц. Спишь и ешь черт знает как. И это изо дня в день, без праздников, без перерыву. Дома сынишка лежит в скарлатине, а ты поезжай… Крайне тяжёлая служба!».
Эти строчки написаны 100 лет назад. И что же, многое изменилось за это время? Сегодняшний сельский врач, например, Олег Фёдорович Шиляев, мог бы подписаться под каждым из этих слов. Правда, размеры участков за это время несколько раз менялись — укрупнения, разукрупнения (это не способствовало улучшению здравоохранения, но новомодные идеи создавали иллюзию работы чиновничьего аппарата). В устоявшемся наконец варианте участок современного врача всё-таки покрупнее, чем у коллеги сто лет назад. Сельский врач сегодня должен обслуживать не менее двух тысяч человек. Фельдшерских пунктов на участках теперь обычно бывает три. Ну, и, конечно, у доктора, как у лица, охраняемого профсоюзом, имеется право — на отпуск. Если, конечно, есть замена…
В Удмуртии работает 41 участковая сельская больница. И редко какой штат укомплектован полностью. Не держатся на селе специалисты. Больница в Копках — одна из лучших в автономной республике, но и в ней два врача занимают три ставки, а положено пять специалистов…
Почти вся семья в сборе, но Татьяна сегодня задержалась в больнице, поэтому на кухне хозяйничает Олег.
К Шиляевым идут все — стар и млад, больные и здоровые, просто на профилактику.
Только что закончилась одна операции. Несколько минут отдыха, и Олегу нужно быть готовым к следующей.
Олег колол лёд на крыше больницы. Пальцы уже давно онемели, глухо ныла поясница. Работали втроём. Ещё — фельдшер и завхоз. Ждать помощи неоткуда, и дело не бросишь, иначе потолки, и без того чёрные, набухшие влагай, «заплачут» и больных придётся переводить, но куда?…
Олег Фёдорович отложил лом и с сожалением поглядел на свои руки. Хорошо ещё, что сегодня нет операции.
«…может ли средний врач, — не подвижник, а обыкновенный работник, — прожить в деревне врачебным трудом…», — задаётся вопросом Вересаев. И отвечает отрицательно. Причины, по мнению писателя, — бедность и бескультурье деревни. Но и сейчас обычному доктору, не подвижнику, прижиться на селе не удаётся. К примеру, краткая история все той же Копкинской больницы доказывает это. Подолгу здесь никто не задерживался.
Одиннадцать лет назад приехали сюда Шиляевы. Он — хирург, назначенный главврачом. Жена Татьяна — гинеколог. Немного времени прошло — поняли: селу нужны совсем другие специальности — терапевт и педиатр. Пришлось срочно овладевать смежными специальностями.
Но почему всё-таки трудно удержать врача на сельской земле? Может, потому, что изначально делается ставка на его энтузиазм? И этим местные власти как бы снимают с себя ответственность за его быт, за обустройство больнички? Не меньше полсотни раз Шиляев побывал в Ижевске только по вопросам строительства нового здания (которое уже спустя несколько месяцев после сдачи потребовало капитального ремонта), а ещё нужно и к архитекторам, и выбить мебель и оборудование… Даже за мылом и лампочками приходится ехать в Ижевск.

…Тот день был совершенно сумасшедшим. Как нарочно, хозяйственные дела обрушились на них настоящим шквалом. Потом — осмотр больных, которые лежат в стационаре, приём, две сложные операции. Домой они с женой шли, шатаясь от усталости. На описание операций сил уже не было, и решили это сделать утром. А вечером приехала комиссия из Москвы. Проверяющие категорично заявили, что в таком помещении больных держать нельзя, тем более оперировать. Одна чиновная дама увидела незаполненные истории болезней и взорвалась: «Тут ничего не записано! Наверное, ваши больные уже умерли!». Шиляевы попытались всё объяснить, а в ответ услышали: «Хирургией можете заниматься в личное время».
Эх, знала бы она…

Однажды Татьяне пришлось оперировать со сломанной ногой:
— Перед глазами плывут круги, нога в гипсе. Меня поставили, к стенке приперли, и я оперировала. А куда денешься? Больше некому.
Копкинская участковая больница обслуживает 18 деревень. Самая близкая — 5 километров. Дорог почти нет. Застрять зимой в сугробах — обычное дело. Весной и осенью и вовсе хоть караул кричи. Олегу ночью не раз приходилось перебираться через разлившуюся речку, чтобы помочь пострадавшим от наводнения. На вызовы в отдалённые деревни частенько добирается на мотоцикле… Односельчане влюблены в Ширяевых, других врачей не надо. При нас женщина отказалась ехать в районную больницу, где ей предстояла операция под общим наркозом:
— Пусть под местным, пусть больно, пусть. Но здесь. И только вы.
Шиляевы не воспринимают свою жизнь в Копках как вынужденный подвиг, за который следует ждать награду. Обычная работа сельского врача; они всегда готовы оказать помощь нуждающемуся. В селе немало старушек, благодарных Олегу за то, что не забывает зайти, узнать, как дела, проверить давление, сделать укол. А Татьяна знает всех малышей в округе — чем болели, какой аппетит, какая атмосфера в семье…
Не удержались, спрашиваем:
— Олег Фёдорович, что же это такое — сельский врач?
— Мастер на все руки. Но прежде всего — человек и гражданин.
Олег родился неподалёку от Коп-ков, в деревне Бибаны. Сейчас это — брошенная деревня. Живёт здесь восьмидесятилетняя старуха, одна, на несколько километров вокруг — ни людей, ни жилья. Шиляев навещает старушку регулярно. Вдруг ей что-нибудь нужно? На этот раз мы отправляемся вместе. Она рада нежданным гостям. Ей хочется поговорить… Вдруг скороговоркой выпаливает:
— Вроде уезжать собираетесь? В Селты? Как услышала, сердце у меня упало. Ой, как хорошо, что вы остались.
Олег Фёдорович успокоил старуху: байки! Потом с шофёром наколол дров, натаскал воды. Когда-то к ней ещё кто-нибудь заглянет?
Олег называет себя земским врачом. Сколько их, бескорыстных талантов, трудится по сёлам и весям? Поклонимся благодарно таким людям.
Олег и Татьяна Шиляевы пользуются неизменным уважением не только среди пациентов, но и среди сотрудников больницы.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Эпоха СССР Дни и ночи доктора Шиляева