Багира

Вторник, 12 19th

Последнее обновлениеВс, 17 Дек 2017 2pm

Тайны истории на Дзене — Дзен-канал «Тайны истории»
Тайны истории в Telegam — Телеграмм-канал «Тайны истории»

С 1920-х годов у молодого советского государства начали возникать вялотекущие конфликты с императорской Японией. Фактически одержав победу в войне 1904-1905 годов, Страна восходящего солнца не церемонилась и с СССР. Она вовсю хозяйничала в восточных, в том числе и в наших внутренних, морях, ведя там незаконный рыбный промысел. К концу 1930-х годов, после Хасана и Халхин-Гола, обстановка накалилась до предела. И чтобы обезопасить восточные границы нашей страны, была проведена необычная спецоперация, которая по большому счёту остаётся засекреченной до сих пор…

«Белые» в тылу Японии

Журнал: Все загадки мира №20, 18 сентября 2017 года
Рубрика: Военная тайна
Автор: Виталий Карюков

И чтоб никто не догадался

Фото: РККА в КитаеВ конце лета 1940 года из Белоруссии в Китай был заброшен целый полк специального назначения: на тот случай, если бы японцы всё-таки решились на агрессию в отношении СССР, с юга, из Поднебесной, им в тыл и во фланг ударили бы наши войска. Однако Япония всегда славилась своей разведкой, которая вмиг вычислила бы, что на китайской территории дислоцируется советское подразделение. А это была серьёзная боевая единица: в состав отдельного полка входили кавалерия, артиллерия и даже авиация. Чтобы дезавуировать принадлежность отряда, был придуман целый комплекс мер по конспирации. На самолётах, в частности, отсутствовали опознавательные знаки и красные звёзды.
Сначала полк прибыл в Восточный Казахстан. Чтобы не привлекать к воинскому составу внимания, его пустили по железной дороге не как литерный, а как обычный товарняк. Поэтому до места солдаты добирались почти месяц. И только после этого их переправили в китайскую провинцию Синьцзян.
Зато перед самой отправкой в Китай случилось то, чего никто из личного состава полка даже в самых смелых фантазиях не мог предположить. То, что всем выдали новенькое, с иголочки обмундирование, в том числе ещё скрипящие, канолевые сапоги, — это ещё куда ни шло. Но форма была не красноармейской, а… белогвардейской: вместо петличек погоны на плечах и кокарды на фуражках. Соответственно, и обращались красноармейцы к своим командирам так, как это было принято в дореволюционной армии. К унтер-офицерам, младшему командному составу: «Ваше благородие». А к офицерскому: «Ваше высокоблагородие». Уставное «товарищ лейтенант (старшина и т.д.)» не просто не приветствовалось: за подобную «забывчивость» боец мог получить серьёзное взыскание.
В целях конспирации не раскрывалось даже имя «царского генерала», командовавшего полком. Солдаты так и называли его: «Господин генерал», а офицерам в отсутствие подчинённых разрешалось обращаться к командиру — полковнику РККА — по имени-отчеству: «Иван Иванович».

Главное — бдительность

Только раз в неделю — во время часовых занятий по политической части — красноармейцам разрешались привычные выражения или обращения «товарищ» в отношении, например, политрука или командира. Правда, в этот час некоторые привыкшие к «господам» солдаты иногда забывались и обращались к офицерам: «Ваше высокоблагородие». Тем приходилось напоминать, кем они являются в действительности — солдатами Красной армии. Им также разъясняли, что полк по сути находится в тылу у японской Квантунской армии и главное для красноармейцев в такой обстановке — соблюдать строжайшую дисциплину, сохранять бдительность и не поддаваться на провокации местного населения. Впрочем, коренные жители провинции, преимущественно мусульмане, ещё хорошо помнили, как белогвардейцы выступали на стороне законной китайской власти и участвовали в подавлении восстаний исламистов, вспыхивавших в Синьцзяне в 1920-1930-х годах. Поэтому они не то что не пытались провоцировать вооружённых белоэмигрантов, а вели себя по отношению к ним подчёркнуто вежливо и предупредительно. Даже делились с гостями фуражом (небезвозмездно, конечно), если его не успевали завезти с советской территории.
В полку царила строжайшая дисциплина. Даже за пропажу, например, сапёрной лопатки могли примерно наказать, что и произошло с одним из бойцов, которого за утерю шанцевого инструмента упекли на несколько дней на гауптвахту.
Целых 3 года полк простоял в Китае, не задействованный в боевых действиях, Но солдаты постоянно совершенствовали свою боевую выучку, участвуя в манёврах, а офицеры ещё принимали участие в штабных учениях. Все это очень пригодилось им в 1943 году, когда полк наконец был передислоцирован в СССР, а уже оттуда на Западный фронт. Угроза нападения японцев отпала, и бывшие «белогвардейцы» отправились громить фашистов…

Белая гвардия

Золотопогонники в форме царской армии вряд ли привлекли бы внимание чьей-либо разведки. Таких белоэмигрантов в 1930-х годах и в Харбине, и в Шанхае, и в других городах и провинциях Китая было предостаточно. Только в Синьцзяне проживало тогда порядка 50 тысяч русских. Они бежали сюда от революции из Российской империи как через её окраины — Казахстан, Киргизию, Таджикистан, — так и через Монголию и даже Афганистан.

В/Ч 4279

Уже на месте, в Китае, полк, прибывший из Белоруссии, сразу же получил новый секретный номер: в/ч 4279. Это говорит о том, что их общевойсковая часть, скорее всего, была передана в подчинение или Разведывательному управлению Генштаба РККА, или в ведомство НКВД.

Красноармеец Зонтов

В августе 2017 года Ивану Степановичу Зонтову исполнилось 100 лет. Но он до сих пор вспоминает свою службу в Китае. В феврале 1940 года он вступил в Красную армию, но уже в августе его полк безо всяких объяснений перебросили из Белоруссии в Китай. Основной причиной передислокации стали участившиеся на Дальнем Востоке пограничные инциденты между частями РККА и японской военщиной. Правда, об этом красноармеец Зонтов узнал, лишь когда оказался в Поднебесной, где ему выдали белогвардейскую форму и объяснили суть происходящего. В Китае Зонтов провёл 3 года. И только в 1944 году, после училища и офицерских курсов, младший лейтенант-артиллерист Иван Зонтов попал на фронт в качестве командира взвода управления. Прошёл Польшу и Германию, получив медаль «За взятие Кёнигсберга».

Письма с фронта

Солдат, оторванных от родины, сильно угнетало отсутствие связи с родными и близкими: только спустя год после передислокации им разрешили писать письма. Но и после этого переписка была строго регламентирована. Нельзя было даже намекать на то, где служишь и чем занимаешься. Кроме того, все без исключения послания в СССР подвергались тотальной перлюстрации — проверке военными цензорами. Но всё равно находились бойцы, которые не понимали всей серьёзности сложившейся обстановки и, несмотря на предупреждения, умудрялись-таки разглашать мелкие секреты, а то и вовсе откровенничать с родными. Но такие невоздержанные и болтливые просто исчезали… Случалось, из неосторожных писем военные цензоры узнавали, что их автор совсем не тот, за кого себя выдаёт. И в роду у него были настоящие белогвардейцы, воевавшие против Красной армии во время Гражданской войны. Таких «оборотней» отправляли в Советский Союз для выяснения обстоятельств.

Канал сайта

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Эпоха СССР «Белые» в тылу Японии