Багира

Пятница, 11 24th

Последнее обновлениеСр, 08 Нояб 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

История смещения Хрущёва часто подаётся как история политического предательства. Роль главного предателя при этом отводится Брежневу. Реальный конфликт, как водится, выглядел намного сложнее.

Брежнев против Хрущёва

Журнал: Тайны СССР №4/С (спецвыпуск), июнь 2017 года
Рубрика: Кремлёвские тайны
Автор: Дмитрий Митюрин

Фото: Хрущёв и БрежневПри 12-летней разнице в возрасте (родились, соответственно, в 1894-м и 1906-м годах) Никита Хрущёв и Леонид Брежнев были во многом похожи.
И тот и другой имели пролетарское происхождение, появившись на свет в регионе, где Россия плавно сливается с Украиной.

Мыкыта с гопаком и Леня с тарелочками

Хрущёв родился в селе Калиновка Курской губернии, а в возрасте 14 лет переехал с семьёй в окрестности Юзовки (современный Донецк), где работал шахтёром. После кончины в 1920 году первой супруги женился на украинке Нине Кухарчук родом с Холмщины (современная Польша). Обожал украинские песни и танцы.
Семья Брежневых жила в селе Каменском под Екатеринославом (современный Днепр), но корни семьи — из-под Курска, где проживал дед будущего генсека. Более того, ещё в середине XVII века в окрестностях Курска имел поместье «сын боярский Степан Михайлов сын Брежнев». Повезло Леониду Ильичу, что дети «сына боярского» в дворянстве не закрепились. Иначе не приняли бы его в коммунисты, а значит, и не быть бы ему генсеком.
Образование у обоих лидеров было, прямо скажем, так себе. Хрущёв всего одну зиму бегал в сельскую школу, карьеру делал на митингах и только после Гражданской войны был направлен на рабфак Юзовского техникума. В московскую промакадемию его не хотели принимать из-за безграмотности, но в дело вмешался Лазарь Каганович. Именно этот сподвижник Сталина и продвигал Хрущёва. Другие сподвижники всерьёз его поначалу не воспринимали и без особой зависти наблюдали, как он карабкается по служебной лестнице. Да и чему было завидовать, если, приняв на грудь, Сталин заставлял Мыкыту танцевать гопак, да и вообще относился к нему как к шуту гороховому?
Убеждённость, что Хрущёв не тянет на самостоятельного лидера, стоила Маленкову, Кагановичу, Молотову карьеры, а Берии — так и самой жизни. Причём, как видно на примере Кагановича, благодарность не входила в список достоинств Никиты Сергеевича.
При этом, достигнув вершины Олимпа, книг он практически не читал, а с газетами знакомился по составленным помощниками выжимками. Дмитрий Шепилов вспоминал, что лишь один раз видел документ с личной резолюцией Хрущёва; написано на нём было «азнакомица».
У Брежнева с образованием было получше: он окончил мелиоративный техникум и вечернее отделение металлургического института.
Большую карьеру начал в 1938 году с того, что, будучи заместителем председателя исполкома Днепродзержинского горсовета, приглянулся тогдашнему главе украинской компартии Никите Хрущёву.
После войны, опять же с подачи Хрущёва, Леонида Ильича выдвинули первым секретарём Запорожского, а в ноябре 1947-го — Днепропетровского обкома. К слову, именно в 1947 году Брежнев получил новый паспорт, где в графе «национальность» у него было записано «украинец». «Русским» он стал писать себя позже.
Следующие ступени — первый секретарь ЦК компартии Молдавии, замначальника главного политуправления армии и флота, первый секретарь ЦК компартии Казахстана — также были пройдены благодаря Хрущёву.
При этом за самостоятельного политика Никита Сергеевич своего протеже не считал и как-то сказал в узком кругу: «Лёня лучше всех по тарелочкам умеет стрелять, но ни на что другое он не годен».
Хрущёв позабыл, как его самого недооценивали политические конкуренты и как они за это поплатились.

Волюнтаризм вместо культа

Если повседневное управление страной осуществлялось малочисленным партийным президиумом (Политбюро), то вопросы стратегические выносились на пленум Центрального комитета, основную массу которого составляли республиканские, краевые и областные секретари партийных комитетов. Хрущёв привлёк их на свою сторону тем, что, развенчав культ личности, избавил от угрозы тюрьмы и расстрела.
Однако на смену культу личности пришёл волюнтаризм — свойственная Хрущёву манера без обсуждения проталкивать решения, которые ему лично казались правильными, но в большинстве случаев таковыми не оказывались.
Когда в 1957 году старая сталинская гвардия попыталась снять Хрущёва с должности первого секретаря ЦК, у неё ничего не вышло. На пленуме ЦК партийная масса горой встала за Никиту Сергеевича. Солировали министр обороны Георгий Жуков, руководитель Ленинградского обкома Фрол Козлов, секретарь ЦК и будущий министр культуры Екатерина Фурцева. Не затерялся в этом хоре и голос Брежнева, который приехал на пленум вопреки запрету врачей прямо из больницы, где он лежал с инфарктом миокарда.
Старая гвардия оказалась сломлена, и никто особенно не задумывался, почему к сталинистам типа Кагановича примкнул вполне прогрессивный Шепилов, углядевший в деятельности Хрущёва самодурские замашки.
Преданность Брежнева первый секретарь оценил и в 1960 году, сделав его Председателем Президиума Верховного Совета СССР. Партноменклатура между тем стонала от реформы управления. Сначала были упразднены несколько общесоюзных и республиканских министерств, а их функции перешли к новым экономическим структурам — совнархозам. Таким образом, появилась ещё одна вертикаль власти, помимо партийной и советской. Затем райкомы и обкомы были разделены на промышленные и сельские. В системе управления начался полный хаос.
Народ тоже разочаровывался в «дорогом Никите Сергеевиче», главным образом из-за дефицита продуктов, роста цен и повышения норм выработки на предприятиях. Апофеозом недовольства стали волнения в Новочеркасске в 1962 году, когда войскам пришлось открывать огонь по гражданам.
В деревнях у колхозников отбирали приусадебные участки и мелкую живность вплоть до гусей-уток. Верующих возмущали возобновившиеся гонения на церковь. Военных — резкое, на 1 миллион 200 тысяч человек, сокращение армии. Интеллигенция ворчала из-за нападок Хрущёва на авторов непонятных лично ему произведений. Плюс раздражавшая всех кукурузная кампания и резкие виражи во внешней политике, один из которых едва не привёл к ядерной войне с Соединёнными Штатами.
Недовольство пролетариев, колхозников и интеллигентов тоже подталкивало номенклатуру к смещению Хрущёва во избежание социального взрыва.

«Нас всех перестреляют…»

Долгое время Хрущёв видел своим преемником Фрола Козлова, но тот начал демонстрировать политические амбиции и получил выволочку от «первого», после которой его парализовало.
В качестве второго секретаря ЦК он фактически руководил всей жизнью партии, а значит, и государства в отсутствие Никиты Сергеевича. Его обязанности Хрущёв решил поделить между Брежневым и переведённым из Киева Николаем Подгорным.
Нагрузка у Брежнева выросла, что было ему в тягость, но ещё больше Леонида Ильича задело смещение с почётного и необременительного поста Председателя Президиума Верховного Совета, на котором он был заменён Анастасом Микояном.
С соответствующим предложением Хрущёв выступил 11 июля 1964 года на пленуме ЦК. Спорить никто не рискнул, но «первого» явно задели сочувственные аплодисменты, которыми проводили Брежнева. Объяснялась кадровая перестановка как-то очень странно: «Чтобы было более демократично — надо устранить препятствия: освободить одного и выдвинуть другого». В общем, волюнтаризм в чистом виде.
Хрущёв при общении с подчинёнными в выражениях не стеснялся. В записях Брежнева зафиксирована формулировка, которой Никита Сергеевич характеризовал работу секретариата ЦК: «Вы как кобели писаете на тумбу».
При этом, обидев Леонида Ильича, Хрущёв приблизил его, фактически назначив своим местоблюстителем. И спокойный, не склонный рубить с плеча Брежнев все больше покорял сердца номенклатуры.
Постепенно оформилось то, что историки называют заговором. «Нити вели в Завидово, где Брежнев обычно охотился, — вспоминает тогдашний председатель Совета Министров РСФСР Геннадий Воронов. — Сам Брежнев в списке членов ЦК ставил против каждой фамилии «плюсы» (кто готов поддержать его в борьбе против Хрущёва) и «минусы». Каждого индивидуально обрабатывали».
Происходившее, строго говоря, не было заговором. Хрущёва собирались снимать абсолютно легально, сначала пропесочив на заседании президиума ЦК, а уже затем вынеся вопрос о его отставке на пленум.
Однако подготовительную работу держали в тайне, поскольку, получив тревожную информацию, Хрущёв мог задействовать все имевшееся у него рычаги власти.
Брежнев хорошо это понимал. Когда он узнал, что Хрущёву известно о планах заговорщиков, то изрядно перетрусил. Тогдашний руководитель Московского горкома Николай Егорычев вспоминал: «Взял меня за руку и увёл куда-то в дальнюю комнату. «Коля, Хрущёву всё известно. Нас всех расстреляют». Совсем расквасился, знаете, слёзы текут… Я говорю: «Вы что? Что мы против партии делаем? Всё в пределах устава. Да и времена сейчас другие, не сталинские». — «Ты плохо знаешь Хрущёва. Ты плохо его знаешь…»

Без единого трупа

Информация о заговоре дошла до Никиты Сергеевича через Василия Галюкова — бывшего начальника охраны Николая Игнатова, одного из активных участников событий. 3 октября 1964 года Микоян доставил Хрущёву в Пицунду запись откровений Галюкова. Первый секретарь слегка встревожился, но запланированный отдых отменять не стал.
Он копил недовольство, а через неделю позвонил Дмитрию Полянскому и заявил, что вернётся в Москву дня через три-четыре показать всем «кузькину мать».
Полянский позвонил Брежневу и Подгорному, находившимся, соответственно, в Берлине и Кишинёве. Те срочно вернулись, чтобы форсировать события. Интересно, что жены Брежнева и Хрущёва в эти же дни вместе отдыхали в Карловых Варах.
12 октября партийная верхушка — члены президиума и секретариата — убедили Брежнева позвонить «первому» и вызывать его из отпуска на срочное заседание, якобы обсудить вопросы сельского хозяйства.
Кстати, частично это было правдой. Участники оформили своё собрание как полноценное заседание президиума ЦК, внеся в протокол два решения: срочно вернуть с отдыха Хрущёва и отозвать разосланную ранее по регионам хрущевскую записку о руководстве сельским хозяйством.
13 октября Хрущёв прибыл в Москву. Он уже не мог переломить ход событий. Вчерашние друзья и соратники до позднего вечера перечисляли его прегрешения.
Утром следующего дня с обобщающей речью на президиуме выступил Полянский. Он же должен был выступить с докладом на пленуме ЦК. Но решили обойтись без доклада, поскольку Хрущёв выразил готовность добровольно подать в отставку: «Радуюсь — наконец партия выросла и может контролировать любого человека. Собрались и мажете говном, а я не могу возразить». Возможно, Хрущёву пригрозили обнародовать документы, говорящие о его активном участии в репрессиях во время правления Сталина.
Так или иначе, пленуму просто зачитали предложение сместить Никиту Сергеевича, и никто с этим не спорил. Для публикации предназначался только один пункт постановления, в котором указывалось, что он освобождается от занимаемых постов «в связи с преклонным возрастом и ухудшением состояния здоровья».
Сразу по окончании пленума Брежнев, ставший первым секретарём ЦК, прошёл в свой кабинет и лично обзвонил руководителей братских компартий, чтобы проинформировать о случившемся.
Легальный переворот обошёлся без единого трупа. Хрущёв в связи с этим сказал: «Если бы я сделал только одно в своей жизни — создал ситуацию, в которой можно снять первое лицо государства без крови, я бы считал, что прожил жизнь не зря».
А Брежнев, суммировав все пожелания бывшего шефа, лично набросал список положенных Хрущёву привилегий: «1. Пенсия 500 руб. 2. Кремлёвская столовая. 3. Поликлиника 4-го Гл. упр. 4. Дача на Петрово-Дальней (Истра). 5. Квартиру в городе подобрать, 6. Машину легковую».
Политической карьере Никиты Сергеевича пришёл конец. Начиналась другая эпоха.

Любители наград

И, Никита Хрущёв, и Леонид Брежнев любили награждать себя. Правда, вкусы их немного разнились. Хрущёв за годы правления трижды удостаивался звания Героя Социалистического Труда (1954, 1957, 1961 годы) и один раз — Героя Советского Союза (1964 год). Брежнев становился Героем Социалистического Труда всего один раз, причём до прихода к власти — в 1961 году, зато Героем Советского Союза — четыре раза (1966, 1976, 1978, 1981 годы).

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Эпоха СССР Брежнев против Хрущёва